18+
пятница, 9 декабря
Общество

Снимай трусы, вставай на лыжи!

Шмон на границе или невероятные приключения украинцев в России

  
264

Они приезжают к нам с Украины работать. Тысячами. Кто кем. Большинство работает нелегально. Оформить разрешение на работу стоит 15 тысяч рублей на полгода и, конечно, никто из них не может, и не хочет тратить такие деньги из своих, не очень больших, заработков. Да и регистрацию многим из них наши наниматели не делают — хлопотно. Получается, что живут и работают в России эти тысячи — абсолютно нелегально. И платят и платят и платят… каждому встречному в форме.

«500-веселый» поезд Москва-Жмеринка

— Это не только Москва-Жмеринка, я ездила и на хмельницком и одесском поездах — везде одно и то же. Во всех поездах с России в Украину, везде нас обирают,— рассказывает наша собеседница из Винницы, призжающая на заработки в Москву.

— Я деньги всегда прячу в трусы. Так надежнее, сумки, чемоданы, карманы — все вывернут и вытрясут. В кармане только тысяча сотнями на взятки. Первый шмон начинается когда еще только идем к вагонам. Нас милиция может остановить и в метро, и на перроне. Часто ловят сразу же, прямо на станции Киевская, на выходе из вагона. Нас же сразу видно — мы село, с сумками, с баулами. Останавливают, проверяют документы и даже, если есть регистрация - начинают расспрашивать, тянуть время: где были, почему так долго? Начинаешь волноваться, нервничать, а им больше ничего и не надо. Проще дать 500 рублей и идти на поезд — он ждать не будет. У знакомых девчонок была такая ситуация, была регистрация, но просроченная на два дня, и они говорят — положите вон туда на ступеньки 1000 рублей и идите с богом. Девчата положили и побежали по вагонам.

Только сели в вагон — начинает проверять милиция, наверное дорожная. Если есть регистрация, то никаких претензий не предъявляют, а если нет — то выходите в тамбур, и естественно, дайте пожалуйста, 500 или 1000 рублей, как у кого пройдет.

Потом идет русская таможня. Они спрашивают: антиквариат, иконы и т. д.(ну мы такого никто не везем). И спрашивают не превышает ли сумма у нас в кошельках 3000 долларов. У некоторых превышает: люди и по три месяца, и по полгода работают, и по году. Все, в основном, везут деньги из России в долларах — это самое выгодное. Тут раздевают аж до трусов, особенно молдаван. Их шмонают от и до.

Потом пограничники — опять спрашивают регистрацию. Если ее нет — то прошу пану в тамбур и то же самое, плати 500 или 1000 рублей и проезжай.

«СП»: — А ваши таможенники?

— Наши нас не трогают. Все — границу переехали и можно спать спокойно. Наши молдован трясут, тоже до трусов раздевают. А нас нет — не трогают.

В день с киевского вокзала уходит в сторону Украины около 20 поездов. Сколько в день проезжает в них нелегально работающих в России украинцев — можно себе представить. Сколько они оставляют денег всяким служивым людям при пересечении границы — не подсчитать.

«СП»: — Женя, много ваших знакомых ездит на заработки в Россию?

— Много. Из моих знакомых 10 медсестер работают в России сиделками. Я бы и хотела дома подработать, но у нас работы нет — даже рабочим на хлебзаводе не устроиться.

«СП»: — И сколько лет вы так ездите?

— Шесть.

«СП»: — Скажите, как вам москвичи и россияне?

—  Да разные люди попадались. В первое мое дежурство — очень вредничали. Относились ко мне, как к рабу. Даже следили, чтобы я чай, не дай бог, с сахаром не пила. Хозяин был военный финансист. И очень жадный и хам. А потом все люди нормальные попадались. Даже работала у очень богатых, на Рублевке, все было хорошо. В основном люди хорошие и дай им бог здоровья и благоденствия. Простые смертные всегда найдут общий язык. А то, что там в верхах — это все ерунда.

«СП»: — Из Винницы ездят работать только в Россию?

— Нет, у нас многие ездят в Киев, там платят не хуже. А мужики-строители — часть в Россию, часть в Киев. Но в Россию едут больше, тут больше вероятности, что найдешь работу. Наши ездят и в Италию. Но там труднее без языка. У меня подруга два года в Португалии сиделкой проработала, вернулась — купила квартиру.

Выборы

«СП»: — Женя, на Украине голосовали за президента. Вы в Москве. А если бы Вы голосовали, то за кого?

— Мы за Юльку.

«СП»: — А почему за Юльку?

— А мы так думаем — жинка, мож она поможет выбраться с кризиса. Все говорят, что ей не дают развернуться, палки в колеса вставляют.

«СП»: - А Янукович?

— Про него у нас говорят, что он дюже связан с криминальными кругами. Рассказывают всякие небылицы. Например, рассказывали, шо он вышел в Сумах на площадь, и не знал, что микрофон уже включен, и говорит — Что это так мало быдла собралось? И на прошлой выборной компании очень плохо всегда отзывался о простых людях. За него у нас не голосуют. Не верят ему.

«СП»: - Откуда такие слухи?

— Это среди народа ходят.

«СП»: — А за Ющенко?

Ой, нет — не надо нам дальше такой радости.

«СП»: — А как в Винницах простые люди относятся к модной сейчас теме голодомора?

—  Да что он, как придурок какой уцепился за этот голодомор? А шо, нигде больше не погибали люди? Зачем ворошить это все? Все эти свечи зажигают — абсурд. У нас так старухи говорят — «Ты борешься за голодомор, так смотри, как мы живем». Мать моя получает 500 гривен пенсию, платит из нее 200 гривен коммунальных платежей и 150 гривен уходит на лекарство. И как ей жить? А она не умирает от голода?

«СП»: — А к бандеровцам?

— В нашем регионе к бандеровцам очень плохо относятся, считают, что они бандюки. Есть два у нас два придурка, шапки понадевают и ходют, но их только на смех поднимают. Это все западная Украина, это там. Они же раньше нас (центральная Украина) всегда считали «совитки», сейчас помягче стали к нам относиться — одна страна все-таки.

«СП»: — Что у вас с русским языком?

Раньше у нас было три школы русских. А сейчас ни одной. Русский преподают как иностранный. Та литература, которую нам преподавали (Пушкин, Толстой и д.р.) - теперь идет как иностранная литература, наравне с английскими и французскими классиками. Молодежь уже мало по-русски говорит. В основном старшее поколение. Сейчас сделали, что все документы, заявления — только на украинском. Пишут бабки и на украинском, с ошибками, но пишут. Им в домуправлениях и пенсионных шпаргалки напечатали. Они с них и списывают.

«СП»: — Скажите, а не хотели бы опять объединиться Россия-Украина-Белоруссия?

— Конечно хотели бы, только без кавказских республик. Мы когда разъединялись, все женщины были ЗА. Боялись, что сыновей начнут в горячие точки, на войну посылать. В Грозный. Тогда все женщины были за разъединение. А сейчас можно и опять объединиться. Хотя, за столько лет, мы уже привыкли жить сами. Независимо от России.


Наша собеседница:

Женя — медсестра высшей категории. Работает в городской больнице в Винницах. Через месяц. Месяц там, и месяц тут — в Москве — суточной сиделкой с тяжелобольными. В Винницах за месяц она получает 1000 гривен = 5000 рублей. В Москве 40 тысяч = 8000 гривен (ухаживая бессменно целый месяц за лежачими, умирающими стариками).

Дома у нее трое детей и муж, который зарабатывает ту же 1000 гривен в месяц и старая мать с пенсией 500 гривен. Цены в Винницах на продукты — такие же как в Москве. Ну, может, чуть дешевле. И все ждут ее — главную кормилицу.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня