18+
вторник, 23 мая
Общество

Псковского журналиста лишили Бога, в которого он не верит

Олега Дементьева предали анафеме. Как умудрились? — не способны ответить даже в окружении Патриарха Всея Руси

  
16

Отлученного от церкви журналиста зовут Олег Дементьев, он работает в газете «Псковский рубеж», а теперь обратился в Псковский городской суд с иском о защите чести и достоинства. По мнению Дементьева, ущерб его чести, достоинству и деловой репутации нанес митрополит Псковский и Великолукский Евсевий (в миру Николай Саввин), предавший журналиста… анафеме. А также — сайт Управления Псковской епархии. Об этом сегодня, 26 ноября, сообщило информагентство Псковская лента новостей.

В заявлении Дементьева в суд говорится, что решением Епархиального Совета Псковской епархии от 14 июля он отлучается от православного церковного общения и предается анафеме — проклятию. Однако, по мнению истца, Епархиальный совет превысил свои полномочия и не разобрался, что он не принадлежит православной церкви и, следовательно, на него вообще нельзя наложить анафему. Олег Дементьев считает, что отлучение — это мщение церкви за критические публикации, посвященные Спасо-Елиазаровскому монастырю. В заявлении журналист отмечает, что судебные разбирательства по его публикациям еще не закончены, материалы находятся в Верховном суде РФ и даже направлены в Европейский суд по правам человека в Страсбург.

Вот что рассказал корреспонденту «Свободной Прессы» истец Олег Дементьев.

— Самое смешное, — начал он, — что наложение анафемы произошло буквально на следующий день после моего обращения к президенту Медведеву, которое я направил ему 13 июня. Тогда как раз встал вопрос об утверждении границ зон охраны собора Спас -Елизаровского монастыря. Смешали кислое с пресным. Там действительно есть собор, признанный памятником 16 века, но к нему присоединили монастырь, который имеет свой собственный паспорт. В результате, площадь охранной зоны возросла почти до четырех тысяч гектаров. Церковникам отошли 10 деревень, базы отдыха и бывшие пионерские лагеря. Вот я и обратился к президенту с жалобой, а уже на следующий день меня предали анафеме. При этом нарушив свои же церковные правила.

«СП»: — Какие?

— Все, какие только существуют. Они вообще не имели право на меня накладывать анафему. Церковное право рассматривает анафему, как форму наказания в виде лишения «прав и благ», находящихся в исключительном распоряжении церкви. Анафема применима лишь к членам церкви. Я не крещен, церковь не посещаю, в бога не верю. Какое может быть отлучение? Но помимо этого, были и другие нарушения. Они не имели права предавать публичности сообщения об анафеме, пока она не утверждена патриархом. Однако, сведения были выложены на новостные лентах. Кстати, о своем отлучении от церкви, к которой я отношения не имею, я узнал именно из сообщений в СМИ.

«СП»: — Это как-то повлияло на вашу жизнь?

— Отношение друзей и знакомых, конечно, ко мне не изменилось. Только все стали подшучивать, мол, становишься таким же популярным, как Лев Толстой, которого, как известно, тоже отлучили от церкви. Да и большинство комментариев было за меня. Но все же нашлись и такие, кто меня вообще смешал с грязью, и писали о том, что я — не профессионал-журналист, а неизвестно кто и откуда взялся. В иске я попросил компенсировать мне моральный вред за причинение ущерба деловой репутации и достоинства.

«СП»: — Какова сумма иска?

— С Псковского епархиального управления 500 000 рублей, с Николая Афанасьевича Савина, митрополита Псковского и Великолукского Евсевия - 500 000 рублей, с информационной службы Псковского епархиального управления -500 000 рублей. В общей сложности получается 1,5 миллиона. Не так много, если учесть, что с меня одного они тогда требовали два миллиона за корреспонденцию «Осиное гнездо под золотыми куполами».

«СП»: — Кстати, суд они все же выиграли?

— Да. Суд первой инстанции постановил удержать с меня 20 000 рублей. Я подал кассационные жалобы в Верховный суд, но все осталось на том же уровне. Поэтому я обратился в Европейский суд по правам человека.

«СП»: — Вы, конечно, считаете, что в вашей заметке была правда, и только правда?

— Суд вообще не придал значения, свидетельствам местных жителей, которые не только полностью подтвердили свои слова, но и рассказали о таких фактах, о которых я в своей заметке постарался не упоминать. Но суд шел с уклоном в одну сторону. Но ведь даже Медведев считает, что наши суды непрозрачные, а Псковские — так вообще этим грешат.

«СП»: — Но ваш иск суд принял?

— Конечно, принял! Однако, когда он будет рассматриваться — пока непонятно.

«СП»: — Олег, после подачи иска священнослужители не пытались заключить с вами мировое соглашение, или они об этом иске еще не знают?

— Почему не знают?.. Знают. Иск был подан в прошлый вторник, 24 ноября. Уведомления об иске были направлены в Псковскую епархию и на имя патриарха московского и всея Руси Кирилла. Из Москвы мне пришло подтверждение о получении уведомления. Но реакции от них пока нет никакой.

Между тем, по мнению главы синодального Информационного отдела Владимира Легойды, анафема Олегу Дементьеву, действительно, не может вступить в силу до тех пор, пока этот вопрос не будет рассмотрен патриархом Кириллом.

— Согласно действующему церковному законодательству, — говорит Легойда, — подобные решения вступают в силу лишь при условии их утверждения патриархом. Патриаршего решения еще не было, в настоящий момент вопрос находится на рассмотрении. Так что я не стал бы опережать события.

При этом он напомнил, что от Церкви может быть отлучен только тот, кто является ее членом.

— Насколько мне известно, данных о принадлежности господина Дементьева к Православной церкви нет, — пояснили Владимир Легойда. — Сам он говорит о себе как об атеисте. Кроме того, пункт XV.3 «Основ социальной концепции» Русской церкви, регламентирующий разрешение спорных вопросов между церковными структурами и журналистами, предполагает, что анафеме должен предшествовать целый ряд действий, в том числе, как минимум, одна обязательная попытка вступить в переговоры.

Говоря о критических статьях Дементьева, вызвавших негативную реакцию Псковской епархии и ставшую причиной анафемы, Легойда считает, что факты, изложенные в этих публикациях, «в судебном порядке признаны не соответствующими действительности и порочащими репутацию Спасо-Елеазаровского монастыря и монашествующих».

Одна из публикаций Дементьева касалась насельниц Спасо-Елеазаровского монастыря и, в частности, игумении Елисаветы (Беляевой), ее церковники назвали «непрекращающейся гнусной клеветой и сатанинской ложью».

«Попирая своей мерзкой грязью честь и достоинство граждан нашей страны, того общества, которому сам принадлежит, своей скверной клеветой Олег Дементьев дерзнул запятнать добрую память наших предков, монашествующих Спасо-Елеазаровского монастыря дореволюционного периода», — говорилось в сообщении, размещенном на официальном сайте Управления Псковской епархии.

Сама игумения Елисавета утверждает, что Олега Дементьева не знает, с ним не знакома и к инициативе придания его анафеме отношения не имеет, но надеется, что журналист раскается в своем согрешении.

— Анафема пресекает зло и не вредит человеку, — говорит Елисавета, — анафема — мера пресечения соблазна, а случаи придания анафемы есть и в других епархиях, в том числе в отношении прокурора.

Однако на вопрос, в каком именно регионе? — игумения не смогла ответить.

«Свободная Пресса» будет следить за развитием событий.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня