18+
воскресенье, 22 января
Общество

Виталий Коротич: Хохол и кацап слились во мне нерасторжимо

Известный писатель, редактор знаменитого «Огонька» видит корень российско-украинских отношений в провинциальности обеих властей

  
88

Я всегда относил к унизительным и гнусным словосочетаниям национальные собачьи клички, но поскольку вынужден общиться в среде самой разнообразной, то слышу иногда о себе «хохол» и «москаль» почти что одновременно. Если перевести это на человеческий язык, то можно воспринять, как то, что во мне видят представителя сразу двух великих славянских народов, не умея сформулировать эту мысль как следует.

Моя жизнь уже много лет — между Москвой и Киевом. Даже годы работы в Америке — десять лет читал лекции студентам Бостонского университета — не прервали этой связи: я часто летал в обе столицы, и уж в обязательном порядке каждый день просматривал новости оттуда. Поэтому вопрос, который мне стали довольно часто задавать: «Кем вы себя ощущаете больше — украинцем или русским?», ставит меня в тупик. Как и у миллионов советских граждан, моя мама — русская, отец — украинец, я родился в Киеве, а живу в Москве, одинаково свободно владею и русским, и украинским. И понятие родины для меня оставалось на протяжении всей жизни одинаковым: географически — это восточная часть Украины и западная часть России, это особое пространство, моя родина.

С грустью наблюдаю, что сегодняшние события генетически связаны с советским временем. После распада нашей страны все продолжилось, а не началось сначала. Политическая система сдвинулась, но чиновники остались теми же, чиновничье холуйство пополам с чванством и неумение мыслить самостоятельно, никуда не ушли. Советский союз был изначально провинциален, так как его основатели не выдерживали общения с окружающим миром на равных. Они устранились от человечества, вытолкав оттуда же собственное население. Провинциализм заложен в негласности. Лишь отгородившись от внешнего мира, можно выстроить клановый потаенный мирок, серенький и послушный.

Обидно, что и Россия, и Украина давно уже не звучали в мире заметными именами — разве что на Евровидении да в футболе. Провинциализм и кумовство не позволяют подняться талантам, конечно, существующим в недрах общества.

За годы независимости 625 докторов наук навсегда уехали из Украины. Более тысячи молодых кандидатов наук эмигрировали за последние 10 лет. Обвинить их в непатриотичности? Это непатриотична власть, не позволяющая таким людям реализовать себя в полной мере.

Нынешние послесоветские страны провинциальны по своей генетике, по советской наследственности, по неуважению к уму и мыслительной независимости своих граждан, трагическому незнанию чужой жизни, ее законов и обычаев.

Да, провинциализм не предполагает полноправного вникания в чужой опыт. Народ волнуется, но не скандалит, ожидая по советской привычке чуда, которое за несколько дней повернет их жизнь в лучшую сторону. При этом на Украине все знают, что Россия неподалеку, и многие уверены, что с ней не обязательно собачиться. Но, как говаривал покойный Рональд Рейган, «танго можно станцевать только вдвоем».

Много удивления вызвал недавний опрос общественного мнения в обеих странах, по которому выходит, что россияне гораздо больше не любят украинцев, чем наоборот. Это подвластная российскому начальству унылая пропаганда организовала — больше некому. Такие же умники установили лютые цены на железнодорожные и авиабилеты между Москвой и Киевом, а цены на письма — как на почту в США. Я пытался в Москве по платному тарифу установить два заявленных в сетке украинских канала, на что мне было отвечено, что их можно установить только на территории Украины! (на Украине НТВ+ с любыми российскими каналами можно установить запросто!). В России нельзя купить украинскую периодику — на русском, естественно, языке, (в Киеве продается множество российских изданий).

Со скрипом карабкаемся мы из истории, которая никак не делится на равные части. Соединений с разъединениями было несколько, а на столы к современникам счета легли сразу за все. Обиднее всего, что играть стали с вещами очень серьезными, в державных игротеках все перепуталось, и на столах вперемешку с водкой и салом лежат предметы весьма взрывоопасные. Неуспешные правительства валят свои неудачи на врагов внутренних и внешних, а в трудные времена особенно активизируются охотники толкнуть народы под локотки, объяснить им про врагов и указать на враждебных соседей пальцем. А так хочется, чтобы сейчас ощущалась сосредоточенность не на сведении общих счетов, а на поисках выхода из ОБЩЕЙ БЕДЫ, как он идет сейчас во всем мире, перекореженном кризисом, но многое понявшем.

Неистребимы в нашей жизни — и на Украине, и в России послесоветские чиновники. Не желая учиться равноправному и достойному общению (им хорошо и так) внутри и вне своих стран, хамят или раболепствуют, третьего им не дано. Сформировался целый чиновничий интернационал, реальный, в отличие от придуманного когда-то пролетарского. Чиновничество множится (в России, например, за последние годы их стало больше в четыре раза) и неудержимо наглеет. Был такой старый американский фильм — «Скованные одной цепью»: двое киногероев бегут из тюрьмы. Они не обязаны любит друг друга, но могут спастись только вместе, потому что соединены общей цепью. По мере того, как они начинают понимать свою связь, увеличиваются их шансы на выживание. До героев фильма это дошло — до нас доходит с трудом. По крайней мере до тех, кто поставлен у державных кормил.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня