18+
вторник, 28 марта
Общество

По плану перевооружения армии, танк Т-90 превратится в тыкву

Новая техника в войска, как обещал президент, начнет массово поступать в 2011 году — оборонка может просто не дожить

  
49

Президент России Дмитрий Медведев заявил, что в ближайшее десятилетие армию ждет кардинальное перевооружение. Несмотря на текущий финансовый кризис к 2020 году рода войск будут переоснащены новой техникой на 30−50%, а «по некоторым позициям — на 85−90%». С одной только поправкой, перевооружение начнется не прямо сию минуту, а только с 2011 года, когда и пойдут основные закупки.

Конкретных цифр — в миллиардах рублей — президент не назвал, да и на пару лет «отложенный платеж» настораживает. Однако даже эти перспективные планы могут быть похоронены в зародыше. По той простой причине, что пресловутого нового оружия у нас просто нет. Почти не осталось и тех, кто способен не то, чтобы даже его разработать, но хотя бы «отлить в металле».

Ситуация на Урале — прежде крупнейшем оружейном цеху страны — наглядно это доказывает.

Не секрет, что большинство военных новинок, которые военные показывают нам и президенту Медведеву, разрабатывались еще в СССР. Например, большинство наших танков — образцы 30−40 летней давности. Свердловский «Уралвагонзавод», единственное танкостроительное предприятие России, последние годы делает заказы для Индии и других азиатских государств. В российские Вооруженные силы поставляли по десятку танков Т-90 в год.

При этом генеральный директор корпорации «Уралвагонзавод» Олег Сиенко высказывался о выпускаемых его предприятием танках так: «Если в ближайшие пять лет новое изделие не сделаем, можем смело писать на наших машинах «телеги УВЗ». Сиенко высказывается и о смежниках: «Мы призвали всех комплектаторов к тому, чтоб они заканчивали выпускать электроприводы для тачанок Василия Чапаева. Эти все мнимые радиостанции… Мы с этими сундуками ходим, вытаскиваем и говорим — мы самые лучшие в мире. А по ним невозможно разговаривать. И мы сказали: вы либо приводите свою продукцию в божеский вид и снижаете цену, либо мы будем обращаться к «Мотороле»… Зайдешь на выставке в зарубежный танк, сидишь, как, если не в Mercedes, то в Volkswagen. В наш залезешь — артерии какие-то везде торчат…».

Таким образом, миф о советской/российской танковой боевой мощи — в том числе, потенциальной — развевают даже те, кто эту мощь создавал.

В Челябинской области вообще традиционно на нужды обороны работает целый ряд предприятий. В их числе заводы «Станкомаш», «Пластмасс», «Урал», АМЗ, «Сигнал», ЧТЗ, некоторые другие. «Сигнал» выпускает пиротехнические изделия. «Пластмасс» производит боеприпасы и промышленную взрывчатку. «Станкомаш» — это научно-производственный комплекс. Его функция — наукоёмкие опытно-конструкторские разработки с полным циклом создания нового оборудования. В этом же ряду Челябинский тракторный завод (ЧТЗ), который поставляет танковые двигатели «Уралвагонзаводу». Наконец, автомобильный завод «Урал» выпускает грузовики для военных нужд.

Нынешним летом правительство Челябинской области забило тревогу: не решены проблемы финансирования оборонного заказа. По «Сигналу» конкурс на оборонзаказ был признан несостоявшимся, по «Пластмассу» — перенесен, по «Станкомашу» конкурс прошел 14 мая, однако авансовый платеж не поступил. В августе был признан банкротом автоматно-механический завод (АМЗ). Здесь делали корпуса для снарядов и патронов, элементы для систем залпового огня и прочие оборонные изделия. Осенью был объявлен банкротом «Станкомаш».

При этом осеннее обещание правительства включить тот же завод «Станкомаш» в рамки российского контракта с Венесуэлой вселило оптимизм в руководство региона. Областное министерство промышленности не уточнило, какая часть суммы из 300-миллионного контракта придёт на счета «Станкомаша». Зато со сроками ясность есть. Участие в контракте с Венесуэлой позволит заводу продержаться семь месяцев. Но никак не до 2011 года, когда, по словам президента Медведева, войска начнут закупать новую технику.

У других предприятий ситуация не проще. Челябинский Тракторный завод работает на 3-х дневной рабочей неделе. Это следствие общего кризиса со сбытом продукции. Гособоронзаказ давно уже не делает для ЧТЗ погоды.

Автозавод «Урал» (город Миасс, Челябинской области) в случае непродления контракта с Минобороны может потерять 50% общих объемов заказов. Трехлетний контракт завода с Минобороны на восемь миллиардов рублей был заключен в 2008 году. Он предусматривал поставку семи тысяч автомобилей. Этой осенью планировалось принять решение о продлении контракта. Однако в октябре завод «Урал» уведомили из Минобороны: нового госконтракта не будет.

Потом эту информацию опровергли. Но последнее сообщение гласило: Минобороны рассматривает возможность полного отказа от сотрудничества с «Уралом» в пользу завода КАМАЗ. После выяснилось, что и с КАМАЗом объемы сотрудничества военного ведомства могут быть сокращены.

К слову, автозавод «Урал» относят к классу градообразующих предприятий. Здесь работает 14 тысяч человек (население Миасса, где находится завод, 200 тысяч человек). «Урал» вошел в утвержденный правительством России перечень производителей автомобильной и дорожно-строительной техники (всего их 20), которые могут получать госзаказы без проведения тендера. Но гарантий продления заказа от Минобороны нет.

Много лет не может решить проблему возврата долгов от Минобороны и завод «Пластмасс» (г. Копейск Челябинской области), которому государство задолжало 120 миллионов рублей. По словам генерального директора этого завода Вячеслава Шестопалова, в условиях многомесячных задержек платежей министерства выход был найден в развитии… нанотехнологий!

Дословно слова генерального директора звучат так: «Мы взрываем гексоген, и получаем наноалмазы»! Спрос на эту продукцию хоть и ограниченный, но постоянно растущий. У завода «Пластмасс» заключены соглашения с научными центрами Москвы, Петровским научным центром, Южно-Уральским государственным университетом, челябинской компанией «Ферросплав», многими другими.

Однако при всей приоритетности направления стоит иметь в виду, что нанотехнологические продукты — лишь инновационная модернизация существующих товаров. Разные там углеродные нанотрубки, нанокомпозитные структуры, включая наноалмазы, используются в производстве, но до создания товаров для массового рынка дело не дошло. Нанотехнологии не могут стать основой промышленного подъема в оборонном секторе.

Ситуация на оборонных предприятиях других регионов с некоторыми местными отличиями повторяет то, что происходит в Челябинской области.

Интересно, но министр обороны Анатолий Сердюков до сих пор вовсе не горел желанием увеличивать объем закупок вооружений. Предлагал сначала «подготовить теоретическую, методическую и законодательную базу для внедрения элементов системы программно-целевого управления в практику бюджетного процесса Вооруженных сил», «выработать единые методики и критерии к проверкам финансовой и хозяйственной деятельности органов военного управления, воинских частей, соединений и организаций», сформировать «систему планирования и распределения военных расходов на основе утверждённого бюджета». А также развивать тыловое обеспечение, ввести новые нормы пайков (то есть лучше кормить).

С одной стороны, он прав. Голодным и раздетым солдатам нельзя доверять современную дорогостоящую технику. С другой, становится все очевиднее — ситуация с непрозрачностью расходов Минобороны зашла так далеко, что увеличивать их и дальше совершенно невозможно и ненужно. А это означает, что пока дело от организации нормального питания в армии дойдёт до грамотно выстроенной системы закупок вооружений, многие оборонные предприятия страны могут остановиться.

Челябинск

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Медиаметрикс
Лентаинформ
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня