18+
суббота, 21 октября
Общество

Убийство активиста «Антифы» породит новую войну с нацистами

В Москве расстрелян Иван Хуторской. Его друзья не сомневаются, что за этим стоят боевики ультраправых группировок

  
59

Вечером 16 ноября в Москве в подъезде собственного дома на улице Хабаровской был застрелен один из активистов антифашистского движения Иван Хуторской. Сразу после преступления информация о смерти 26-летнего парня появилась на нацистских сайтах. Его имя, а также адрес ранее публиковался на интернет-ресурсах ультраправого толка. Как сообщает rabkor.ru, друзья Ивана не сомневаются, что за этим убийством стоят нацистские организации. За Хуторским давно шла охота. Не так давно на него было совершено покушение прямо в центре города. Тогда одного из лидеров молодежного антифашистского движения ранили ножом в живот. Вторая попытка расправиться с Иваном, который в последнее время занимался охраной концертов антифашистских групп, а также организовывал турниры по смешанным боям среди своих соратников, закончилась гибелью активиста.

По данным правоохранительных органов, Хуторского убили двумя выстрелами в затылок. Следствие, которое ведет СКП РФ по Москве, не исключает заказной характер убийства. Не исключает эту версию и заместитель директора информационно-аналитического центра «СОВА» Галина Кожевникова.

 — Улицы наших городов давно превратились в арену кровавых боев между нацистами и антифашистами. Эта война идет уже несколько лет, то затихая, то вспыхивая с новой силой. В год 2−3 человека из антифашисткой тусовки погибают от рук своих противников. Возможно, цифра больше, поскольку информацию о своих потерях эти ребята тщательно скрывают.

«СП»: — Почему?

— Антифашисты отличаются высокой степенью конспиративности. Такой подход связан с тем, что большая часть этих людей считает, что государство не борется с фашистами. Уточню: я употребляю термин «фашист», поскольку его употребляют в «Антифа». Дальше идет простая логика. Если государство смотрит на все сквозь пальцы, значит, его представители сами имеют отношение к нацистам. Аргументы левацких радикалов известны: подозреваемых в совершении особо тяжких преступлений ультраправых во время следствия отпускают под подписку о невыезде, дела против фашистов разваливаются в судах. А если кого-то из наци осуждают, то дают малые сроки. То есть, государство потворствует распространению нацизма. Следующий шаг — мы не будем ни в каком виде сотрудничать с фашистским государством, а вести борьбу будем собственными силами, в том числе путем насилия, отвечая ударом на удар. Эта функция возложена на боевое крыло левых движений.

«СП»: — В чем-то позиция антифашистов обоснована, по крайней мере, поддается объяснению. Не так ли?

 — В определенной степени, да. Например, вот ситуация по Ижевску. В этом городе совершенно очевидна связь правоохранительных органов с неонацистами. Там наци выступают в качестве подставных свидетелей по сфабрикованным против антифашистов делам. Было два случая, когда человек, который сейчас сидит за попытку взрыва и за нападение на антифашистку, выступал как свидетель обвинения в развалившихся уголовных делах. Понятно, что после этого у антифашистов есть основания не доверять милиции и конспирироваться еще больше.

«СП»: — Но люди в милиции работают разные. Вряд ли там много сторонников наци. Или нет?

— Я тоже думаю, что среди сотрудников правоохранительных органов откровенно симпатизирующих ультраправым немного. Потому что при задержании наци нападают и убивают тех же милиционеров. Вспомните последний случай, когда люди из ФСБ пришли на квартиру к одному из московских праворадикалов, а тот открыл стрельбу. Причем пришли к нему даже не для того, чтобы задерживать. Так какой, скажите, резон силовикам защищать нацистов? Но проблема в том, что в «Антифа» состоят молодые люди, которым объяснить что-то идущее вразрез с их убеждениями, очень трудно. Тем более, что есть негативная практика. Вот в Ростове Константин Баранов — активист, но не боевой антифашист, обратился в правоохранительные органы с заявлением на действия нацистов. И что дальше? Через три дня его домашний адрес, который был указан в заявлении, стал известен неонацистам. Они его вывесили на свох сайтах со словами: вот этот гад на нас жалуется. Как думаете, что теперь ждет парня? И неизвестно, случайно ли адрес Баранова сдали, или какой-то идиот пришел к фашиствующим молодчикам и показал это заявление. После таких историй понятно, почему «Антифа» не идет на сотрудничество с милицией. А это в свою очередь очень сильно затрудняет вмешательство государства в войну между группировками.

«СП»: — По вашим оценкам, сколько в Москве активных участников ультра правых и ультра левых движений?

—  Я думаю, что боевых членов «Антифы», которые готовы участвовать в открытых столкновениях с нацистами, не больше тысячи. А ультрапрвых… Смотрите, на марши выходит не меньше трех тысяч человек. Конечно, не все они московские, но ведь и не все боевики любят себя афишировать. Соотношение сил, мне кажется, один к десяти.

«СП»: — Почему «Антифа» так уступает?

— Потому что это в основе своей - левацкое движение. А у нас после развала Союза левые идеи были непопулярны. Только сейчас они оказываются востребованными молодежью. Правда, интерес к ним сейчас стремительно растет и пропорция, о которой я говорила, должна сократиться. Причем не в течение нескольких лет, речь идет о более коротком отрезке времени.

«СП»: — Если идеи ультраправых тоже не будут обретать своих новых сторонников.

— Нацистские идеи сегодня менее популярны в молодежной среде. Тенденций к их распространению не проглядывается. Поэтому численность неонацистских группировок стабилизировалась. Главным образом за счет того, что из них перестали уходить.

Фото [*]

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня