18+
вторник, 6 декабря
Общество

Владимир Овчинский: Нургалиев принес «палки» МВД в жертву народу

Но, по мнению ветеранов системы, от нового кульбита реформы, вряд ли, хоть что-то изменится в лучшую сторону

  
29

Министр внутренних дел Рашид Нургалиев подписал указ о новых правилах оценки деятельности милиции. «Новый приказ максимально уходит от валовых показателей и тех предпосылок, которые создавали для сотрудников пресловутую палочную систему», — заявил министр. Новая метода оценки учитывает мнение граждан о качестве работы органов внутренних дел — введены «показатели, которые характеризуют общественное мнение». Кроме того, при оценке будет учитываться также «резонансность» выявленного или раскрытого преступления.

Удастся ли поднять уровень работы правоохранительных органов на новую высоту таким способом, рассуждает советник председателя Конституционного Суда РФ, генерал-майор милиции Владимир Овчинский.

«СП»: — Владимир Семенович, будет ли толк от приказа Нургалиева?

 — Я думаю, что в такой критической ситуации, в которой сейчас оказалось МВД, надо было не объявлять о приказе, а представить проект приказа общественности. Есть комиссия по правоохранительной деятельности в Общественной палате, есть комитет по безопасности в Госдуме. Надо было пригласить экспертов от общественных организаций, из научной сферы — из ведомственных институтов правоохранительных органов, из Академии наук, из независимых политологических центров. Ветеранов пригласить — там есть мудрые люди, бывшие руководители МВД СССР и МВД России. И устроить комплексный мозговой штурм. Но опять готовилось все кулуарно. Нам заявляют, что отказались от «палочной» системы, но надо же пощупать, посмотреть. Я не понимаю: МВД заявляет об открытости, а где эта открытость?

Никто ничего не представляет, не обсуждает. Опять нас ставят перед фактом. Может быть, приказ хороший, а может, плохой. Потом, сам приказ ничего по сути не решит.

«СП»: — Это почему же?

 — Важно сломать идеологию. Можно придумать хорошие критерии, но если по-прежнему мы будем считать, что преступность должна постоянно снижаться — ведь главным критерием остается снижение преступности — по-прежнему будут укрывать преступления от учета, будут заниматься так называемой управляемой статистикой, вынесением незаконных отказных материалов — отказов в возбуждении уголовных дел. Мы не ломаем в корне ключевой принцип, который заключается в том, что жить стало лучше, жить стало веселей. Мы все время докладываем об успехах: преодолели кризис — жить стало лучше. Раз преодолели — значит, преступность должна снизиться. Ну нельзя же так!

«СП»: — А что реально происходит с преступностью?

 — По итогам 2009 года общее число заявлений по преступлениям, которые граждане написали в милицию и другие правоохранительные органы, увеличилось примерно на 7% и составило порядка 19−20 миллионов заявлений. А число зарегистрированных заявлений уменьшилось на 7%, и составило менее 3 миллионов заявлений. Получается, где-то 17−18 миллионов заявлений о преступлениях зависли между регистрацией и принятием решения о возбуждении уголовного дела. Из них около 5 миллионов ушло в так называемые отказные материалы. Из которых, в свою очередь, около 2 миллионов отменены прокуратурой как незаконно отказные. Но эта цифра в статистику уже не попала, там остается по-прежнему меньше 3 миллионов заявлений. Обычно прокурорские проверки, когда отменяют решения об отказе в возбуждении дела, идут в конце года, когда статистика сформирована. Понимаете? Уже здесь получается лакуна 17−18 миллионов — это то, что называют управляемой статистикой. Вот это безобразие когда мы закончим? С этим что мы делаем?!

«СП»: — Какие еще есть болевые точки?

— МВД на своем сайте вывешивает статистические показатели. Всегда, во все времена, среди этих показателей одним из важнейших был розыск лиц, пропавших без вести. Последние 3−4 года он исчез, этот показатель МВД засекретило. Нам ежегодно МВД и прокуратура докладывает, что у нас в последние годы снижается количество убийств. Но я смотрел статистические данные по лицам, пропавшим без вести, которых разыскивают, и которые так и не были найдены — за последние годы их число постоянно растет. Общий вал их нарастает в геометрической прогрессии. То есть, число убийств снижается, а лица пропавшие без вести — возрастают! Одновременно, в еще большем масштабе, растет количество неопознанных трупов с неустановленной причиной смерти. В основном пишут: «В результате гнилостных изменений невозможно было установить причину смерти». И вот этот показатель растет катастрофически, а количество убийств — снижается!

«СП»: — И как это выглядит в жизни?

 — Возьмем простую ситуацию: что такое труп с неустановленной причиной смерти в результате гнилостных изменений? Дело битцевского маньяка Пичужкина, который в Битцевском парке нападал на бродяг, на выпивох, и садистски их убивал. Там было сначала найдено 6−7 трупов, по ним были заведены уголовные дела. Расследование вела прокуратура, как у нас полагается, в оперативном сопровождении милиции. Потом Пичужкина, наконец, поймали. У него нашли дневник, в котором он фиксировал все свои убийства. Он дал признательные показания. И оказалось, что он убил не этих 6−7 человек, а убил 61 человека — в десять раз больше. И все эти остальные 50 с чем-то убийств были отнесены к трупам с неустановленной причиной смерти.

Вот вам реальная картина. Он их убивал, сбрасывал в коллекторы, трупы там гнили. Даже те, которые находили, были разложены. Никому не нужно портить статистику — разложенный труп никто не ищет. С неустановленной причиной смерти, неопознанный — актировать, сжечь, и выбросить. Все.

И когда мы берем реальную картину — вот она. А данные, которые ее рисуют — закрыли, хотя они обязаны быть открытыми, и всегда, даже при советской власти, были открытыми — по лицам, пропавшим без вести и неопознанным трупам. Даже в СССР эти данные были открыты с 1985 года. И вот — их закрыли.

«СП»: — И что получается в итоге?

 — С одной стороны, мы имеем разрыв между заявленными сообщениями о преступлениях и зарегистрированными — 17 миллионов. А с другой — мы имеем дикий разрыв между пропавшими людьми, неопознанными трупами и зарегистрированными убийствами. Вот главные критерии работы милиции, а здесь идет постоянная фальсификация. И ни МВД, ни прокуратура не хочет эти проблемы решать. И я уверен, что они опять обошли в этом приказе эти вопросы! Они все убрали, запретили. Даже запретили главному информационному центру выдавать эти данные научным сотрудникам ВНИИ, Академии, университета МВД, то есть ученым из системы МВД — в погонах. А я эти данные получил в Генпрокуратуре — дикий рост идет. Поэтому все заявления Нургалиева — под большим сомнением.

«СП»: — В чем же должна заключаться реформа МВД?

 — Не в том, чтобы сократить какие-то департаменты, увеличить зарплату. Потому что люди жалуются не на то, что такой департамент существует, или другой. Люди жалуются на взяточничество в милиции, пытки, хамство, на укрытые преступления и на не реагирование на свои заявления. Вот пять показателей, на которых жалуются люди, должна быть реформа кардинальная! Есть прекрасный международный опыт — европейский и американский, вот здесь надо работать, а не сидеть и кроить департаменты, чем сейчас занимается МВД!


Содержание реформы МВД: официальная версия

В декабре прошлого года о планах уйти от «палочной системы» подробно рассказал первый заместитель министра внутренних дел Михаил Суходольский.

Во-первых, запланировано существенное сокращение количества оцениваемых критериев по курируемым подразделениям в сравнении с действующим приказом МВД России № 650 от 2005 года. Так, для подразделений милиции общественной безопасности общее количество критериев оценки уменьшено со 128 до 83, в том числе для участковых уполномоченных с 20 до девяти, подразделений по делам несовершеннолетних — с 20 до 14, подразделений по борьбе с преступлениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства — с 28 до девяти.

Во-вторых, упор будет сделан на качество профилактической работы, которая оценивается через призму состояния оперативной обстановки на территории обслуживания. В частности, оценка участковых уполномоченных милиции находится в прямой зависимости от состояния бытовой преступности в расчете на численность населения.

Третьей особенностью нового приказа является перенос внимания на качество оформления и подготовки материалов, как по уголовным, так и по административным правонарушениям. Отрицательный результат в оценке работы милиционеров будет связан с увеличением количества прекращенных или отмененных вышестоящими инстанциями, в первую очередь судами, постановлений.

Четвертый аспект — оперативность реагирования на сигналы о происшествиях, как следствие — своевременность пресечения или раскрытие преступлений по горячим следам.

Пятое — близость подразделений милиции к населению. В особой мере это затрагивает показатели участковых уполномоченных, патрульно-постовую службу и инспекторов по делам несовершеннолетних.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня