18+
вторник, 30 мая
Общество

Всеволод Чаплин: Тяжелее всего православию в Эстонии и Украине

Некоторые пост-советские республики даже храмы расценивают, как наследие проклятого колониального прошлого

  
14

За прошедшую неделю в Ташкенте уничтожено сразу три архитектурных свидетельства недавней истории России. Вместе с монументом Защитнику Родины и сквером Революции, снесено и здание православной церкви, построенное в конце XIX века. Это была домовая церковь Святого Александра Невского при Туркестанской учительской семинарии, построенная в 1898 году по проекту архитектора Алексея Бенуа, расположенная в центре города по улице Матбуотчилар (бывшей Ленинградской). Здание в целом имело хорошую сохранность. В последние годы в нем располагались офисы ряда коммерческих банков. По сообщению ташкентских СМИ, на месте снесенного памятника появится современное административное здание. Многие наблюдатели считают, что власти суверенной республики всерьез вознамерились окончательно избавиться от следов «колониального прошлого». Кроме того, местные православные жители обеспокоены слухами о том, что скоро в городе начнут уничтожать и могилы священников, диаконов, почти все старое священство Ташкента.

Прокомментировать происходящее в Ташкенте мы попросили протоиерея Всеволода Чаплина, председателя синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества.

«СП»: — Как вы оцениваете то, что в городе был уничтожен православный храм?

— На мой взгляд, к этому прекрасному памятнику архитектуры могли бы отнестись с большим уважением, хотя стоит заметить, что храм как действующий не использовался. В течение многих, как советских, так и постсоветских лет он выполнял функции административного здания. В Ташкенте есть значительное количество православных храмов, в том числе установленных при участии властей Узбекистана, которым наша тамошняя епархия за это очень благодарна. Имеется Свято-Троице-Никольский женский монастырь и четыре действующих православных храма, включая кафедральный собор Успения Божией Матери.

«СП»: — Значит, здание храма просто стало ненужным и поэтому его снесли?

— Я не вижу под этим никакого политического решения. Там был снесен и целый комплекс других исторических архитектурных зданий, использовавшихся в административных целях. На мой взгляд, предвзятого отношения к православию у них нет.

«СП»: — То есть православных жителей в Узбекистане не притесняют?

—  К сожалению, отток русских негативно влияет на ситуацию, но гонения на православную церковь не существует. Жалоб со стороны нашей епархии нет. Как правило, власти везде относятся к православной общине достаточно доброжелательно, даже в таких непростых с социальной и экономической точки зрения местах, как Таджикистан.

«СП»: — А в других бывших союзных республиках?

— Значительные сложности есть на Украине и в Эстонии. В первом случае продолжаются захваты храмов канонической православной церкви, которые осуществляются радикальными группировками, иногда при поддержке местных властей. А в Эстонии церковь, являющаяся самоуправляемой частью московского патриархата, не может получить в собственность храмовые здания, поскольку на них не снимает своих претензий параллельная церковная юрисдикция.

«СП» — На территории России таких проблем нет?

— Пожалуй, они есть везде. На днях во Владимирской области в окно православного храма ночью бросили пакет со взрывчаткой. За несколько дней до этого был, как вы знаете, убит священник Данил Сысоев. Так что и у нас такие происшествия бывают. Их совершают озлобленные люди, иногда это члены сатанинских и неоязыческих группировок. Пакет со взрывчаткой в храм во Владимире бросил как раз неоязычник. Он уже задержан. В России есть брошенные православные храмы, в основном в районах, в которых давно никто не живет. Много таких на Севере. Обычно их не сносят, они разрушаются сами собой. В лучшем случае, храмы удается законсервировать, а в худшем, они просто разрушаются. Есть храмы, которые были приватизированы разного рода компаниями. В Москве такой православный храм на шоссе Энтузиастов, есть и католический храм на Малой Лубянке. Поскольку здания были приватизированы, их можно только выкупить, что религиозные общины сделать не в состоянии. К сожалению, эпоха приватизации привела и вот к таким уродливым явлениям.


Прокомментировать ситуацию мы также попросили главу Ассоциации православных экспертов Кирилла Фролова.

«СП»: — Как по-вашему, действительно, в Ташкенте могут уничтожаться могилы священников и диаконов?

— Мы, православная общественность, считаем, что необходимо серьезнейшим образом проверить эту информацию и если она подтвердится, то это беспрецедентное событие. Ташкентская среднеазиатская епархия русской православной церкви находится в достаточно тяжелом положении, поэтому нужно действовать как можно скорее. Мы знаем, что Узбекистан сейчас проводит политику геополитического лавирования. То есть, он то входит в различные военно-политические национальные структуры на постсоветском пространстве, то выходит из них. Поэтому в рамках этого геополитического флирта может быть все. Если все это подтвердится, то это — чудовищный вызов и церкви и России. Если это правда, то нужна адекватная реакция. Потому что выглядит все очень чудовищно.

«СП» - С какими проблемами сталкивается сейчас православие в Украине и Эстонии?

— В Украине режим Ющенко продолжает системную атаку на каноническую церковь Московского Патриархата. Там постоянно происходят захваты храмов. Недавно была очередная попытка захвата православного храма в Чернобыльской области, до этого в Черниговской. Там были избиты несколько священнослужителей и десятки мирян, многие православные святыни захвачены раскольниками и не возвращены канонической церкви. Например, Владимирский собор в Киеве — великая святыня, построенная Александром Третьим и расписанная великими русскими художниками, захвачена раскольниками при поддержке государства. Самая проблемная территория это, конечно же, Украина. Ющенко почти прямо приказывает православной церкви объединиться с раскольниками, а Константинопольский патриархат благословил Тимошенко и кощунственно сравнил ее с христианской мученицей. В Эстонии складывается похожая ситуация. Это есть и внутри России. Например, в Татарстане около 50% - православное население. Среди них — русские, крещеные татары, чуваши, мордва и другие народы. У них всего около двухсот храмов, а у другой — мусульманской половины населения — уже более полутора тысяч мечетей. То есть, явное предпочтение ислама православию. Мы выступаем за полное религиозное, национальное, языковое равноправие.

СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Рамблер/новости
Лентаинформ
Медиаметрикс
НСН
Жэньминь Жибао
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня