18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Игорь Трунов: Шансы посадить Евсюкова пожизненно выросли вдвое

Эксперт-психиатр показал на допросе, что майор перед стрельбой был вменяем, не принимал наркотиков, психотропных препаратов, и даже выпил самую малость

  
12

Майор-убийца Денис Евсюков не находился под гипнозом в ночь на 27 апреля 2009 года, когда открыл стрельбу в столичном супермаркете «Остров». Такое мнение высказал на допросе в Мосгорсуде эксперт-психиатр из центра имени Сербского Андрей Григоров, который был членом комиссии, обследовавшей майора. Григоров добавил, что эксперты также рассматривали вопрос о временном психическом расстройстве Евсюкова, но и здесь никаких отклонений не обнаружили. Евсюкову дважды делали электроэнцефалограмму, но продолжать исследования доктора не сочли нужным, так как заметных патологий выявлено не было. Эксперты не нашли у майора и признаков наркомании и алкоголизма. «Мы оценивали его психическое состояние на момент инкриминируемых действий. Ставился вопрос о наличии у него признаков наркомании или алкоголизма. Этого выявлено не было. А вопрос об употреблении алкоголя или наркотиков перед нами не ставился», — пояснил Григоров.

Как повлияет свидетельство врача на приговор Евсюкову, рассуждает адвокат Игорь Трунов.

«СП»: — Игорь Леонидович, что произошло на нынешнем заседании?

— На заседании 10 февраля единственным значимым доказательством, которое исследовал суд, был допрос врача-психиатра Григорова — одного из экспертов, который проводил психиатрическую экспертизу Евсюкова и долго беседовал с подсудимым. Эксперт был вызван по инициативе стороны защиты, но, как оказалось в сухом остатке, нанес защите Евсюкова существенный удар.

«СП»: — Почему?

— По версии защиты, Евсюков ничего не помнит — есть момент дня рождения, а потом у майора что-то отрубается: преступления он не помнит, и в себя приходит только в отделении милиции. У всех создавалось ощущение, что раз Евсюков не помнит — значит, он невменяем. А эксперт сказал ключевую вещь: то, что он забыл, не значит, что он не отдавал себе отчета в момент совершения преступления. Это не значит, что он невменяем. Поведение Евсюкова в момент преступления было адекватным, вменяемым, и говорит о том, что он все делал осознанно. То, что он забыл это потом, ни о чем не говорит. Взаимосвязь между «забыл» и «невменяем» отсутствует, а отчасти на этом строилась позиция: раз не помнит — значит, был невменяем — значит, преступление неумышленное — значит, наказание не должно быть таким, какого требует уголовное законодательство.

«СП»: — А что он сказал по поводу гипноза?

— Об этом я его спросил. На прошлом заседании у нас был свидетель, который сказал о наличие гипнотизера, о возможности совершения деяния под гипнозом. Я попросил Григорова высказать свою оценку. Он ответил, что специально экспертиза этот вопрос не исследовала, но опосредовано обращала внимание на эту возможность. Так вот, никаких признаков, что Евсюков мог находится под гипнозом, или под воздействием наркотических или психотропных веществ, нет. Это однозначный вывод экспертизы.

«СП»: — А алкоголь был?

— Алкоголь был, но немного, и он существенно не влиял на его поведение и осознание того, что он делал. Поэтому эксперт, несмотря на то, что его вызвала защита, дал серьезные показания против Евсюкова.

«СП»: — Эти показания как-то повлияют на ваши дальнейшие действия?

— Нет. Они просто расставили по-другому акценты. Экспертиза выполнена согласно нормам права, она не может быть оспорена. Правда, если бы стороны поставили под сомнение заключение этого эксперта, встал бы вопрос о повторной экспертизе Евсюкова. Это существенно удлинило бы судебное разбирательство.

«СП»: — Но вопрос о повторной экспертизе не поставлен?

— Нет, нет. Эксперт однозначно ответил на все вопросы со стороны защиты.

«СП»: — Евсюков, как утверждает эксперт, не был ни под наркотиками, ни сильно пьяным. Теперь-то он получит пожизненное?

— Раньше я оценивал шансы как 30%, что дадут пожизненное. Но с учетом выступления психиатра мы укрепили свои позиции, и соотношение серьезно поколебалось. Вменяемое деяние — это серьезная вещь. Сегодня рассыпались показания, которые давал накануне свидетель Игорь Быков под присягой, что перед стрельбой Евсюкова опоили психотропными веществами. Думаю, теперь 60% за то, что Евсюкову дадут пожизненное.

«СП»: — Свидетель, который под присягой говорил о психотропных веществах, будет нести ответственность за дачу ложных показаний?

— Свидетель был юристом. Он не сказал, что он знает и несет ответственность за свои слова. Он сказал, что ему сказал об этом один человек в приватной беседе, причем этого человека он не может сейчас найти. Так лихо закрутить можно только, будучи хорошо знакомым с юриспруденцией. Поэтому, с одной стороны, вроде бы сказанное — неправда, если брать заключение экспертизы и анализ крови, с другой — доказательство, поскольку дано под присягой.

«СП»: — Суд заслушал психиатра. Что дальше?

— Все, следствие закончено. 16 февраля начинаются прения, а приговор вынесут 19 февраля. Каким он будет для Евсюкова, мы увидим через неделю.

Доводы в пользу невменяемости Евсюкова

Свидетели по делу отмечали странное и неадекватное состояние майора милиции. Многие связывали его состояние с поступившим в ходе празднества телефонным звонком, после которого он, якобы, стал неадекватным и пассивным. Однако накануне появилась и другая версия событий: юрист Игорь Быков заявил, что в его распоряжении есть диктофонная запись, где утверждается, что Евсюкову кто-то добавил в стакан психотропные вещества.

На «каком-то измененном состоянии» своего подчиненного настаивал и руководитель УВД Москвы по Южному округу Виктор Агеев. «Считаю, что все это не вытекает из прошлой жизни Евсюкова. Все это проводилось им в каком-то измененном состоянии, за которое с него вряд ли можно спрашивать», — заявлял он.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня