Пользователям соцсетей грозят тюрьмой или психушкой

И есть только один способ обезопасить себя от преследований

  
5523
На фото: участники митинга за свободу интернета в Москве
На фото: участники митинга за свободу интернета в Москве (Фото: Михаил Терещенко/ТАСС)
Материал комментируют:

В Санкт-Петербурге в понедельник суд приступил к рассмотрению дела Эдуарда Никитина, обвиняемого в экстремизме за посты в социальной сети.

Поводом для обвинения стали анекдот, в котором высказаны сомнения в возможности перемен после выборов, и карикатура, опубликованные Никитиным в 2015 году. А в декабре 2017 было возбуждено дело по ст. 282 Уголовного кодекса РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Адвокат Максим Камакин сообщил «Интерфаксу», что после проведения психиатрической экспертизы следствие просит не о привлечении к уголовной ответственности его подзащитного, а направлении его на принудительное лечение. При этом сам защитник впервые слышит, чтобы за анекдот, даже политический, возбуждали подобные дела.

Между тем, по данным судебного департамента при Верховном суде России, с 2011 года количество россиян, осужденных за экстремизм, выросло в 4 раза. При этом в 2017 году 604 человека были осуждены за репосты и лайки, признанные экстремистскими или оскорбляющими чувства верующих.

По словам управляющего партнера агентства «Социальные сети» Дениса Терехова, у всех соцсетей есть разные возможности по ограничению доступа пользователей к информации.

«Любой человек может писать и ограничивать доступ к информации тем или иным образом. Другое дело, что, если правоохранители захотят до чего-то докопаться, то социальная сеть, безусловно, отдавая информацию пользователя, и их совсем закрытые посты может отдать», — заявил он.

Читайте также

По мнению эксперта, единственный надежный способ обезопасить себя - просто ничего не писать.

«Отправиться к известный таежный затворнице Агафье Лыковой на заимку в Хакасию, и там, молясь матери оленихе, где-нибудь на бересте что-то царапать. Хотя я думаю, скоро правоохранители и до туда доберутся, наверное», — полагает Терехов. Эксперт не отрицает необходимость закона, но обращает внимание на его применение.

Эксперт уверен, что суд должен внимательно разобраться действительно ли это серьезное преступление или может на него не стоит даже внимания обращать. По его мнению, в некоторых комедийных программах, идущих на федеральных каналах, «на четыре тома разных уголовных дел можно найти контента, посмотрев только одну серию».

В свою очередь, адвокат Александр Карабанов согласен с коллегой, что суд действительно должен очень избирательно и внимательно относиться к каждому случаю. Вместе с тем, напомнил, что вместе с правами наступает и ответственность, поэтому он советует всем гражданам изучать законодательство, в том числе, и в части, касающейся соцсетей.

«Я считаю, что в обязанности человека входят изучение нашего законодательства, хотя бы на уровне бытового пользования. И, в общем-то, каждый человек должен понимать, что у нас и дорогу нельзя переходить на красный свет, и в общем-то нельзя совершать некие активные действия, которые формально могут попасть под признаки преступления», — подчеркнул он.

Адвокат обратил внимание, что уголовная ответственность за тяжкие преступления наступает с 14 лет. Любой человек, по его мнению, способен прочитать буквально 3−4 статьи, которые применимы к данному виду преступления и разобраться носят ли его действия уголовный характер либо нет.

«Абсолютно простые статьи и, в принципе, смысл всех этих статей исходит из норм морали и нравственности», — заявил Карабанов.

При этом он считает, что к вопросу санкций и ответственности за преступления, связанные с экстремизмом, нужно подходить очень индивидуально. По его мнению, необходимо учитывать как личность человека, так и то, какую цель он перед собой ставил.

«Если, например, он просто пытался выразить свою мысль, но совершенно случайно перешел границу, его действие попали формально под состав преступления, конечно, же таких людей нельзя арестовывать, нельзя заключать в СИЗО. Но, если мы понимаем, что человек является активным, может быть членом какой-то группировки и призывает к насилию, свержению власти и незаконной деятельности, то, безусловно, мера пресечения и приговор должен соответствовать непосредственно задачи и роли данного человека», — уверен юрист.

Карабанов также заметил, что интернет — это одна из площадок, где человек может активно выражать свое мнение либо действительно совершать преступление. При этом он подчеркнул, что у нас закон подстраивается под научно-технический прогресс и сейчас интернет-ресурсы приравниваются к средствам массовой информации, которые обладают колоссальной властью над мышлением людей. Адвокат считает, что законодатель вынужден данный информационный сектор защищать, в первую очередь для того, чтобы не совершались преступления.

Свою точку зрения на сложившуюся ситуацию «СП» высказал интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев.

— Эта ситуацию уже даже не актуальна, она просто назрела, потому что актуальной она была два года назад. Мы ею плотно занимались, проводили круглый стол по этому поводу, соответственно разбирали ее. Тогда уже были дела за лайки и репосты, и было понимание, что такое суровое законодательство, которое принято в Российской Федерации, приведет к тем последствиям, которые мы имеем сегодня.

Сейчас мы пожинаем, по большому счету, плоды того эксперимента, а по другому это не назовешь, который законодатели провели в России. Надо понимать, что столь строгого и широко трактуемого законодательства нигде в мире нет.

Справедливости ради, нужно понимать, что к этой проблеме в разных странах относятся по разному. В мире существуют две диаметрально противоположные догматические истории.

Первая: классическая американская, когда отделяют деяния от слов. И соответственно — за слова не может быть наказания, а могут быть только другие слова, которые опровергают первые слова.

Вторая, назовем ее европейская, в силу своей природы немного иная: она основана на исторических особенностях Европы, связанных со Второй мировой войной.

282-я статья [УК РФ] в России принята в рамках международного соглашения. Россия не может от нее отказаться. Она у нас будет, потому что у нас есть наследие Великой Отечественной войны и все, что с этим связано. Она говорит о том, что любые слова, которые несут в себе ненависть, могут привести к последствиям, и поэтому они недопустимы в том или ином виде. Например, дискриминация по цвету кожи и тому подобное.

В нашем случае, трактовка абсолютно широкая, и трактуется, что мы наблюдаем и за лайки, и за репосты, хотя правовой основы под это нигде в мире не подведено: что есть лайк, а что есть пост и что есть перепост.

В разных странах это по-разному разбирается, и судьи приходят к разным выводам в зависимости от ментальности, текущего законодательства, от принципов и понимания этой ситуации.

Мое видение заключается в том, что эту статью совсем убрать нельзя, но ее абсолютно точно нужно сузить и привести к пониманию того, что: если слова привели к необратимым последствиям, то есть действию, то наказывать необходимо. Это абсолютно правильно.

Если в рамках каких-либо постов или чего-либо, негатив и все отрицательное адресуется непосредственно к конкретному человеку, то уголовное наказание также возможно.

Но никак нельзя наказывать просто за свою точку зрения, за слова, за видение, за репост или лайк. Это недопустимое наказание и от этого, конечно, нужно уходить. Поэтому конкретизировать эту статью жизненно необходимо.

Читайте также

В противном случае, мы получаем банальное цензурирование онлайн-пространства и, по сути, влияем на мышление современного поколения, которое в целом под давлением старшего поколения, у которого это еще не ушло из исторического генома, пытаемся ограничить наших детей, не давая им возможности самовыражаться. А это влечет за собой уже технологическое отставание и отставание с точки зрения науки, потому что наука — это всегда преломление или расширение сознания, или уничтожение правил, или игра без правил.

Поэтому слова и смысл, которые не адресованы конкретному человеку и не унижают его честь и достоинство, никак нельзя цензурировать, ограничивать, ни тем более за это наказывать.

Если на русский язык перевести, то критика любой религии допустима. Критика или слова ненависти в адрес конкретного верующего человека недопустимы. Критика в адрес веры допустима, и это абсолютно нормально для демократического общества, мыслящего общества, способного ставить под сомнение любой фактор окружающей жизни.

Новости образования: Министр просвещения выступила против единой формы для российских школьников

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт, член-корреспондент Российской академии ракетных и артиллерийских наук

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
10 лет Свободной Прессе
Сергей Марков
Сергей Марков

Поздравляю «Свободную прессу» с юбилеем. Вам удалось стать одним из очень спокойных и внятных интеллектуально развитых ресурсов, при том патриотической ориентации. Вы не анти-европейцы, вы русские европейцы. Вы задаете вопросы, на которые интересно отвечать, и вас интересно читать. Думаю, если вам не прикроют финансирование, вас ожидает блестящее будущее. А перекрыть финансирование могут только те, кто боится, что вас ждет слишком хорошее будущее, что вы можете стать слишком влиятельными и сильными.

Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня