Общество / Кризис на Украине

Российские «правосеки» оказываются беглыми преступниками

СК РФ занялся отечественными «побратимами» украинских экстремистов

  
8729
Добровольческие батальоны перед отправкой в Донбасс
Добровольческие батальоны перед отправкой в Донбасс (Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС)

Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении двух граждан России, воевавших в Донбассе в составе формирований экстремистского «Правого сектора» *. Об этом во вторник, 11 апреля, заявила официальный представитель СКР Светлана Петренко.

«Получены достаточные данные, свидетельствующие о причастности жителя Удмуртии Вячеслава Донгузова и жителя Архангельской области Вячеслава Ясева, являющихся гражданами России, к деятельности экстремистской организации «Правый сектор», — рассказала Петренко.

По ее словам, дела возбуждены по части 2 статьи 282.2 УК РФ (участие в экстремистской организации). По данным следствия, Донгузов и Ясев в разное время выехали из России на Украину, где вступили в Добровольческий украинский корпус «Правого сектора» (ДУК ПС) и участвовали в боевых действиях против ополченцев Донбасса. Известно, что оба имели большие проблемы с законом на родине и так решили скрыться от правосудия.

Напомним, днем ранее стало известно о задержании в Ростове-на-Дону членов экстремистской организации Misanthropic division**, которая имела ячейки как на Украине, так и в России, и участники которой также воевали на стороне Киева, в частности, в нацистском батальоне «Азов».

— Вирус национализм и неонацизма поразил все постсоветское пространство, подвергшееся в 1990-е глубочайшей социальной и идеологической деструкции, а в каких-то странах приобрел открытую и фактически легальную форму, — считает доцент НИУ ВШЭ, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Павел Родькин.

Читайте также

— Несмотря на определенное улучшение в России, данная проблема не решена и периодически выходит наружу, гражданские войны служат в данном случае выпускным клапаном для наиболее радикальных и идейных лиц, которые воюют не только на Украине, но и в той же Сирии. С учетом современных возможностей по обработке массового сознания, его сетевого характера, когда традиционное государство потеряло информационную монополию, недостатка в радикалах всех мастей не испытывает ни один конфликт.

«СП»: — Как вообще можно объяснить, что россияне воюют в рядах «Правого сектора» и в других «антимоскальских» группировках?

— Националистические и экстремистские группировки следует рассматривать в рамках сетевой глобальной системы так называемого Черного интернационала, частью которого они и являются. Вот почему эти группировки выступают как союзники, даже оставаясь с точки зрения традиционных представлений антагонистами друг другу. Следует учитывать, что сегодня мы имеем дело с крайне деструктивной идеологией, формирующей совершенно искаженную идентичность, в рамках которой можно создавать любые самые извращенные конструкции.

«СП»: — Могут ли возвращающиеся оттуда россияне с боевым опытом представлять реальную угрозу?

— Подобные угрозы нужно рассматривать чрезвычайно серьезно. Не стоит недооценивать силы, которые обладают и используют как идеологию, так и оружие и соответствующих специалистов. В этом смысле они ничем не отличаются от радикальных исламистов из ИГ***. Не следует также забывать о том, что конечной и недвусмысленно озвученной целью Майдана является его перенесение в Россию, для чего будут использоваться все подрывные и террористические средства.

«СП»: — Против Донгузова и Ясева возбуждены дела по статье об экстремизме. Почему не наёмничество? Не хотят прецедента для привлечения воевавших на стороне ополчения?

— Возбуждение дел по экстремистским статьям свидетельствует, скорее, о концентрации силовых ведомств на проблемах внутренней безопасности. В рамках данного приоритета данные граждане рассматриваются как внутренняя угроза, что подпадает под понятие экстремизма и терроризма.

«СП»: — Означает ли это, что российские правоохранители готовы взяться всерьез за граждан, воюющих на стороне Украины?

— Опыт многих стран, подвергшихся террористическим атакам, показывает, что исполнителями терактов являются люди, получившие соответствующий военный опыт. Такая угроза сохраняется на всем постсоветском пространстве, но пока правоохранительная система демонстрирует волю к достаточно решительным действиям, и вряд ли в этих условиях следует ожидать такого же «попустительства» со стороны силовиков, как в Европе.

— «Правый сектор» признан экстремистской организацией и запрещен на территории Российской Федерации, — напоминает заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

— Участие в деятельности этой организации, а не в боевых действиях на территории Украины на стороне киевских властей, и стало основанием для возбуждения уголовного дела. Это очень важный нюанс. Надо понимать, что сам факт причастности к этой организации в России является преступлением, а участие в боевых действиях только усугубляет вину.

«СП»: — Могут ли у нас начать сажать воевавших на обеих сторонах, как в Белоруссии?

— Давайте сформулируем вопрос прямо. Вы хотите спросить, будет ли к российским добровольцам, воюющим на стороне ополченцев Донбасса, применяться ст. 359 УК РФ об ответственности за наёмничество? Полагаю, что нет. Потому что наёмником, согласно этой статье, признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения. По отношению к жителям Донбасса в России на государственном уровне существует атмосфера поддержки и взаимопомощи. Именно с этими мыслями и чувствами едут в Донецк и Луганск добровольцы из России. У многих там есть или были родные и близкие. Некоторые в итоге сами остаются там жить, получают гражданство этих народных республик. Тем самым вопрос наёмничества снимается. Надо вообще разобраться, что такое наемник?

Существующие юридические формулировки не дают, по-моему, точного определения. Наёмник, в моем понимании, это человек, который воюет не за правое дело, для него важен сам процесс войны, и за он получает оплату. Его не беспокоит результат. Точнее, его устроит любой исход войны, главное, чтоб он остался жив и получил обещанное вознаграждение. Добровольца же волнует именно результат, потому что он защищает родных или близких ему людей, их жизнь и свободу. И он будет воевать до победы или собственной смерти, вне зависимости от вознаграждения. Думаю, именно из этой логики будут исходить судьи, если им по какому-то недоразумению придется рассматривать дело в отношении российских добровольцев. На самом деле это очень тонкий вопрос, в современных условиях повсеместных военных конфликтов требующий, на мой взгляд, законодательного уточнения. Сейчас в российском УК статья о наёмничестве «спящая», по ней фактически отсутствует судебная практика. Обратите внимание, даже к членам «Правого сектора» Донгузову и Ясеву применяется не ст. 359, а ст. 282 УК РФ (участие в экстремистской организации).

«СП»: — Сколько, по-вашему, россиян-неонацистов может находиться в составе нацистских батальонов Украины? Каков масштаб этого явления?

— Я не думаю, что их количество исчисляется тысячами, но сотни отморозков точно присутствуют. Семья, как говорится, не без урода. На Украину бегут те, кто не в ладах с законом. Те же Донгузов и Ясев имели не по одному уголовному делу. Птицы чуть более высокого полета, вроде убитого в Киеве экс-депутата Госдумы Вороненкова, просят политическое убежище, принимают украинское гражданство и пытаются заниматься там политикой. Ну а преступники рангом пониже записываются в националистические батальоны и свою ненависть к российской власти, к своим недавним соседям и знакомым вымещают на жителях Донбасса.

Этих боевиков обязательно будут использовать против России наши противники. Это аксиома, другого и быть не может. Кстати, это доказывает полную незаинтересованность России в конфликте в Донбассе. Нам совершенно не нужен очаг напряженности у российских границ, который является фабрикой по производству террористов.

Читайте также

«СП»: — Стоит ли России препятствовать выезду этих людей? Может, проще таким образом «сбагрить их туда» и «перемолоть», как сторонников радикального ислама в Сирии и Ираке? А тех, кто выживет и захочет вернуться — просто не пускать, лишать гражданства? Или все же правильнее изначально не выпускать за границу?

— Если спецслужбы смогут гарантировать невозможность их проникновения обратно, то, считаю, лучше пусть уезжают. Ведь может так получиться, что здесь им и предъявить ничего не смогут. За экстремистские мысли осудить невозможно, если их не распространяют. И как часто бывает: о том, что человек вынашивал преступные замыслы, узнают после совершения им преступления. Пример киргизского студента в Санкт-Петербурге в этом смысле очень показательный и трагический.


* 17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими организации «Украинская повстанческая армия», «Правый сектор», УНА-УНСО, «Тризуб им. Степана Бандеры» и «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

** Misanthropic division или «MD» — межрегиональное национал-радикальное объединение (название на русском языке «Мизантропик дивижн») признано экстремистским решением Красноярского краевого суда от 17.07.2015, его деятельность в России запрещена.

*** «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Юшков

Ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности

Константин Небытов

Судебный пcихолог

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня