18+
четверг, 25 мая
Общество

Дмитрий Орешкин: Ведомство Зорькина, как орудие классовой борьбы

Из состава Конституционного суда «зачистили» двух последних ершистых судей — Ярославцева и Кононова

  
3

Судья Конституционного суда Анатолий Кононов, всегда резко критиковавший в «особых мнениях» решения КС, в частности, по делам Натальи Морарь и Михаила Ходорковского, заявил о сложении своих полномочий с 1 января 2010 года. Поводом послужило его интервью, в котором судья рассказал о том, как другого члена Конституционного суда Владимира Ярославцева заставили покинуть совет судей после публичной критики российской судебной системы.

В интервью газете «Собеседник» под заголовком «Независимых судей в России нет», г-н Кононов заявил, что «Ярославцева в лучших традициях „высекли“ на нашем пленуме». Кроме того, он назвал «крайне недемократичным и неуважительным к КС» принятый летом президентский законопроект, который заменил избрание председателя КС и его заместителей самими судьями на процедуру их назначения Советом федерации по представлению президента.

Что происходит с Конституционным судом, рассуждает политолог Дмитрий Орешкин.

«СП»: — Дмитрий Борисович, 31 августа Ярославцев дал интервью испанской El Pais, в котором заявил, что «судебная власть в России за время президентства Владимира Путина и его преемника Дмитрия Медведева превратилась в инструмент на службе исполнительной власти», и что «центр принятия решений находится в администрации президента». Насколько справедлива такая оценка?

 — Поправка одна: центр принятия решений не в администрации президента, а в Белом доме. В офисе Владимира Путина. А так, конечно, КС давно, еще с 1993 года медленно, но верно утрачивает самостоятельность и политическую независимость. Еще в 1993 году тогдашний и нынешний глава КС Валерий Зорькин достаточно ясно занял позицию, поддерживающую одну сторону в конфликте (имеется в виду противостояние президента Ельцина и председателя Верховного Совета РФ, — прим. авт), и не способствовал, на мой взгляд, мирному его разрешению. Уже тогда было понятно, что Конституционный суд постепенно политизируется, причем, в сторону советской государственной системы ценностей. А советская система — это когда суд является орудием классовой борьбы. Соответственно, он обслуживает диктатуру пролетариата — в современной терминологии, вертикаль власти, становится одним из органов исполнительной власти.

«СП»: — И к чему это приводит?

 — Исполнительная власть достаточно жестко и последовательно руководит КС, осознанно понижая его статус, но зато сохраняя личный статус его судей. Мне кажется, высылка Конституционного суда в Петербург достаточно ясно иллюстрирует этот процесс. И ведь суд согласился переехать — повздыхав немного, для приличия. Потому что в противном случае, видимо, все прерогативы, которые имеются у г-на Зорькина и его коллег, были бы аннулированы. И в этом случае, выбирая из двух зол, КС выбрал меньшее. Так он постепенно отступает и отступает, отдаляется все дальше от принципов независимости, освобождается от людей, которые имеют независимую точку зрения и мужество, чтобы ее сформулировать.

В результате мы и по фамилиям этих судей не помним, хотя КС — важнейший институт гражданского общества. Мы помним, что была замечательная Тамара Морщакова. Мы помним Ярославцева и Кононова — хотя бы потому, что они позволяли себе высказывать свою личную точку зрения, фиксировать свое мнение. А всех остальных мы по фамилиям не помним, это коллектив с достаточно размытыми личными взглядами. Это вполне управляемый, небольшой орган партийного руководства, по безликости напоминающий Политбюро брежневской эпохи.

Так что слова Ярославцева — это все правда. И прискорбно, что взрослые, юридически грамотные люди, понимающие, куда идет процесс, так легко разменивают какие-никакие конституционные принципы на личное благополучие.

«СП»: — Но вот коллега Кононова, пожелавший остаться неназванным, заявил «Коммерсанту», что «интервью было последней каплей, хотя Кононова и раньше держали в КС за „крокодила“. Он всегда вел себя больше как правозащитник, чем как судья»…

 — А что такое судья, как не правозащитник? Судья и есть защитник права, он должен говорить от имени права, он не должен принимать политические решения. Эта формулировка сама по себе достаточно интересная.

«СП»: — Насколько все сказанное о КС относится к судейской системе в целом?

 — То, что судебная система становится все более зависимой — это факт, даже президент Медведев его признает. Распространенное мнение высказал один из депутатов Госдумы, который сказал, что «суды нынче судят не по закону, а по прейскуранту». На самом деле, ситуация сложнее. При прочих равных условиях они судят по прейскуранту. Но при наличии выраженной начальнической воли — судят по телефонному звонку. Конечно, это видно, и престиж суда достаточно низок. Мало кто из граждан надеется получить в суде справедливое решение.

«СП»: — Недавно нам сообщили, что сообществу российских судей предстоит принять новый Кодекс судейской этики. Подготовить документ поручил президент Медведев. Согласно кодексу, судьи должны честно вести себя не только на работе, но и в быту, проявлять осмотрительность во взаимоотношениях со СМИ, воздерживаться от необоснованных высказываний по делам, которые они разбирают. Якобы, кодекс поможет избавить судебную систему России от коррупции. Это так?

 — Есть прописанные на бумаге правила, законы, Конституция, и есть реальные правила жизни. Между ними у нас в стране всегда был очень большой зазор. В сталинской Конституции были записаны очень правильные тезисы, которые никому никогда в голову не приходило использовать в жизни. Одно дело слова, написанные на бумаге — кодекс строителя коммунизма, кодекс судейской этики — и совсем другое — реальная практика, которая осуществляется по понятиям.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня