18+
суббота, 18 ноября

«Наших бьют!»: Дагестан попал в капкан «земельного вопроса»

Какие силы снова разыгрывают на Кавказе «этническую карту»

  
18740
«Наших бьют!»: Дагестан попал в капкан «земельного вопроса»
Фото: Пресс-служба Национального антитеррористического комитета/NewsTeam/TASS

На границу Чечни и Дагестана впервые за много лет пришлось стягивать бронетехнику. Началось все с потасовки двух подростков на школьном дворе, а в итоге едва не закончилось массовом побоищем между чеченцами и аварцами.

Уже более полувека эти два народа живут в состоянии «холодной войны», а чиновники лишь беспомощно взирают на это.

Над Дагестаном витает тень Берии

Протяженность границы Чечни и Дагестана — почти полтысячи километров, проходит она по горам, пескам и бурунным пастбищам. Здесь часто вспыхивали земельные конфликты, ибо земля — самый ценный ресурс на безземельном Кавказе.

Одна из самых «взрывоопасных» территорий — это Новолакский район, где по соседству живут представители двух этносов, чеченцы-аккинцы и аварцами. Впрочем, истинным соседством это назвать сложно: чеченская и лакская молодежь ходит в разные школы, занимается в разных спортзалах, даже молятся они в разных мечетях.

В чем же причина? А ее стоит искать в годах сталинского правления.

В феврале 1944 года, как известно, силами советских спецслужб была проведена операция «Чечевица» — депортация вайнахов (чеченцев и ингушей) в Среднюю Азию. В частности, с территории Ауховского района Дагестанской АССР были выселены почти 15 тысяч чеченцев-аккинцев. А на их место принудительно переселены лакцы и аварцы — жители горных Кулинского и Лакского районов, после чего он получил название Бериевский.

Первый секретарь Дагестанского обкома партии Азиз Алиев (кстати, азербайджанец) потребовал немедленно стереть с карт все названия аулов на чеченском языке. Скажем, Акташ-Аух и Юрт-Аух стали, соответственно, Сталинаулом и Калининаулом (после развенчания культа личности Сталинаул переименовали в Ленинаул, и это название он носит и поныне); кроме того, эти населенные пункты передали в состав Казбековского района.

После смерти Иосифа Сталина чеченцы стали возвращаться на историческую родину, в том числе и в Новолакский район (он к тому времени уже не носил имя Лаврентия Берии). Но в домах, которые когда-то принадлежали вайнахам, жили совсем другие люди — выходцы из горных сел, лакцы и аварцы. Стоит ли говорить, что это привело к множеству конфликтов.

Читайте также

WhatsApp как оружие

В 1991 году, с началом «парада суверенитетов», на съезде народных депутатов Дагестана было принято решение восстановить Ауховский район как зону компактного проживания чеченцев-аккинцев. Решение-то приняли, но как его исполнять?!

Четверть века власти Дагестана мучительно искали ответ на этот вопрос. Было решено, что лакцы и аварцы должны переселиться… в окрестности Махачкалы, на земли, где сейчас компактно проживают кумыки. Разумеется, те также отдавать свои дома чужакам не хотят.

Сегодня же власти Дагестана оказались заложниками собственной нерешительности. Ускорить создание Ауховского района — значит, обеспечить конфликт между лакцами и кумыками в северных пригородах Махачкалы. Так, в августе 2013 года уже произошла массовая драка между кумыками и лакцами в поселении Караман, которое примыкает к Махачкале (сюда и должно идти переселение жителей Новолакского района).

Затянуть с восстановлением Ауховского района — значит, продлить конфликты между чеченцами и лакцами с аварцами. Драки, имеющие межэтнический окрас, в приграничной зоне происходят постоянно. И очередная — 25 июня в селении Ленинаул.

Началось все с того, что на школьном дворе произошла потасовка двух 14-летних парней, чеченца и аварца. Миром не разошлись, договорились вечером встретиться в районе старого кладбища. С обеих сторон пришла внушительная группа поддержки, пришлось привлекать полицию.

А на следующий день уже понеслась волна межэтнической агрессии в соцсетях — в Twitter, Telegram, Instagram, WhatsApp…

«Иллюзиям о Кавказе придет конец!»

В соцсетях появились и конкретные призывы к чеченцам: организовать в Ленинауле народный сход 7 июля, на котором необходимо, мол, поставить ультиматум перед властями Дагестана о восстановлении Ауховского района. Местные власти вяло пытались разубедить людей, и сразу после пятничного намаза на площади перед «чеченской» мечетью стала собираться внушительная толпа.

Ситуация накалялась стремительно. В Ленинаул был вынужден экстренно выехать второй по влиятельности человек в Чечне — спикер парламента Магомед Даудов вместе с чеченским министром внутренних дел Русланом Алхановым. Даудов пытался успокоить аккинцев, но со стороны разгоряченной толпы в него полетели камни, после чего прибывшие с ним бойцы Росгвардии были вынуждены открыть предупредительную стрельбу в воздух.

Роль парламентеров в эти грозовые дни примеряли на себя и депутат Госдумы от Дагестана Бувайсар Сайтиев, и бывший мэр Хасавюрта (ныне министр транспорта Дагестана) Сайгидпаша Умаханов. Ситуацию в Ленинауле удалось нормализовать. Но очевидно, что это лишь временное затишье.

«Вряд ли сильно преувеличу, если скажу, что «провластная» точка зрения на внутренние реалии Северного Кавказа в последние годы сводилась к следующему: там ведь массово поддержали внешнюю политику России во время украинского кризиса, и еще там, как и по всей стране, празднуют 9 мая. Значит, там все хорошо…

В реальности Северный Кавказ продолжает жить очень непростой жизнью, а иллюзиям конец придет в любом случае… «Низовые» северокавказские болячки и противоречия (те, что касаются муниципальных границ, власти и ресурсов на уровне районов) никуда не исчезли. По разным поводам — от бытовых до выборных — они по-прежнему выходят наружу", — считает старший научный сотрудник Института экономической политики Гайдара, кавказовед Константин Казенин.

Провокаторов найдем. А проблемы решим?

Лишь после того, как ситуация в Казбековском районе хоть немного нормализовалась, туда решил все же выехать глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. Почему он не сделал этого намного раньше (когда уже было очевидно, что массовых народных волнений не избежать), непонятно.

Публичная же оценка событий в Ленинауле из уст дагестанского лидера свелась исключительно к тому, что он обещал отыскать и наказать провокаторов, подстрекавших народ. Какова судьба Ауховского и Новолакского районов, когда начнется переселение — об этом Абдулатипов молчит.

Читайте также

Между тем, остроту набирает земельный конфликт и в другом, самом крупном районе республики — Ногайском: в райцентре Терекли-Мектеб вечером 7 июля произошла драка между местными жителями и полицейскими. Формальный повод — выборы нового главы района: 29 июня правительством республики врио главы был назначен бывший начальник ОМВД Баймагомед Ярлыкапов, но районные депутаты отменили это решение.

Конфликт между муниципальными и республиканскими чиновниками зрел давно, он связан с правом распоряжения родовыми землями (отгонными пастбищами) ногайцев, которые составляют основное население этой территории.

14 июня в Терекли-Мектеб прошел общероссийский съезд ногайского народа, участники которого Рамазану Абдулатипову поставили ультиматум: дать ногайцам право самостоятельно распоряжаться своими пастбищами, выселив с них всех незаконных арендаторов.

Как и в случае с конфликтом чеченцев и аварцев в Новолакском районе, Абдулатипов отреагировал на ситуацию в Терекли-Мектеб своеобразно. Обещал отыскать и наказать «провокаторов», сеющих панику. И ни слова о том, чтобы разрешить застарелые земельные проблемы, зревшие десятилетиями.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня