Общество

Операция «смерть» или как врачи загубили две жизни

Беременная женщина пришла в больницу за помощью, а через десять часов скончалась на операционном столе

  
112

В конце прошлого года в новом, хорошо оборудованном роддоме в Челябинской области во время срочного кесаревого сечения умерла женщина и ее неродившийся ребенок. Беременность 34-летней Ольги Чукиной до 28-ой недели протекала нормально. В больницу она обратилась с жалобами на отеки ног и высокое давление, а спустя 10 часов умерла на операционном столе. Ребенка врачи также не спасли. После трагедии родные погибшей решили добиваться расследования причин ее гибели. Они обратились в прокуратуру области и Минздрав. В результате проведенных проверок, следственный отдел при прокуратуре Октябрьского района Челябинской области возбудил уголовное дело по статье 109 часть 2 уголовного кодекса РФ (причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей). Родные погибшей очень надеются, что люди, виновные в этой трагедии будут наказаны по закону. Они до сих пор не могут поверить в случившееся.

Малыш должен был родиться уже в марте, прямо ко дню рождения Ольгиного мужа Максима. Для нее это был второй брак и второй ребенок, а для него — первая возможность испытать радость отцовства. Они знали, что будет девочка и уже выбрали ей имя — Даша. Но 26 декабря и мама и ее неродившаяся дочь умерли на операционном столе. У Ольги остался сын от первого брака 14-летний Дима, который теперь будет жить со своими бабушкой и дедушкой.

Елена Лемегова — сестра погибшей, рассказала подробности трагедии.

 — 26 декабря в 12:30 сестра позвонила мне и пожаловалась, что у нее поднялось давление и отекают ноги, — рассказывает она. — Я сказала, чтобы она отправлялась в больницу, ведь с такими вещами не шутят. В 14:30 Оля снова позвонила и сказала, что лежит под капельницей. Что ей капали, она не знала. Врач ее не осматривал, вероятно, просто отдал медсестре распоряжение поставить капельницу и все. А в 18:00 мне позвонила наша мама и говорит, что Оле совсем плохо. Сестре поставили диагноз «гестоз» 3 степени.

Врач-гинеколог предложил госпитализировать сестру в Челябинск. Сказал, что положение серьезное и нужно вызывать роды, иначе можно потерять и мать, и ребенка.

Потом почему-то врачи все же решили никуда ее не везти, а делать кесарево сечение на месте. В 23:30 при подготовке к операции и подачи наркоза у Оли остановилось сердце. Вот так вот — в 14:00 она пришла в больницу, а через 10 часов уже умерла на операционном столе.

«СП»: — К каким выводам пришла комиссия Минздрава, проводившая экспертизу?

— В заключении говорится, что были зафиксированы неудачные попытки и трудности при интубации во время оперативного родоразрешения. Интубация — это когда через гортань в легкие проводится трубка и подается кислород. Может быть, эта трубка задела какие-то нервные окончания, может, была передозировка лекарств, потому что попытку интубации предпринимали 5−6 раз, вместо положенных двух. Как мне объяснили врачи, неправильная интубация может вызвать остановку сердца.

«СП»: — Вы надеетесь, что удастся доказать вину врачей?

 — Мы очень на это надеемся. Сейчас дело наконец-то сдвинулось с мертвой точки, прокуратура должна принять решение о возбуждении уголовного дела. Если будет отказ, мы, конечно, будем его обжаловать. Сейчас анестезиолог, который проводил процедуру интубации, по одним сведениям, отстранен от работы, по другим, всего лишь переведен в другой отдел. А вся наша семья все никак не может прийти в себя, как вечер — так и плачем. Сестра очень хотела этого ребенка. Первый брак не сложился — прожили 10 лет и развелись. Сын уже почти взрослый. Поэтому, когда два года назад Оля во второй раз вышла замуж, конечно, они с мужем стали мечтать, что у них появится малыш. Когда узнали о беременности, радости не было предела. А потом еще больше радовались, когда выяснилось, что будет девочка. К сожалению, все закончилось вот так трагично. Сестру и малыша уже не вернуть, но виновные должны быть наказаны, чтобы больше они не смогли причинить никому вред.

«СП»: — Что говорят врачи, почему они не спасли ребенка?

 — Это еще один вопрос, который остается без ответа. Спасти его даже не пытались. Врачи говорят, что констатируя смерть матери, они автоматически констатировали и смерть ребенка. Мне так и не объяснили, почему его не извлекли. Увы, ребенок в утробе матери и даже находящийся уже в родовых путях у нас по закону не считается субъектом и привлечь к ответственности врачей за то, что они его не извлекли невозможно.

Комментарии главного врача Октябрьской ЦРБ Александра Косолапова:

 — Мы очень соболезнуем родственникам, понимаем и разделяем всю тяжесть трагедии, которая произошла. Мы сами заинтересованы в том, чтобы разобраться в причинах и не допускать их повторения в будущем.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Дмитрий Потапенко

Предприниматель

Виктор Похмелкин

Председатель "Движения автомобилистов России"

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня