18+
пятница, 9 декабря
Общество

Русские — на задворках Стамбульского кладбища

90 лет назад Русская армия генерала Врангеля — последняя вооруженная сила белых на Юге России — эвакуировалась из Крыма и прибыла в Константинополь

  
715

В наступившем 2010 году Стамбул будет отмечать дату, которая тесно связана с кровавым историческим прошлым России: 90 лет назад, в 1920-м году, Русская армия генерала Врангеля — последняя вооруженная сила белых на Юге России — эвакуировалась из Крыма и прибыла в Константинополь (так до 1930-го года именовалась турецкая столица). Всего сюда пришло около 150 «плавсредств». Это были корабли под Андреевским флагом, суда Добровольного флота, казенные транспорты и бесконечная вереница коммерческих судов всяких рангов, величин и названий. Они были забиты людьми — около 150 тысяч русских беженцев положили начало самой массовой эмиграции в мире.

Накануне Нового года корреспондент «Свободной Прессы» побывал в Стамбуле и попытался отыскать хоть какой-нибудь «русский след» того трагического бегства.

Оказалось, что это очень нелегко.

— Русские кладбища? Церкви? Не знаем. Русский Стамбул это, в первую очередь — базары, дубленки, дешевая кожа, челноки, — отвечали стамбульские экскурсоводы.

Правда, некоторые из них — постарше — неуверенно припоминали, что где-то в их городе есть три русские церкви. Но адреса? Этого даже самые опытные не смогли сказать, оправдываясь тем, что «стандартные русские туристы» такие вопросы не задают.

— Всех интересуют султанский гарем и Голубая Мечеть… А вам — кладбища какие-то нужны! Вот если хотите, можно осмотреть подарки русских царей турецким правителям, они хранятся в Топкапи Сарае, во Дворце султанов!

Между тем, Константинополь в 20-е годы прошлого столетия стал главным транзитным пунктом для беглецов из Советской России. Долгие годы, пока армия генерала Врангеля, окончательно не перебралась в Европу, Азию, и Африку, стали для русских самыми тяжелыми. Они до сих пор являются и самыми малоизученными, о них мы знаем исключительно по знаменитой пьесе Михаила Булгакова, ставшей позже кинофильмом «Бег».

Вот как описывали турецкую столицу 20-х годах в своей книжке европейские историки Хелена и Стефанос Йерасимос:

«Черные, как смола, сенегальцы, белокурые шотландцы в бордовых килтах, итальянские пехотинцы в шляпах, щедро украшенных перьями, итальянские жандармы в широкополых шляпах эпохи Наполеона и форме цвета морской волны, греческие военные, выглядящие как чародеи, критские жандармы в широких бриджах и ботинках, русские офицеры царской армии, всех сословий, в обносках, но очень гордые, их грудь украшали медали, а штаны — дыры…»

Конечно, эту часть истории города многие турки уже не помнят, но какие могут быть к ним претензии? Более того, можно сказать слова благодарности Османской империи за тот приют и скромный хлеб-соль, что был даден беглецам.

— Попробуйте поискать русское белогвардейское кладбище в районе метро Şişli. Но, уверен, что вы его без посторонней помощи не найдете, — был короткий и явно без желания помочь ответ из селектора Российского посольства в Стамбуле.

Как это часто бывает в сказках, нужно было положиться на волю случая или на Бога. Автор так и поступил — и без труда нашел русское кладбище. Усатый охранник-турок не стал упираться и пропустил на территорию закрытого греческого кладбища, в дальнем углу которого покоились бывшие русские офицеры.

За время гражданской войны, в период с 1917 по 1920-й годы, Россию покинуло от двух до трех миллионов беженцев. Американский Красный крест тогда сообщал, что на 1 ноября 1920 года насчитывалось 1 963 500 эмигрантов. Но уже в 1921 году тот же источник утверждал, что число беженцев из России достигло 2 935 000 человек.

Сегодня практически невозможно найти современных авторов в России, которые бы интересовались русской иммиграцией в Турции. А ведь меньше 100 лет назад каждый пятый житель турецкой столицы был русским. Сегодня, правда, разные авторы называют разные цифры, но большинство из них склоняются к тому, что в миллионном Константинополе после прибытия армии Врангеля, проживало около 200 тысяч бывших россиян.

…Ровно год назад, в январе 2008 года, в турецком городке Гелиболу состоялась торжественная закладка памятника воинам Русской армии генерала Врангеля. В торжественной церемонии приняли участие: с турецкой стороны — губернатор вилайета Чанакале Орхан Кырлы и мэр Гелиболу Джехад Бингель, а также сотни жителей города, с российской — посол РФ в Турции Владимир Ивановский.

История этого памятника такова. 22 ноября 1920 года на рейде рыбацкого городка Галлиполи, близ Константинополя встали русские пароходы «Херсон» и «Саратов». Они доставили из Константинополя первую партию беженцев — 30 000 русских людей — военных и гражданских, женщин и детей. В разрушенном недавней войной городке им предстояло стать беженским лагерем. Это были те, о ком позднее писал Маяковский:

К туркам в дыру,

в Дарданеллы узкие,

плыли

завтрашние галлиполийцы,

плыли

вчерашние русские.

«Насчет „дыры“ — это точно, что же касается „вчерашних русских“, тут поэт ошибся — они всегда были русскими, до последнего дня своей жизни, — считает современный исследователь Николай Черкашин. — Несмотря на строго расписанную военную организацию, в Галлиполи под проливным осенним дождем высадились в большинстве своем сломленные морально и физически люди, беженская масса, ничего уже не видевшая для себя впереди…»

Из воспоминаний Никанора Васильевича Савича, выдающегося российского земского деятеля, бывшего члена правительства Юга России:

«Люди, входившие в состав полков, батарей и прочих частей, после высадки невольно жались друг к другу… Они были бесприютны и беспризорны, выброшены на пустые и дикие берега, полуодетые и лишенные средств к существованию. Большинство не имело ничего впереди, не знало ни языков, ни ремесел…»

Многое было бы возможно узнать от родственников тех, кто сегодня лежит под могильными плитами на кладбище в Şişli. По всему видно, что соорудили им кресты на старый манер — преимущественно восьмиконечные. Порой с ошибками и тоже на старый лад прописаны надгробные надписи. Подобных крестов и надписей очень много на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем. Но, увы — найти этих потомков русских стамбульцев сегодня крайне сложно. А то, что деревья во время съемки оказались поваленными на нескольких могилах — вероятно, просто случайность. И как-то совсем странно выглядят могилы тех, кто родился уже в семьях эмигрантов. Вот бы посмотреть на их детей! Но…

Один из турецких исследователей Фикрет Адиль пишет о тогдашних эмигрантах из России:

«Русские белогвардейцы, бежавшие в Стамбул от революции, были самыми цивилизованными среди представителей царской России. Они привили турецкому Стамбулу первую отраву цивилизации. Традиции стамбульских семей, оправляющихся от потрясений первой мировой войны, закончились и растворились, когда прибыли русские белогвардейцы со своими «гаремами»…

Памятью о Галлиполи остался крест — нагрудный знак в память пребывания Русской Армии в военных лагерях на чужбине с надписью «Галлиполи» и датами «1920−1921», утвержденный генералом Врангелем 15 ноября 1921 года. Он и послужил образцом для создания памятника, открытого в январе 2008 года, в турецком городке Гелиболу.

Иван Бунин:

«Галлиполи — часть того истинно великого и священного, что явила Россия за эти страшные и позорные годы, часть того, что было и есть единственной надеждой на ее Воскресение и единственным оправданием русского народа, его искуплением перед судом Бога и человечества».

Стамбул

Фото автора.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня