18+
понедельник, 25 сентября
Общество

Убитый курсант: Я не умер, я вернусь. Только вы живите…

Минобороны не хочет платить родителям погибшего 3,5 миллиона рублей компенсации

  
28

Министерство обороны требует отменить приговор новосибирского суда, взыскавшего с ведомства 3,5 миллиона рублей в пользу семьи погибшего 17-летнего Радмира Сагитова. Напомним, в чем суть дела. 24 декабря прошлого года Октябрьский районный суд Новосибирска частично удовлетворил иск родителей погибшего курсанта о компенсации морального вреда. Родственники требовали взыскать с Минобороны 6 миллионов рублей, однако остались удовлетворены решением суда — суммой в 3,5 млн рублей.

Первокурсник Новосибирского высшего командного училища 17-летний Радмир Сагитов, приехавший из Башкирии, в феврале 2008 года был найден с перерезанными венами в квартире одного из домов новосибирского академгородка. Следствие установило, что курсант совершил самоубийство из-за неуставных отношений в училище. Восемь обвиняемых в доведении Сагитова до самоубийства были приговорены военным судом новосибирского гарнизона к лишению свободы на срок от двух до пяти лет, еще двое получили условные сроки.

Адвокат семьи погибшего Анна Чурикова сообщила «Свободной прессе», что в Новосибирский областной суд от Минобороны РФ подана кассационная жалоба. Дата ее рассмотрения пока не назначена. На каких основаниях военное ведомство требует отменить решение районного суда о выплате компенсации, тоже пока неизвестно.

— Я думаю, они будут настаивать, что ответчиками являются непосредственно причинители вреда, то есть курсанты, которые сейчас отбывают уголовное наказание, — отмечает Анна Чурикова — Мы предполагали, что так и будет, поскольку при рассмотрении иска военные и представители Минфина пытались убедить судью, что рублем отвечать перед родными погибшего должны непосредственно сержанты и курсанты, осужденные за издевательства.

Мы связались с сестрой погибшего курсанта — Лилией. Она рассказала, что их семья тоже не удивилась тому, что Министерство обороны решило обжаловать приговор.

— Мы и не думали, что все так быстро закончится. Не хочется им признавать свою вину и отвечать за смерть человека, — говорит Лилия. — Но какие могут быть изменения в приговоре? По-моему, суд все решил справедливо. Тем, кто довел брата до самоубийства дали совсем небольшие сроки. Если подумать, можно было бы и посильнее наказать этих людей. Все руководство училища было в курсе, что происходит с моим братом, и никто не хотел помочь. Это с их молчаливого согласия его избивали. Когда он ходил по училищу весь в синяках, офицеры-преподаватели над ним подтрунивали: «Что, Сагитов, опять упал неудачно» и смеялись… Об этом рассказывали сокурсники брата.

Вместе с вещами Радмира, его близким отдали две ужасные предсмертные записки, написанные их сыном перед самоубийством.

В первой, адресованной родителям, говорится: «Извините, что не оправдал ваших надежд. Исправлюсь в следующей жизни. Я не умер, я вернусь, вы узнаете обо мне. Только вы живите».

Другую записку он оставил своим мучителям - сокурсникам и офицерам военного училища:

«Все равно, я не крыса, я не красный. Я думал, что здесь действует военный устав, а не зоновские понятия. Я человек принципиальный. Я дал себе слово, что я ни за что не отчислюсь — я это сделал. Научитесь оценивать человека сразу. Чем же я заслужил судьбу несчастного изгоя? Я устал плыть против течения. Выдайте, пожалуйста, моим родственникам все, что здесь принадлежит мне».

— То, что брат пережил в этом училище, невозможно и представить себе, — говорит Лилия — Он нам особо не рассказывал об этом — жалел родителей. Привык всегда сам все решать. Только догадки у нас были, что не все в порядке. Я спрашивала: «Что у тебя с голосом», когда говорили по телефону. Он отвечал: «Да так, немного поругались… или немного подрались». Он всегда улыбался, всегда шутил. Как бы ему там ни было сложно, он нам этого не говорил.

Лилия рассказывает, что их 54-летняя мама сейчас в больнице с очередным сердечным приступом, уже не в первый раз после гибели Радмира.

— Мама у нас заболела. Сейчас у нее очередное обострение — отвезли в больницу. Ей нельзя волноваться, а быть спокойной не получается: то вспомнит что-то, то просто каких-нибудь военных по телевизору увидит … Папа пока держится. Он всегда выглядел моложе своих лет, занимался спортом. После трагедии стало не до этого. Все знакомые замечают, что он сильно сдал…

Но в Минобороне такие «мелочи», похоже мало кого волнуют.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня