18+
воскресенье, 28 мая
Общество

Вертолеты МЧС ночью не летают

Люди без помощи ждали рассвета

  
673

Наша власть, в последнее время, остро чувствуя раздражение и недовольство людей своей работой, уже несколько месяцев активно пытается демонстрировать открытость, оперативность и внимание к своим гражданам.

То, что мы увидели за слегка приоткрывшемся занавесом — лучше бы нам не показывали. Это было жесткое зрелище.

Трагедия «Невский экспресс»

Всю ночь на канале «Вести 24» — нам показывали центр управления МЧС. Большой, хорошо отремонтированный зал, мягкие кресла, микрофоны, современное оборудование, большой экран на всю стену. Все напоминает современные центры управления, которые мы часто видим в фильмах. Мы помним, как этот центр управления открывали. И как им гордился министр МЧС.

Время 2 часа ночи, в центре управления — Шойгу, Голикова, другие чиновники и генералы. На полиэкране во всю стену 9 окон. На всех, в кадре ответственные чины. Но! Их почти видно, картинка плывет и пропадает. Их плохо слышно, треск, шипение и обрывки фраз, а часто не слышно совсем. Каждый вопрос министру приходится повторять по много раз и так же получать ответ. Качество связи и картинки — не выдерживает никакой критики.

МЧС — самая оперативная и оснащенная служба России. Та, которая должна прийти на помощь находящимся на волоске от смерти, истекающим кровью, ждущим спасения людям. МЧС, как выясняется из прямой трансляции, оказывается, не может наладить простейшее — оперативную видео- и аудиосвязь, а значит не может выработать четкий план действий и принять адекватные решения. Куда и каких специалистов направить, какое оборудование необходимо. И это в век информационных технологий…

Докладывающие начальники не владеют информацией и на половину вопросов отвечают — не знаю, сейчас выясним, сейчас уточним… И вместо того, что бы заняться выяснением, все семь часов стоят на вытяжку перед министром ожидая следующих вопросов, на которые у них опять нет ответов. Хотя хорошо известно, что 20−30% серьезно покалеченных в авариях людей, умирают от того, что им в течение первого часа не была оказана экстренная медицинская помощь.


В это время на перегоне Москва-Питер, рассказывают очевидцы:

«Мы ничего не могли сделать с ранеными: в поезде почти не было врачей, а аптечек, необходимых для оказания хотя бы самой простой помощи, кажется, в поезде вообще не было — у всех спрашивали, нет ли у них каких-то лекарств, хотя бы болеутоляющего нурофена. На перевязки шли простыни. Непонятно откуда взялось лишь чуть больше десятка матрасов, на которые укладывали пострадавших. Не было даже фонариков, чтобы искать раненых»

«Очень много было потеряно драгоценного времени, когда можно было кого-то спасти»


Через семь часов после катастрофы нам показывают картинку с места крушения. Просто поворачивают камеру от докладывающего в сторону.

«Левее!!! Левеее!!! Я сказал левее! Покажите мне место происшествия!» — кричит Шойгу.

То, что видит министр и с ним вся страна — черные разъезжающиеся пикселы, которые ползут по экрану из угла в угол. Диктор — «Мы видим первые кадры с места трагедии!». На экране черное пятно.

Картинка зависает, и в течении получаса нам показывают один и тот же кадр — едва различимые очертания чего-то большого (вагон?). Ветер и дождь. Московское время 4:30, с момента аварии прошло ровно семь часов.

За эти трагические семь часов наши службы и министры успели:

1. Собрать обрывки информации по пострадавшим и погибшим. Спустя сутки с момента трагедии, 18 человек числятся «пропавшими безвести». Подъем и разбор вагонов начался только на следующий день во второй половине дня. Списки пострадавших и погибших уточняются, и до сих пор.

2. Подготовить к вылету три вертолета. Оказалось, вертолеты МЧС ночью не летают, вылететь в неизвестную, не пристрелянную точку Ми-8 ночью не может. И, тем более, туда приземлиться. Почему во всем мире вертолеты спасателей, медиков, военных летают, а у нас нет — загадка для простого человека. Но зато простой человек, видевший эту трансляции, твердо запомнил — спасение утопающего в нашей стране, дело рук самого утопающего. И никто не прилетит к тебе на голубом вертолете. Можно и не ждать.

3. Отправить самолет МЧС который туда прилетел через шесть часов. Только одно не понятно — зачем врачи, скорые и самолеты-госпитали через ШЕСТЬ ЧАСОВ после аварии? Через шесть часов можно уже камаз-труповозку присылать — одной хватит.

4. Через ПЯТЬ ЧАСОВ, в прямом эфире министр Голикова узнает у тверского медика, где сколько размещено раненых. У минздрава тоже нет вертолета?

5. Доставить выживших пассажиров в Питер. Два поезда прибыли в город около 4 часов утра.

6. Принять бесконечные невнятные рапорты.

Все происходит не в тайге, не на Северном полюсе, а в 200 км. от Санкт-Петербурга и в 400 км. от Москвы.

Вопросы без ответа:

1. По свидетельствам очевидцев первые машины скорой помощи появились на месте ЧП спустя полтора-два часа после трагедии. Это объясняется плохим состоянием подъездных дорог. Кто будет наказан за несвоевременное оказание помощи пострадавшим? Кто будет наказан за отсутствие подъездных путей в самом центре России?

2. По свидетельствам очевидцев поезде не было элементарных аптечек, которые есть в любом автомобиле. Обезболивающие средства собирали у уцелевших пассажиров. Почему поезд, который всего два года назад попал в похожую катастрофу не оснастили самым необходимым для оказания первой помощи? Кто ответит за эту халатность?

3. Когда российские спасательные вертолеты начнут летать, как во всем мире — круглосуточно? И кто ответит за полную неспособность оказать необходимую, именно в первые часы после аварии, помощь пострадавшим?

Про новости

Эта катастрофа показала — у нас нет не только оперативных служб, но новостных каналов. Спустя много часов после аварии ни на одном канале не было никакой картинки с места трагедии. Первый канал и РТР и 5 Петербург продолжали спокойно показывать ночную программу выходного дня.

Значит, не только у МЧС и минздрава нет вертолетов, но и у новостных каналов их нет? А ведь до места катастрофы лету всего час. Хотя тут все ясно. Небо у нас закрыто для всех. Над Москвой вообще запрещено снимать. Нет смысла иметь вертушку новостийщикам. У нас каждый машино-вылет нужно за два дня согласовывать начинать… И никак эта проблема не решается.

Поэтому по «Вестям-24», «новостному» каналу — показывали то что могли — «прямой эфир», больше похожий на рекламный ролик МЧС — судя по количеству мчсных логотипов на каждой 1/9 экрана.

В 4 утра «прямой эфир» вышел по телефону «корреспондент», он рассказывает с каким трудом добрался до места, и прошел через оцепление.

Это 911 весь мир видел в прямом эфире, даже в России, трагедию сняли со всех сторон, с кучей подробностей — которые потом очень помогли расследованию. Мы же будем довольствоваться кадрами, из центра управления МЧС. Мы же будем ждать, когда снимут оцепление и решат, что вот это уже можно показать гражданам.

P.S

В НИИ имени Склифосовского продолжают поступать пострадавшие в результате крушения «Невского экспресса».

Как сообщил «Интерфакс» источник в медицинских кругах столицы, в настоящее время в клинике находятся пятеро раненых.

«Это глава управы района «Кузьминки» и его супруга, которые были госпитализированы еще в полдень; один пострадавший в крайне тяжелом состоянии, доставленный около 16:00 специальным вертолетом, а также двое раненых, которые поступили в реанимацию «самотеком», — рассказал собеседник агентства.

Ну вот и вертолеты пригодились…

23:07 28.11.09

«Мы вытаскивали пострадавших через окна, кого на матрасах, кого на одеялах и устраивали их лежать на поле», — рассказал РИА Новости Алексей Гаврилов.

По словам Алексея, его друг Сергей Сумилов, которого он сам вытащил из поврежденного вагона, поступил в хирургическое отделение Центральной районной больницы (ЦРБ) Валдая в тяжелом состоянии — с травмой грудной клетки.

«Нет техники, чтобы увезти его в Петербург, на реанемобилях, говорят, нельзя, только вертолетом», — сказал Гаврилов.


Блогеры о катастрофе (мат заретуширован звездочками):


marina-kanzler: ***. 4−05 по Москве. Шесть часов после крушения поезда. ШЕСТЬ часов! И только сообщают в прямом эфире Вести-24 с мест, докладывают Шойгу: «Докладываем обстановку — ожидается новое поступление раненых в больницы Тверской и Новгородской области, по дороге в больницу в частности женщина с ДВУСТОРОННИМ ПНЕВМОТОРАКСОМ И ОБИЛЬНЫМИ КРОВОТЕЧЕНИЯМИ!!!» ***! Это через ШЕСТЬ часов! Да она до больницы может не доехать! Где хваленые вертолеты-самолеты МЧС ***? Что за *** страна! Зато миллионы на этот прямой эфир с Шойгу-Голиковой тратят.


i5pat: Я ***, 6 часов не могут укомплектовать вертолёт оборудованием так ещё и вертушки у нас ночью не летают? и это служба *** спасения, которая вечно посылает кровь и спасателей заграницу в помощь, а дома ничего сделать не могут… Ещё не знают где и кто в каком вагоне был, а на хрена тогда паспорт при продаже билетов то?

Может это кто-то лом в унитаз на ходу бросает а не теракты?


salut_doc: 4.16 минут утра — вертолёты к эвакуации готовы…

Шойгу его летуны докладывают, что вертолёты к эвакуации готовы… И готовы они лететь только когда будет светло. Зачем вообще такие спасатели с крыльями?

Пассажиров с «Невского экспресса» уже на поезде в Питер отвезли.


snowranger: не корысти ради, а как имеющий отношение…

вертолеты реально в темноте не летают. т.е. летают, но это отдельная история, вылететь в неизвестную, не пристрелянную точку Ми-8 ночью не может. И тем более туда приземлиться.

у телеканалов вертушек нет, потому как это целая история. Даже когда летишь в вертолете мчс над Мск, внутри МКАД снимать запрещено (!!!), можно только снаружи, потом еще специальный человек просматривает, иногда… Так что смысла нет иметь вертушку новостийщикам. У нас каждый машино-вылет нужно за два дня согласовывать начинать…


man-with-dogs: ТВ рассказывает о «супергероях» из МЧС и прочих подобных служб. Женщина в больнице говорит, что её достали из перевёрнутого вагона только через 4 часа. А кого-то и до наступления темноты не достали, и теперь только сегодня ищут этих несколько десятков пропавших без вести. Что у скорой помощи нет вездеходов, чтоб по осенней грунтовой дороге ездить — оно понятно, хорошо хоть какие-то машины есть. А вот куда деваются миллиарды «на МЧС»? Где спасательные вертолёты, походные госпитали и т. п. Всё заграницу вывезли для пиара и халтур?


mariek: У меня вопрос

А вертолетов ни у кого нет? Ладно телевизор — им не надо, они все равно недоСМИ. А у медиков, МЧС?

Или там совсем садиться некуда было? ну хотя бы специалистов спустить? Я в этом вопросе не спец, разумеется, но как-то из общих соображений кажется, что вертолет может зависнуть и высадить кого угодно где угодно, особенно в центральной полосе России, где единственная природа — лес, а погода, вроде бы ничего так была, не буран с туманом…


ladyokey: В 2007 году с «Невским экспрессом» уже была такая же авария, правда без смертей. И тоже помощь оказывали медленно. Люди сами шли по рельсам до ближайших станций, откуда их забирали приехавшие из Питера родственники. Тогда сестра сотрудницы попала в аварию и рассказывала как тяжело выбиралась из вагона, и что помощь оказали только местные жители.

И в аварии прошлой ночи все было то же. Подъехать к месту на машине «Скорой помощи» в низкой посадкой очень трудно. Место глухое. Люди лежали без помощи всю ночь. Авария произошла в 21.30, а три вертолета вылетели в месту только сегодня утром, в 8.30.


yennifer: почему во всех новостях по поводу крушения «Невского экспресса» говорят, что спасателям было сложно добираться в ту тьмутаракань и нигде не прозвучало слово ВЕРТОЛЕТ?!


Рассказывают пассажиры 166-го (с сайта «Деловой Петербург»):

«Первые 40 минут после остановки поезда мы вообще ничего не знали. Проводники говорили нам, что ничего особого не произошло и вот-вот поезд поедет дальше»

«Бригада „Невского экспресса“, включая начальника поезда не сумели организовать ни экстренной помощи пострадавшим в трех последних вагонах, ни даже попытаться объяснить пассажирам остальных вагонов, что происходит»

«Через полтора часа проводники попросили нас помочь отнести пострадавшим в первом и втором вагонах теплые вещи и матрасы. Потом мы остались помогать. Там высокая насыпь, раненых приходилось спускать с нее. Очень много было тяжело пострадавших»

«Мы ничего не могли сделать с ранеными: в поезде почти не было врачей, а аптечек, необходимых для оказания хотя бы самой простой помощи, кажется, в поезде вообще не было — у всех спрашивали, нет ли у них каких-то лекарств, хотя бы болеутоляющего нурофена. На перевязки шли простыни. Непонятно откуда взялось лишь чуть больше десятка матрасов, на которые укладывали пострадавших. Не было даже фонариков, чтобы искать раненых»

«Было холодно, пошел дождь, очень темно. Люди догадались развести костры вокруг поезда. Кто управлял оказанием первой помощи, я не знаю, но это были точно не представители поездной бригады»

«Подъехавшие местные пожарные тоже не особо помогли, лишь стояли и докладывали „начальству“, что происходит. Мне показалось, я услышал фразу: „У нас два вагона мяса“»

«Самое главное впечатление от произошедшего — злость оттого, что бригада поезда растерялась и ничего не смогла сделать так долго. Очень много было потеряно драгоценного времени, когда можно было кого-то спасти. Да и явный недостаток аптечек показался просто невероятным — не может такого быть, чтобы в таком поезде, особенно после взрыва этого же „Невского экспресса“ в 2007 году, никто не сделал выводов и не запас необходимых лекарств или хотя бы бинтов»"

Фото [*][*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня