Общество / Терроризм

Теракт в Петербурге: город ждет большая чистка

Радикальным исламистам очень легко затеряться среди «своих» в Северной столице

  
21522
Станция метро "Технологический институт" в Санкт-Петербурге открылась для пассажиров
Станция метро «Технологический институт» в Санкт-Петербурге открылась для пассажиров (Фото: Александр Демьянчук/ТАСС)

Число жертв теракта в питерском метро увеличилось. К тем десяти несчастным, которые погибли в понедельник на месте и в первые часы после взрыва в вагоне поезда на перегоне от станции «Сенная» до станции «Технологический институт» добавились ещё четверо. Выросла численность и тех, кто получил травмы средней тяжести — до 45 человек. Таким образом, общее число пострадавших достигло 59.

В первые часы после ЧП город сплотился. Люди помогали друг другу — дозвониться близким, добраться домой в условиях транспортного коллапса. А также — восстановить — до мельчайших деталей! — страшное происшествие. И то, что предшествовало ему.

Ближе к ночи пришло сообщение об опознании троих погибших при взрыве, в том числе предполагаемого смертника. Хотя первоначально говорили о том, что его самого в вагоне в тот момент не было, он заходил лишь затем, чтобы оставить в вагоне портфель с адской начинкой.

К утру вторника спецслужбы сообщили, что в круг вероятных подозреваемых попал уроженец Киргизии Акбаржон Джалилов. В метро его зафиксировали камеры наблюдения. Быстро выяснилось, что в Петербурге он живет больше шести лет, сменил за это время несколько паспортов, имеет также заграничный. На него разослали ориентировки. В розыск объявлен и его автомобиль марки Daewoo Nexia. Известно также, что обитал он в основном на Севере Петербурга, в районе Комендантского проспекта.

Читайте также

Там, на Комендантском, с середины 1990-х годов, когда в Петербург, как, собственно, во многие российские города, хлынул поток мигрантов, обосновалось нечто вроде среднеазиатской колонии. Насчитывает она не одну тысячу человек. Даже, наверное, десятки тысяч. Несколько лет назад именно там появилась вторая в городе мечеть. Первой, старейшей и много десятилетий бывшей самой большой в России, на Петроградской стороне, уже не хватает.

В этой колонии среди земляков при желании легко затеряться, затаиться. И очень удобно проводить «правильную», читай, нужную террористам, работу. Силовики об этом знали и проводили в районе регулярные рейды.

В 2006 году задержали Руслана Асуева, боевика, скрывавшегося у нас от чеченских оперативников. В 2007-м — Тимура Кронова, уроженца Карачаево-Черкессии, входившего в незаконное вооруженное формирование Рустама Ионова, который был известен под кличкой Абубакр. Группировка Ионова была причастна к нескольким терактам на территории Карачаево-Черкессии. У себя на родине полевой командир Кронов занимался созданием схронов с оружием, готовил теракты. В Петербурге подрабатывал нелегальным таксистом.

В том же году задержали также уроженца Грозного Асламбека Кучушева, который участвовал в нападении на Грозный в августе 1996 года. В Петербурге он заключил фиктивный брак, жил под фамилией Темирбулатов, значился рабочим на стройке.

С 2014-го по 2017 год прошла серия задержаний членов местной ячейки «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» *. О её создании оперативники узнали в мае 2014 года, когда по подозрению в участии в деятельности этой террористической организации были задержано несколько студентов Петербургского государственного морского технического университета. А главарь ячейки, студент того же вуза, был установлен и задержан спустя год.

В августе 2016-го ФСБ и бойцы СОБРА взяли штурмом квартиру в многоэтажном жилом доме на Ленинском проспекте. В официальном заявлении, распространенном позже, это было названо «мероприятиями по задержанию лиц, находящихся в федеральном розыске по обвинению в участии в незаконных вооруженных формированиях на территории Северного Кавказа». Задержанным оказался Залим Шебзухов, лидер бандподполья Кабардино-Балкарии и двое его приближенных. В ноябре 2016 года и январе 2017 года в Петербурге были задержаны еще несколько членов запрещенной организации.

Список можно продолжать ещё долго. Потенциальных террористов выявляют и задерживают у нас регулярно. Но вместо задержанных и осужденных появляются новые потенциальные шахиды. Среди которых с некоторых пор не только выходцы с Кавказа и Средней Азии, но и «русаки». Получается, не успевают наши спецслужбы? Не удается им все предусмотреть, чтобы на корню очистить мегаполис от реальных и потенциальных бандитов, пытающихся «нагнать страху» на россиян?

Корреспондент «СП» задала эти и некоторые другие вопросы Андрею Константинову, руководителю питерского Агентства журналистских расследований (АЖУР), писателю, профессиональному востоковеду, не один год отработавшему на Ближнем Востоке.

«СП»: — На ваш взгляд, Андрей, как так могло получиться, что не удалось силовикам предотвратить взрыв в петербургском метро? Тем более, как говорят, загодя было известно о том, что подобное «возможно в ближайшие дни»? Вроде бы все места скопления среднеазиатских мигрантов и кавказцев были известны, как будто бы контролируются. У сотрудников спецслужб взгляд, надо думать, острый, сразу, наверное, могут распознать…

 — Ну, какой «острый» взгляд, нет такового. Потому что у террористов — потенциальных и реальных — нет никаких внешних признаков причастности к бандформированиям. Они в этом смысле никак не проявляются. Скорее наоборот: выглядят приветливыми, аккуратными людьми, с примерным поведением. Кроме того, часто социализируются, то есть, женятся на местных дамах, устраиваются на работу, где числятся добросовестными, трудолюбивыми. К тому же, в Петербурге сейчас так много выходцев из Средней Азии…

«СП»: — По некоторым данным — несколько десятков тысяч человек.

 — Нет, более миллиона! И это только выходцев из Таджикистана и Узбекистана. Живут «своим миром», своим укладом. У них есть свои медицинские учреждения, развлекательные клубы, преимущественно закрытые для посторонних. Они где-то хоронят своих умерших…

«СП»: — Кстати, где именно? О собственном погосте в Питере тех же таджиков слышать не приходилось…

 — Никто не знает, где они хоронят своих покойников. Но домой точно не отправляют. Мало, кто знает, как вообще они живут у нас. Это закрытое пространство. Я же говорю, свой «город в городе». В котором может быть что угодно! И это не малообразованные, как считается, люди, которых легко зомбировать. Среди них немало грамотных, имеющих профессию. Проблема на самом деле в другом. А именно — в идеологии. Которой очень грамотно «пропитывают» души в первую очередь соплеменников, обещая устранение неравенства на Земле и рай «для своих».

«СП»: — В последнее время явно не только для своих. Разве мало славян подпали под влияние ваххабитов?

 — Вот и я к тому же. Вспомним москвичку Варвару Караулову — студентку, отличницу, красавицу. Как просто оказалось сбить её с пути, причем, заочно, с помощью интернет-общения!.. Почему? Потому что человеку ищущему, читающему, рефлексующему нужно что-то новое и необычное, чтобы, как он думает, развиваться дальше. И попадаются на мягкие увещевания малознакомых исламистов, ненавязчивые советы, обещания райского блаженства в ответ на самопожертвование. Особенно молодежь. Кто-то — от какой-то несправедливости, кто-то — из-за разочарований. На самом же деле, это идеология нацизма. Она кодирует подпавших под её влияние. Так было, к слову, в Германии в 1930-е годы, когда к власти там пришел Гитлер.

«СП»: — А кто особенно подвержен влиянию уродливой идеологии джихада в России?

 — Осужденные, пребывающие в тюрьмах и колониях. Это по-своему закрытый мир. Специалисты уже говорят о потенциальной угрозе, исходящей от тех, кто проповедует там свои бандитские взгляды. И «противоядия» им пока не нашли.

Читайте также

«СП»: — То есть, полная безнадега?

 — Пока нет. Бороться можно и нужно. Причем, теми же методами, что исламисты, то есть, идеологическими. Я как-то беседовал с одним крупным итальянским политиком. Говорили о борьбе с коррупцией в его стране. Он рассказал, что начинали власти операцию «чистые руки» с идеологической, так сказать, артподготовки. Сняли и выпустили несколько документальных и остросюжетных художественных фильмов (один из них — «Спрут» — шел на нашем ТВ), разработали специальные программы для школьников и студентов. Подготовили таким образом общественность в течение трех-пяти лет, которая многое узнала о тайных ячейках коррупционеров, их методах работы, а потом, что называется, ударили из всех орудий. И многого добились. Почему у нас не включают подобные методы — для меня загадка.


* «Хизб ут-Тахрир» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня