18+
среда, 25 января
Общество

Как спасти водолазов России

Катастрофа на Саяно-Шушенская ГЭС показала, что стране необходим госрезерв профессионалов-подводников

  
253

Владимир Киркин серьезно прославился летом 2007, когда ребята из его Ассоциации водолазов сумели отыскать на дне Невы наручные часы Hellmuth стоимостью 200 тысяч долларов (150 граммов чистого золота — корпус и инкрустация 150-ю бриллиантами). Их утопил некий иностранец, объявивший, что тот, кто часы найдет, получит гонорар в 10 тысяч долларов.

Заработать эти деньги пытались очень многие питерские дайверы, а нашли двое аквалангистов из Ассоциации водолазов Киркина. Они обнаружили потерю в районе символа острова Заячий — бронзового зайца, застрявшей между камнем и металлической трубой. Сами часы не пострадали, но у них оторвался браслет. Его позже тоже отыскали. На операцию понадобился всего час. Владимир Киркин тогда объяснил, что вознаграждение направит на благотворительные цели и на обучение молодых водолазов.

Но все это лишь забавы профессионалов в свободное от работы время. А вообще Владимир Киркин — очень серьезный и занятой человек. К тому же совсем недавно Ассоциация водолазов превратилось в Национальную общероссийскую ассоциацию водолазов (НОАВ), а президентом ее был избран он же — Владимир Киркин.

«СП»: — Владимир Иннокентьевич, зачем водолазам всей России понадобилось объединяться?

— Чтобы окончательно не деградировать. Катастрофа на Саяно-Шушенская ГЭС показала, что стране необходим серьезный государственный резерв водолазов-профессионалов. Те дежурные силы обеспечения безопасности из МЧС, которые после аварии прибыли на станцию, оказались не в состоянии выполнить нужные работы.

«СП»: — Насколько мне известно, там работали тоже профессионалы?

— Их можно назвать специалистами широкого профиля, не более того. А если встает узкая и сложная задача, то для ее выполнения нужен уже профессионал другого уровня. А такие на обычном дежурстве МЧС не стоят, а давно расхватаны разнообразными коммерческими структурами.

«СП»: — Чего же не осилили водолазы МЧС на Шушенской ГЭС?

— 60 эмчээсников-подводников бились четверо суток, но так и не смогли загерметизировать отсек, чтобы начать откачку воды. Пришлось вызывать профессионалов из частных структур. Они вшестером за четыре часа справились с задачей. Я хочу сказать, что в дежурных службах МЧС не создана система, при которой, например, частный профессионал Иванов за 24 часа сможет прибыть на аварийный объект и выполнить любую работу. В МЧС не знают, как его вызвать, чем обеспечить. А знать нужно. Это должен быть государственный резерв специалистов. Сегодня Российская национальная ассоциация водолазов совместно с МЧС пытается решить эту проблему. Для этого водолазы страны и объединились.

«СП»: — Как же это будет выглядеть на практике?

— Сейчас требования к водолазным компаниям очень размыты. Закон в самых общих чертах говорит об этом. Нормативов, по которым водолазы могли бы единообразно работать по всей стране, вообще не существует. А сложные ситуации возникают на каждом шагу. Кроме нас, нет в стране экспертов, которые могли бы отличить самозванца от профессионала. А организаций, штампующих водолазные книжки, в России уже более сорока.

«СП»: — И какой закон сегодня регулирует водолазную деятельность в России?

— Вы будете смеяться, но это — Градостроительный кодекс. Только в нем определен перечень водолазных работ, но только тех, которые «оказывают влияние на безопасность объектов капитального строительства». Еще есть приказ Министерства регионального развития под номером 274. В нем лишь один пункт — 33-й — упоминает некие водолазные работы и подъем предметов из-под воды.

«СП»: — Интересно, каким же образом «подъем предметов из-под воды» влияет на безопасность объектов капитального строительства?

— Хороший вопрос. Но на него до сих пор никто не смог ответить. Таково наше законодательство, по нему даже уличенный в подъеме ракушек аквалангист рискует предстать перед судом. А вот, например, подводные сварочные работы на магистральных газо- и нефтепроводах не требуют никакого разрешения. Вообще!..

«СП»: — То есть?..

— Если, например, сегодня на бензопроводе Кириши-Выборг лопнет труба, в результате того, что в свое время была непрофессионально сварена, то за это никто отвечать не будет. В случае такой аварии питерцы будут пить воду вперемежку с бензином. Никакие фильтры не спасут.

«СП»: — Ваша Ассоциация пытается изменить и упорядочить ситуацию с водолазными работами?

— Пока мы выступаем лишь как эксперты по водолазным работам — просвещаем, разъясняем, показываем… Но в ближайшем будущем планируем вести эту работу уже в рамках Межведомственной водолазной комиссии при Правительстве РФ.

«СП»: — Сами для себя напишите стандарты?

— Это, кстати, самый правильный подход. Если мы опять пустим дело на самотек, то будут написаны законодательные акты, под которые потом трудно будет адаптироваться. Сейчас уже сформулированы задачи на ближайшие два года, речь идет о национальных стандартах по водолазному делу. При СССР вся водолазная служба и подготовка специалистов была централизована. Позднее все это растащили по различным министерствам и ведомствам — как гражданским, так и силовым. Теперь эти службы между собой не пересекаются и живут по разным законам. В МЧС подписывают один документ, в ГРУ другой, в ВМФ третий. А требуется единообразие. Над этим мы и работаем. Фактически это последний шанс сохранить в стране водолазное дело как отрасль народного хозяйства. Если в ближайшие три года мы не введем в действие единые национальные стандарты, то защитить свой рынок от нашествия иностранных специалистов будет невозможно.

«СП»: — Чем вам не нравятся иностранные спецы?

— Опыт работы в бизнесе показал, что если на наш рынок начали проситься иностранные компании, то уже скоро от них не отобьешься. Начав демпинговать на первом этапе, они очень скоро лишат работы многих россиян. А когда нас выдавят, они тут же поднимут цены. Поэтому необходимо биться за свой рынок труда. Да, в краткосрочной перспективе можно нанимать норвежцев, англичан, голландцев, шведов… Но лишь временно. Когда иностранные компании поймут, что в России водолазов не осталось, нас поставят на колени. И восстановить потенциал будет невозможно. Исчезнут школы, специалисты, традиции…

«СП»: — А все это еще есть у нас?

— Пока есть. Но уже сегодня, например, Минтранс РФ обучает своих спецов в Норвегии, вместо того, чтобы поддержать отечественные водолазные школы. Бывшее училище имени Дзержинского, а ныне — Военно-Морской университет набрал этой осенью на водолазное дело… двух человек. А ведь российская водолазная школа — единственное в мире системное учебное заведение, которое положило основу развитию всему водолазному делу в мире. 127 лет назад в Кронштадте по инициативе императора Александра Второго была сформирована первая государственная водолазная школа. С тех пор пошла вся водолазная наука, вся водолазная техника в мире.

«СП»: — Но ведь изобретателем акваланга считается Кусто?

— Мало кто знает, что Жак Ив Кусто, создавая свой акваланг, воспользовался разработками российской водолазной школы. Теперь же мы пришли к тому, что скоро не в состоянии будем спуститься под воду, кроме как посмотреть на рыбок в режиме дайвинга…

Санкт-Петербург

На снимке: Владимир Киркин.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня