18+
воскресенье, 23 июля
Общество

Депутаты и порно — нет слов, одни эмоции

Защитники нравственности отчаянно борются с тем, для чего даже определение подобрать не удосужились

  
2924

Группа депутатов внесла в Думу законопроект «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера». Вот список борцов за нравственность общества: Олег Морозов, Светлана Журова, Надежда Герасимова, Григорий Ивлиев, Елена Драпеко, Светлана Захарова, Вячеслав Кущёв, Зоя Степанова, Александр Тягунов, Станислав Говорухин, Екатерина Лахова, Елена Мизулина, Татьяна Москалькова, Сергей Попов, Татьяна Яковлева и Ирина Яровая. В пояснительной записке к законопроекту авторы утверждают, что продукция порнографического характера, содержащая сцены насилия и принуждения, оказывает негативное влияние на личность и способствует совершению насильственных сексуальных преступлений.

Напомним, что в стране уже действует закон «О незаконном распространение порнографических материалов и предметов», однако, признают в МВД, большинство дел прекращается в связи с отсутствием юридического понятия «порнография».

На эту тему корреспондент «Свободной Прессы» беседует с Михаилом Горбаневским, председателем Гильдии лингвистов-экспертов, доктором филологических наук, профессором, академиком РАЕН, вице-президентом Общества любителей российской словесности.

«СП»: — Новый законопроект, если перерастет в закон, обязательно будет предусматривать некое наказание нарушителям. А как можно наказывать, если даже не дано четкого определения вины? Депутаты сами признают, что отсутствует юридическое толкование понятия «порнография»?

— Требуются универсальные дефиниции (толкования. — «СП»), которые буду и юридически понятны и смогут ориентировать экспертов-лингвистов. Мы же не занимаемся изображениями. Все упирается в толкования, которые юрист, например, может использовать, а лингвист нет. Или наоборот…

«СП»: — Этот барьер преодолим?

— Не знаю, но если депутаты сумеют сдвинуть такую махину, в чем я лично сомневаюсь, то им можно будет присвоить какую-нибудь мини-нобелевскую премию, как, например, изобретателю памперсов. (Я считаю, что человек, придумавший памперсы, сделал человечеству огромный подарок). Я имею в виду, что дело даже не в юридических аспектах — меня, например, коробит совсем другая сторона вопроса. Например, возьмем одну из самых многотиражных газет Москвы. Редакция может на первых полосах писать проникновенные письма президенту, говорить о системе нравственных ценностей, о правах человека, а на пятой — публиковать объявления о «горячих мулатках» и «нежных студентках», которые готовы «скрасить одиночество любого господина». Я не уверен, что такая газета вправе вещать нам менторским тоном о дефиците морали в обществе.

«СП»: — Котлеты отдельно, мухи отдельно…

— Заметьте, приведенный мной пример не имеет прямого отношения к порнографии. Нет, я сейчас не хочу выглядеть святее самого папы, но нельзя запираться в рамках лишь того или иного юридического казуса.

«СП»: — В пояснительной записке к законопроекту говорится, что продукция эротического и порнографического характера и отношение государства к такой серьезной и сложной проблеме как «бытование» эротики и порнографии в социуме, играет «особую роль в формировании нравственных ценностей». На ваш взгляд — это так?

— Ответ на этот вопрос эксперта-лингвиста будет выводить его за границы профессиональной компетенции.

«СП»: — И все же, кто должен сформулировать понятие «порнография» — депутаты, лингвисты, юристы, писатели, художники?

— Лично в моей деятельности существует понятие «лингвистическая экспертиза». Мы определяем значение слова, его оттенки и т. п. Но может быть и комплексная экспертиза, когда вместе собираются, например, лингвист и психолог. Кстати, почему-то психолингвистическая экспертиза даже не прописана в списке экспертиз, который утвердил Минюст в 2006 году. А в квалификации порнографии и эротики, если имеется не только изображение, а еще и текст, мы выходим именно на необходимость комплексной экспертизы. Соответственно, многие специалисты должны быть задействованы в работе с нашими уважаемыми законотворцами, все интеллектуальные резервы общества должны помогать депутатам, если те действительно хотят ограничить поток порнографической продукции. И такие силы есть в России — еще не все ученые померли с голоду или уехали за границу, хотя все идет к тому.

Но у общества есть и некая лукавинка. (Хочу тут немного защитить законодателей, хотя, наверное, они того не заслуживают). Общество готово поржать и над депутатами, и над их толкованиями, не понимая того, что все это делается ради него самого и, прежде всего — ради детей.

«СП»: — Вряд ли одними ограничениями можно чего-то добиться в «нравственном воспитании» общества?

— Согласен, только законодательными страшилками результата не добиться, но, как эксперт, я знаю — это нужно. Когда ко мне приходят, например, журналисты и жалуются, что прокуратура «наехала» на ту или иную публикацию, хотя, по их мнению, в ней и не пахнет порнографией, я понимаю, что должно существовать некое юридическое орудие в моих руках.

«СП»: — Суд обычно к кому прислушивается — к вам или к прокурорам?

— А вы как думаете?

«СП»: — Хотелось бы, чтобы — к вам… А что показывает практика?

— Практики нет, поскольку мы не беремся за подобные экспертизы. Как можно починить какой-то механизм, не имея хотя бы отвертки? Для меня, как для руководителя экспертной организации, юридическое толкование — это та же самая отвертка, с помощью которой я могу вскрыть механизм и найти неисправность.


Кстати

В тексте нового законопроекта даны такие определения:

«Порнография — детализированное, натуралистическое изображение, словесное описание или демонстрация полового акта, половых органов, имеющих целью сексуальное возбуждение».

«Эротика — изображение, словесное описание или демонстрация сексуальных отношений людей, интимных частей человеческого тела (частично или полностью обнаженных), имеющие целью сексуальное возбуждение и не содержащие элементы порнографии».

Григорий Балыхин, председатель комитета Госдумы по образованию:

— Внесенный в Госдуму законопроект «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера» — еще один важный шаг по защите подрастающего поколения от информации, наносящей вред его нравственности… Необходимо делать все возможное, чтобы перекрыть доступ порнографии в школы… Но все-таки полностью перекрыть поток порнографии технически трудно: интернет-порнография хуже вирусов и программное обеспечение защиты школьных компьютеров необходимо постоянно совершенствовать… Министерство образования и науки ограничило доступ учащихся к дневникам в «Живом Журнале», а также к социальным сетям, в частности, «ВКонтакте», ведь, по данным экспертов, более 50% детской порнографии, выявленной в Рунете, находится в этой социальной сети.

Фото [*]

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня