Общество / Экология

Красный Бор: Владимира Путина преследует токсичное прошлое

Санкт-Петербургу грозит экологическая катастрофа из-за мусорного полигона

  
3077
На фото: автомобиль-цистерна доставил партию жидкиx отxодов на полигон "Красный Бор"
На фото: автомобиль-цистерна доставил партию жидкиx отxодов на полигон «Красный Бор» (Фото: Сергей Смольский/ТАСС)

Петербург оказался в зоне чрезвычайной ситуации. То, о чем давно говорили экологи, может случиться уже в ближайшее время: тонны токсичных отходов, скопившиеся за десятки лет на печально знаменитом полигоне Красный Бор, могут привести к тому, что придется эвакуировать жителей пятимиллионного города (а со студентами и мигрантами все 8 млн.). Ведь расположенный в Тосненском районе Ленобласти всего в 50 км к северу от мегаполиса, этот полигон способен в буквальном смысле убить жизнь в российской Северной столице.

Об этом на выездном совещании по вопросам обеспечения национальной безопасности, проходившем во вторник в Нарьян-Маре, заявил секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. Он назвал ситуацию в Красном Бору «критической», требующей «немедленных мер». Напомнив, что данный вопрос уже не раз рассматривался на заседаниях межведомственной комиссии Совбеза по экологии. Были предложены конкретные шаги для решения проблемы. Однако они так и остались на бумаге, не реализованы региональной властью до сих пор.

«Минприроды России необходимо совместно с правительством Петербурга незамедлительно принять необходимые меры по улучшению экологической ситуации в районе полигона, включая обеззараживание захороненных химических отходов», — подчеркнул Патрушев.

Печально знаменитый полигон «Красный бор» был открыт в 1969 году. (Тогда никто не мог, конечно, предположить, как разрастется Питер, «встав» к середине второго десятилетия ХХI-го века практически впритык к зараженной территории). Предназначался он для размещения отходов 1−4 классов опасности, то есть, особо вредных для жизнедеятельности человека, животных, растений. Занимает территорию в 67,4 га. Содержится там в специальных котлованах порядка 2-х млн. тонн токсичных отходов — фенола, ацетона, каучука, пластмасс, лакокрасочной продукции, бытовой химии, химико-фармацевтической промышленности. Их накопление в одной конкретной местности уже само по себе чревато для самой местности, на возрождение которой требуются десятки лет и сотни миллионов рублей.

Читайте также

При том, что новые отходы, как уверяют в Смольном, не поступают туда с 2014-го. Но если не принимать мер, экологической катастрофы не миновать. К чему, собственно, все и идет. Местная власть, однако, этих мер не принимает, отделываясь громкими заявлениями и мутными обещаниями. Весной прошлого года в Петербурге проходил международный форум «День Балтийского моря». Одной из главных стала на нем тема загрязнения Балтики из-за поступления в её воды вредных веществ с полигона Красный Бор. Кстати, он ещё в 1992 году был признан Хельсинской комиссией по защите водной среды «горячей точкой Европы». Остается таковой и сейчас.

— Ситуация только ухудшается, так как Россия не выполняет своих обязательств, — сказал корреспонденту «СП» Виктор Терешкин, известный в РФ и за её пределами журналист, эколог, правозащитник. — Каждый раз, когда читаю в официальных документах разных важных отечественных инстанций о том, что полигон Красный Бор — это природоохранное предприятие, меня разбирает сардонический смех.

«СП»: — Насколько я знаю, Виктор, чиновники городской администрации разрабатывают проект ремонта гидротехнических сооружений…

— Да, причем не первый год! И конца этим разработкам не видно. Ещё в 2016 году я услышал от представителей комитета по природопользованию городской администрации, что «реальный ремонт начнется в этом году». И что — начался? Нет! Потому что нужен не ремонт отдельных составляющих полигона, а полная его рекультивация. От общественности скрывают реальное положение дел в Красном Бору. Хотя в российском законодательстве четко прописано: информация о состоянии окружающей среды должна быть максимально открытой. У меня сложилось впечатление, что для чиновников главное получить «под полигон» деньги из федерального проекта, а как их освоить они сами потом придумают. Смольный монополизировал право решать, что и как там делать, не особо считаясь с мнением специалистов.

«СП»: — То есть, ситуация на полигоне в последние годы действительно острая?

— С каждым месяцем она становится все острее, я бы даже сказал, страшнее. Если ничего не предпринимать, катастрофа неминуема.

Четыре года назад, в 2014-м, Ленинградская межрайонная природоохранная прокуратура в ходе проверки, проведенной по поручению полпреда президента РФ в Северо-Западном федеральном округе, пришла к выводу о нарушениях технологии обезвреживания и захоронения отходов. Что мало кого удивило из людей, знающих о проблеме не понаслышке. Ведь проектная мощность полигона исчерпана ещё в 1990 году — карты (котлованы-накопители), вырытые в залежах глин, уже тогда были полностью заполнены. Ответственные за содержание «больной» территории, стали наращивать вокруг карт глиняную стенку (обваловку). Полагается использовать для этого кембирийскую глину. Судя по тому, что после так называемого наращивания обваловки довольно быстро начали осыпаться, «кембирийца» заменили на более дешевый «продукт». Как результат — попадание загрязненных вод в ручей Большой Ижорец (водосбор рек Ижора и Нева).

Нарушения выявляют на полигоне постоянно. Одно из тех, что стало уже почти обыденным: прием грузов без соответствующего паспорта отходов. Что в свою очередь делает невозможным получить достоверную информацию об их составе, и может привести к возникновению аварийных ситуаций.

Одними экологическими проблемами в Красном Бору дело не ограничивается. Оброс полигон и уголовными. Минувшей весной Следственный комитет Главного Следственного управления по Петербургу провел там очередные обыски после возбуждения дела о хищениях. Следователи наведались в офис подрядчиков — «Проектводстроя». Именно эта компания осуществляла надзор за ремонтом обвалования на полигоне в 2014 году. Сами работы по её же проекту эксплуатации, содержания и капитального ремонта гидротехнических сооружений вела компания «Экоградстрой». О хищениях из городского бюджета на сумму 17,2 млн. рублей в 2016 году заявила городская прокуратура. Позже эта сумма увеличилась до 50 млн. Дело оказалось запутанным. Следствие продолжается до сих пор.

Но что же Смольный — как отреагировал на резкую критику главы Совбеза РФ? Может быть, клятвенно пообещал «устранить проблему в кратчайшие сроки»? Призвал на помощь специалистов-экологов, общественность? Как же! Там… возмутились «несправедливым обвинениям», заявив, что «никакой чрезвычайной ситуации на полигоне нет, и работы по подготовке рекультивации полигона идут своим чередом».

«Отходы размещены в 65 закрытых и 5 открытых картах, — сообщили журналистам в городском комитете по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности. — С января 2014 года полигон бессрочно прекратил деятельность. В связи с чем преобразован в государственное казенное учреждение и финансируется теперь из бюджета Петербурга».

Замечу, такого рода отписки для данного ведомства давно стали делом обычным. «Шлепают» их словно под копирку — что в делах о полигоне Красный Бор, что о других городских свалках. Самая большая (в Европе!) расположена на Волхонском шоссе, ведущим в туристскую Мекку — Пушкин (Царское село) и ко второй по значимости городской магистрали города — Московскому проспекту. В ветреную погоду там ощущается жуткий запах, идущий с Волхонки. А ветер у нас — ежедневное удовольствие. Хоть надевай противогаз! О чем, помнится, говорил как-то, будучи уже президентом РФ Владимир Путин. Как засуетились тогда чиновники, забегали, в поисках виновных: кто допустил? Закрыть! Для начала её просто подожгли. Кто — так и осталось неизвестным. Пушкинцам, а с ними и жителям Павловска, Красного Села, пригородных поселков рекомендовано было в течение нескольких дней не выходить из домов. Кое-как пламя сбили. Потом ещё с месяц боролись с тлением. Сейчас эта свалка считается закрытой. Но судя по запаху в южных и юго-западных районах города, её продолжают «пользовать»…

— Если называть вещи своими именами, то чиновники просто дурят народ, рассказывая о своей «заботе» о чистом воздухе, «безвредных» полигонах, — комментирует для «СП» проблему Виктория Маркова, председатель межрегиональной инициативной группы по экологической безопасности Петербурга и Ленобласти. — Знаете, почему даже у Патрушева лопнуло терпение, и он резко высказался в адрес тех, кому платят хорошую зарплату, чтобы добросовестно выполняли свою работу? Потому что длится всё это уже двадцать лет. Все эти годы из Смольного одни отговорки и отписки. Меняются губернаторы, руководители комитетов, но не меняется, а, наоборот, усугубляется только сама проблема. Питерская власть постоянно выпрашивает у Москвы средства на содержание полигона. Между тем, речь давно идет не о том, чтобы его содержать, а чтобы рекультивировать всю территорию Красного Бора!

Читайте также

«СП»: — Насколько я помню, пару лет назад речь шла о разработке соответствующего проекта…

 — Проект наконец-то разработан, прошел общественные слушания. По нашему настоянию в него были внесены важные коррективы. А Смольный тем временем снова запрашивает у Москвы деньги не на рекультивацию, а на ремонт очистных сооружений — как это понимать? Какой смысл в этих сооружениях, если они лишь снизят уровень отходов, не более того? А стоимость «очистного» проекта, между прочим, 488,5 млн. рублей. У меня такое впечатление, что ради денег все и задумано — отговорки, заморочки.

«СП»: — Если я не ошибаюсь, впервые о закрытии Красного Бора говорил в середине 1990-х Анатолий Собчак, первый мэр постперестроечного Петербурга.

— Не ошибаетесь. Было принято соответствующее решение. Исполнителем которого назначили тогдашнего заместителя мэра Владимира Путина. Оперативно нашли средства — по миллиарду рублей (в ценах того времени — авт.) на каждый из трех лет плановых работ. Возвели в Красном Бору заводские корпуса. Оборудования в них, однако, так и не завезли — деньги кончились. А с ними и вся «красноборская затея». Спустя 20 лет, в 2015 году, Счетная Палата РФ предприняла было проверку финансовой документации этой стройки. На 800 млн. рублей документов не нашли. Куда они делись, осталось неведомым…

«СП»: — Виктория, вы ведь долго жили в Красном Бору…

— И сейчас там живу. Население нашего поселка 5 тысяч человек. В отличие от жителей соседних городков Никольского и Колпино, расположенных с подветренной от Красного Бора стороны, нам, считаю, ещё повезло. Не так сильно ощущаем соседство с токсичными отбросами. Что, впрочем, не освобождает от разного рода проблем со здоровьем, вызванных проблемами экологии. Особенно чувствительны к ним дети. По большому счету, нас всех давно пора оттуда переселять. Но власти разве есть дело до каких-то там рядовых жителей?..


Экология: Россияне назвали виновных в состоянии экологии

Бизнес в России: Великая авантюра Минэкологии: 4.8 триллиона рублей на воздух

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня