Общество / Музыка

Дело — труба: Зачем студентов-музыкантов загнали в туалеты

В Петербургской консерватории создали учащимся невыносимые условия

  
3610
На фото: студенты Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А.Римского-Корсакова
На фото: студенты Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А.Римского-Корсакова (Фото: Юрий Белинский/ТАСС)

На унитазах готовятся к нынешней зимней сессии студенты Петербургской консерватории. В буквальном смысле слова: запираются в туалетных кабинках и учат каждый на своем инструменте необходимые для сдачи экзамена произведения. Больше — негде.

То есть, несколько классов в учебном корпусе имеется. Но на всех их решительно не хватает. Обучается в старейшем высшем музыкальном учебном заведении России порядка 1200 молодых людей. Тех, кто может позволить себе работать дома или арендовать помещение, -единицы. Большинство использует для самостоятельных занятий консерваторские аудитории. Когда занятия проходили в основном здании на Театральной площади, подобные проблемы если и случались, то эпизодически и в основном из-за неорганизованности самих студентов. Теперь же, после переезда в один из корпусов бывшего Военно-транспортного университета железнодорожных войск (ВВТУ), доходит до абсурда. Туалетного.

Переехали музыканты с Театральной площади около трех лет назад. Недалеко: комплекс выехавшего оттуда в военный городок Старого Петергофа ВВТУ буквально в пяти минутах пешего хода от Консерватории, выходит фасадами на всё ту же Театральную, а также на набережную реки Мойки. Как было обещано — всего на 28 месяцев. За это время выигравшая конкурс (из двух участников) московская фирма «Стройфасад» обещала не только обновить обветшалое здание, но и восстановить внутренние пространства, в частности, церковь Рождества пресвятой Богородицы, частично уничтоженную, частично перестроенную в советское время. И всё это — за 1.948,6 млн. рублей, что было на 10 млн. рублей меньше стартовой суммы.

Читайте также

«Главное для нас — качество и время: чтобы мы съехали не на пять лет и не на десять. А чтобы через два года и четыре месяца мы вернулись, и потом еще лет 200 Консерватория могла функционировать без капитальных ремонтов и форс-мажоров», — говорил тогда ректор, известный скрипач Михаил Гантварг.

Но разве бывает у нас без форм-мажоров? За минувшие годы реконструкция не только не закончена, но «обросла» скандалами, регулярной сменой генподрядчиков, ростом сметы и постоянным продлением срока работ. Сменился за это время и ректор. Год, как учебное заведение возглавляет виолончелист Алексей Васильев.

По данным на октябрь уходящего года реконструкция Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Римского-Корсакова завершится (в лучшем случае!) к концу 2019 года. При условии, что не будет проблем с финансированием. Общая смета всех работ составляет на сегодня уже 5 миллиардов рублей. Об этом сообщили в Северо-Западной дирекции по строительству, реконструкции и реставрации.

Но это всё — полбеды. Не дошло бы, наверное, дело до «унитазов с баяном» (скрипкой, домрой, и т. д.), если бы коллектив, насчитывающий вместе со студентами, преподавателями и техническими сотрудниками порядка трех тысяч человек, переселили на время ремонта в какое-то другое здание, а не в то, что на Мойке, 96, прежде занимаемое армейскими железнодорожниками. Ведь там та же история — почти один в один! — что и в самой Консерватории!

Реконструкция комплекса ВВТУ, раскинувшегося на территории в 3,5 гектара, откладывалась с начала 2000-х годов несколько раз. Начавшись, наконец, в 2006-м, затем неоднократно приостанавливалась. То им заинтересовалась некая шведская компания, намереваясь приспособить старинные здания под жилье и офисы. И уже взялась было за дело, но исторический участок город им в итоге не отдал. То российские компании взялись активно продвигать свои проекты переделки престижного куска земли с уникальной даже для Петербурга историей и культурой, под пресловутые жилые кварталы, на обсуждение которых (проектов) ушло немало времени.

Теперь под свое крыло взял комплекс Следственный комитет РФ. Ведь на данной территории находятся два региональных памятника военной истории — Главный кригс-комиссариат (интендантские склады) и несколько зданий Военной коллегии. В первом СК РФ собирается открыть кадетский корпус, выделяя на его обустройство здесь 107 млн. рублей. Во втором — Академию. Ремонтные работы возобновились. Но как идет дело, понять трудно: силовики, в сущности, закрыли для прессы возможность по достоинству оценить их усилия.

И попали наши уважаемые музыканты, что называется, из огня да в полымя. В их здании на Театральной — «полный раскардаш». В арендованном же вроде бы всё чисто, аккуратно, новенькие паркеты, и крепкие перила старинных лестниц, но теснота и невозможность полноценно заниматься.

 — Я был сильно удивлен, впервые переступив порог Консерватории минувшим летом, когда приехал сдавать вступительные экзамены. Знал, конечно, что основное здание на реконструкции, что занятия проходят пока в не своих помещениях, но не думал, что те едва приспособлены для музыкальных занятий, — сказал корреспонденту «СП» Антон Галкин (фамилия изменена), первокурсник факультета народных инструментов. — История с репетициями в туалетных кабинках на самом деле случилась не сегодня и даже не вчера, а ещё в сентябре. Просто такого масштаба она тогда ещё не достигла.

«СП»: — Что тому послужило?

 — Нам ограничили возможность заниматься в учебных классах. От старшекурсников знаю, что ещё в прошлом учебном году никаких ограничений не существовало. Можно было прийти утром, взять ключ на вахте и поработать до начала занятий. Или — днем, если есть время и свободный класс. Так же вечером. Теперь днем нельзя. Только с 7 до 10 и с 19 до 22 часов. Но вот я, например, живу в ближнем пригороде. Мне приходится добираться до Театральной площади на трех видах транспорта — маршрутка, затем метро, и снова на маршрутке либо на рейсовом автобусе. На дорогу в один конец уходит порядка полутора часов. Хоть ночуй в Консерватории!

«СП»: — Но туалет, согласитесь, не лучшее место для репетиций…

 — А что нам делать? Деваться-то некуда. Надо разбирать и учить партитуру, отрабатывать владение инструментом до совершенства, для чего заниматься не менее 4−5 часов в день, не считая занятий с преподавателем. Кто-то пристраивается на лестницах — но оттуда тоже гонят. Кто-то на последнем этаже, или прямо в коридорах — и там, заявляют, нельзя. На улицу что ли идти, в подземные переходы или в переходы подземки?

Примерно то же говорят и студенты старших курсов. Да, соглашаются они, официально никто не обязан предоставлять им классы. Но есть негласное правило, которому «миллион лет», кому и чем оно помешало?

Когда в конце этой рабочей недели о странной ситуации заговорили в городе, а студенты-музыканты выложили в соцсети объявление руководства о запрете играть в туалете (извините за каламбур!) в пресс-службе вуза заявили, что всё это «не соответствует действительности».

Читайте также

 — Не понимаю, откуда такая информация, — сказала журналистам пресс-секретарь Екатерина Хомчук. — У нас сейчас совершенно нормальное, оборудованное помещение. А что касается классов, то в творческих вузах их всегда не хватает. У нас занятия и репетиции проводят в местах, которые для этого и предназначены. Есть аудитории для оркестра, концертный зал, классы для индивидуальных и групповых занятий.

Да ведь никто и не утверждает, что их нет, об ином речь.

Остается посочувствовать студентам и их преподавателям. И пожалеть тех, кто хотел сэкономить на переезде Консерватории, подобрав для неё «здание поближе, помещений поменьше, а удобства попроще», а в результате же потерял гораздо больше, только до сих пор, кажется, этого не понял.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Дмитрий Аграновский

Российский адвокат, политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня