Общество / Экология

Московских покойников записали в «твердые бытовые отходы»

Поэтому места под кладбища выделяют рядом со свалками

  
2686
Московских покойников записали в "твердые бытовые отходы"
Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Крупнейшее в Европе кладбище собираются построить столичные власти в Новой Москве. Однако место выбрано довольно неожиданное — прямо рядом со скандально известным мусорным полигоном «Малинки». Всю осень местные жители протестовали, требуя остановить строительство свалки. Теперь выяснилось, что в этом месте появится не только полигон, но и кладбище «Белые березки» площадью 580 гектаров.

Кстати, другое крупнейшее кладбище — Хованское — находится бок о бок с недавно закрытым мусорным полигоном Саларьево. Еще одно большое кладбище — Перепечинское — расположено вблизи аэропорта Шереметьево. Какой уж тут вечный покой, если каждые минуту взлетают самолеты.

Интересно: почему у нас для кладбищ выбирают такие ужасные места? Ведь с точки зрения любого нормального человека, это выглядит кощунством, неуважением памяти умерших.

— Объясняется все просто, — говорит Антон Авдеев, эксперт комиссии по похоронному делу Совета по профессиональным квалификациям в жилищно-коммунальном хозяйстве. — Еще в советское время не знали, в какое из подведомств воткнуть похоронно-мемориальную деятельность и ничего лучше не придумали, как отдать в отдел твердых бытовых отходов. Обратите внимание — и сейчас в Минстрое, который регулирует похоронную деятельность, этот отдел внутри ЖКХ называется «Отдел твердых коммунальных отходов и ритуальных услуг». Так что мы с вами — твердые коммунальные отходы в нынешней идеологии, в этом вся проблема. Чиновники занимаются проблемами свалок и кладбищ одновременно, ведь все это в одном механизме управления. И умершие рассматриваются ими в качестве утилизационных отходов, они думают, как их утилизировать.

Читайте также

«СП»: — Но расположенная впритык к кладбищу огромная мусорная свалка — это же ненормально!

— У нас нормальный стандарт с зонами «моральной защиты» появился только в 1980-х годах. Это расстояние до жилых домов, до различных объектов. И точно также как неприятно из окна жилого дома смотреть на кресты и могилы, неприятно и когда рядом с кладбищем помойка, с которой все течет в эти могилы. Естественно, люди воспринимают это как негатив.

Вот в Таиланде похоронную деятельность регулирует Министерство культуры. Там понимают, что и культура, и похороны — это символическая деятельность. У нее функция не утилизационная, а объединяющая людей вокруг фундаментальных ценностей. Это институт рода, институт семьи, институт предков. На них держатся все понятия традиционного общества. Этим человек отличается от животного — мы хороним своих соплеменников, сохраняем о них память.

«СП»: — Сейчас, насколько я знаю, в Москве бесплатное место можно получить только на двух удаленных от МКАД кладбищах — на Перепечинском и Богородском. То есть кладбищ действительно очень не хватает?

— Я бы вопрос поставил шире. А почему места на погостах должны быть платными? Ту землю, в которой наши предки, которую они защищали, — теперь нужно их потомкам продавать за деньги? Ради этого все делалось? А ведь у нас уже обсуждается и введение обязательного сбора с населения на предстоящие похороны. В Общественной палате этот вопрос поднимался…

Саму стратегию постоянного создания новых кладбищ я считаю ошибочной. Мы не можем бесконечно окружать города погостами с крестами. У нас достаточно площадей и на старых. В среднем по России где-то треть захоронений брошенных, за которыми никто не ухаживает. Их можно использовать. В 2009 году была экспериментальная программа «Опекунство» на Введенском старом кладбище. Человек берет на себя перед обществом ответственность за порядок на брошенной могиле с правом дальнейшего своего захоронения там. Люди наводили порядок, восстанавливали старые памятные надписи, делали даже ремонты склепов и становились новыми ответственными. Причем, человек не приобретает эту землю в собственность, она остается государственной, и денег не платит. И старые останки остаются в земле. Ведь мы, как общество, тем умершим, которых хоронили 50 лет назад, дали гарантии, что они там будут лежать. И обязаны это выполнить.

По Москве около 20% брошенных захоронений. То есть пятую часть от всего объема кладбищ можно повторно использовать. Их хватит еще на пару столетий. И тогда не придется искать новые территории под кладбища. Ведь новое кладбище требует не только расходов на создание, но и ежегодных трат на содержание.

«СП»: — А как проблема с кладбищами решается в Европе?

— Там места на кладбище сдаются в аренду. Пока родственники оплачивают, могила сохраняется, перестали оплачивать — останки выкапывают, и продают место заново. Это индустриальное общество. А у нас пока общество традиционное. Европа сделала такой шаг в 19 веке, нам повезло, у нас места больше. А они уничтожили институт предков. Когда там началась индустриализация городов, расширяться не давали старые кладбища, и их убрали. Обратите внимание — в скольких храмах в Европе черепа и кости, мы думаем «зачем?», а это попытка хоть как-то сохранить останки на святой земле. Они сломали базовые представление о мироустройстве, фундамент традиционного общества. И стали сдавать землю на кладбищах платежеспособному потребителю. Как только перестанешь оплачивать — твоего родственника из могилы выкинут. С нашей точки зрения, это кощунство.

Читайте также

«СП»: — У нас в последнее время в похоронной области пытаются навести порядок. И теперь места на старых кладбищах продаются официально — на аукционе. Цена на них доходит до нескольких миллионов рублей.

— До 2015 года и общество, и прокуратура говорили: ах, какой плохой начальник кладбища, он наживается на чужом горе, торгует могилами. А теперь торговля не грех? У нас просто поменялось лицо, торгующее могилами — теперь деньги идут в бюджет Москвы. И вот представьте себе человека с большим количеством средств, который заключает договор с правительством Москвы о предоставлении ему почетного места на статусном Троекуровском кладбище. А потом, допустим, он совершает преступление, убивает людей — где его должны хоронить? На том почетном месте, которое он оплатил! Но это же ненормально!

Сейчас к похоронной сфере относятся как к бизнесу, который должен наполнять бюджет, увеличивать поступления налогов. Но не должен царь наживаться на смерти своих подданных! Я считаю, что город обречен на вымирание, если это мародерство, обдирание покойников идет на официальном уровне.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня