18+
суббота, 21 октября
Общество

Москва готовится принять «полусухой» закон

Депутаты Мосгородумы предлагают запретить торговлю водкой по выходным, а в будни — ограничить время продаж

  
11

Комиссия по здравоохранению и охране общественного здоровья Мосгордумы намерена в ближайшее время выступить с законодательной инициативой и ограничить продажу алкогольной продукции на территории Москвы.

Если депутаты поддержат предложения коллег, то купить алкоголь по будним дням можно будет только в специализированных магазинах до 18 часов. В выходные торговлю спиртным собираются запретить вовсе. Ночная продажа слабоалкогольных напитков тоже попадет под запрет. По мнению Людмилы Стебенковой, возглавляющей комиссию, ограничение продаж — один из самых эффективных способов, который помогает сократить потребление спиртного. К тому же он не требует дополнительных вливаний из бюджета.

Подробности нам рассказала Вероника Кочетова, пресс-секретарь Людмилы Стебенковой

«СП»: — Почему вы считаете, что этот способ будет эффективным в борьбе с алкоголизмом?

— Нами был изучен опыт ряда Европейских государств, ранее прибегнувших к таким мерам. Мы сделали выводы, что они действительно довольно эффективны. На самом деле, мера по ограничению доступности алкоголя, входит в пятерку рекомендуемых ВОЗ, и очень высоко себя зарекомендовала. Конечно, это лишь одна из мер и уповать на то, что она нас спасет, нельзя.

«СП»: — А вы не думаете, что когда перестанут продавать по ночам водку, люди начнут пить самогон или покупать спиртное у спекулянтов, как это было во время антиалкогольной кампании Горбачева?

— Я лично так не считаю. У нас всегда говорят, что, мол, если запретить курение, начнут выращивать табак на подоконниках, если запретить водку — будут гнать самогон. Не думаю, что это так. В принципе, есть люди, которые будут пить что угодно, лишь бы пить… Мы понимаем, что данная мера рассчитана, скорее, на людей еще сомневающихся, пока не сделавших четкого выбора в пользу алкоголизма или трезвости. Для них любые запретительные меры, любой барьер, может быть, даже не очень строгий, является решающим.

«СП»: — На какой стадии сейчас работа над этим законопроектом?

— Он пока всего лишь в разработке и еще не внесен в Мосгордуму. Сейчас как раз готовится обращение к Юрию Лужкову, чтобы он высказал свое мнение. Все эти вопросы в ведении Департамента потребительского рынка услуг. У нас предварительно есть данные, что они нас поддерживают, но нужно, чтобы это прозвучало официально, поскольку закон серьезный, резонанс на него уже сейчас довольно большой.

«СП»: — Какие отклики вы уже получали?

— Нас, в принципе, поддерживают. Мы разговаривали с психиатрами по поводу этого закона, они обрадовались, говорят, что это очень эффективные меры. Конечно, будет некоторое сопротивление от игроков алкогольного рынка. Но я не думаю, что для них это какая-то очень строгая мера. Все-таки идет речь об ограничении алкоголя свыше 15 градусов — это мартини, крепленые вина, водка. Пиво, например, по федеральному законодательству вообще не считается алкогольным напитком. Так что на его производителях это вообще никак не отразится.

Многие считают, что необходимо запретить и продажу алкоголя в ларьках. Мы на днях провели контрольную закупку по продаже детям сигарет и алкоголя в ларьках. Продают всем, увы.

Впрочем, есть и другая точка зрения на депутатскую инициативу.

Михаил Блинов директор Союза производителей алкогольной продукции, считает, что готовящийся законопроект не способен принести желаемых результатов.

— В принципе, конечно, можно попробовать, если, действительно, будет антиалкогольный эффект, — говорит он. — Но, мы очень в этом сомневаемся, поскольку все эти меры уже были.

«СП»: — Вы имеете в виду антиалкогольную кампанию в советские времена?

— Да, только не горбачевскую, а более раннюю. Она в довольно жесткой форме проводилась с 1972 по 1974 год. На ее начало, в 1971 году, количество алкоголиков в стране составляло 950 тысяч. Затем ввели ограничение точек продаж, времени торговли спиртным, увеличили количество вытрезвителей, лечебно-трудовых профилакториев, стали открывать наркологические отделения прямо на предприятиях. Что еще делалось: вырезались алкогольные сцены из фильмов, на каждом заводе читались лекции. Даже кассы на получение зарплаты для лиц, злоупотребляющих алкоголем, открывали отдельные — в качестве меры общественного порицания. Хочу обратить внимание, что на тот момент была госмонополия, как на производство, так и на оборот алкоголя. И вот, на проблему навалились, что называется, всей государственной мощью. Несмотря на это, количество алкоголиков, в период антиалкогольной кампании, каждый год увеличивалось на 10%. В 1971 году было 950 тысяч алкоголиков, на следующий год - 1 млн. 111 тыс., а в 1973-м - уже 1 млн. 220 тыс. Сейчас их зарегистрировано 2 млн. 200 тысяч человек.

«СП»: — Почему тогда так произошло?

— Ответа на этот вопрос я до сих пор ни от кого не услышал. А ведь тогда и доступность спортивных площадок в Москве была пошаговая. Например, рядом с домом, в котором я живу, было 4 футбольных поля. Сейчас их все застроили. Все спортивные секции для молодежи переделали в платные фитнес-центры. То есть, альтернатива алкоголю для молодежи в виде спорта, тогда была на порядок выше, чем сейчас. Тем не менее, видимо, сейчас решили повторить еще раз те же меры. Можно даже повторить сухой закон 85−87 года. Краткосрочный эффект в виде продолжительности жизни тогда, действительно, был, но он был именно краткосрочным. А потом начали раскручиваться по спирали отрицательные факторы. У нас появились токсикомания, «колеса», злоупотребление лекарственными препаратами…

«СП»: — Составители законопроекта ссылаются на то, что в других странах такие меры имели положительный результат…

— В мире только в 19 государствах есть лицензирование алкоголя, а госмонополия вообще в 5−6-ти странах. То есть, на какие-то административные запреты, на госрегулирование, в борьбе с алкоголизмом мир вообще не делает ставки. Большинство стран идут путем замещения в структуре потребления натуральным вином. У нас этого нет. Скажем, в Америке, в Калифорнии бутылка белого очень приличного виноградного вина машинной сборки стоит всего 3 доллара. У нас рынок вина сильно завален различными контрафактами. Это произошло потому, что в период горбачевской кампании 70% российских виноградников мы вырубили и у нас 80% вина делается из импортного виноматериала, не самого высокого качества.

«СП»: — Вы полагаете, если люди начнут пить вино, то исчезнет проблема алкоголизма?

— В Европе уже два века вином лечат психические заболевания, но для этого оно должно быть качественное, не из виноматериала, а из нормального винограда и должно потребляться в умеренных количествах — для мужчин — 300 миллиграмм, для женщин — 150. Во Франции, например, приходится 60 литров вина на человека в год, включая младенцев и детей. Плюс еще там выпивают 200 млн бутылок своего шампанского, плюс коньяк, арманьяки. То есть, получается, что потребление алкоголя там весьма не малое. Но это не приводит к алкоголизму, потому что пьют очень качественное вино.

«СП» — А у нас что пьют?

— У нас — 80% пиво, 13% -водка, 6% - вино, 1% - коньяк. Нам говорят, что Россия - северная страна, поэтому, мол, у нас северный тип потребления алкоголя и преобладает водка. Но ведь статистика это опровергает. 86% населения у нас потребляет не крепкий алкоголь. Значит, и у нас можно сделать винный тип потребления.

«СП»: — Как это сделать?

— Должна быть государственная поддержка виноградарства и виноделия, чтобы качественное и недорогое вино стало доступно для населения. Вино, например, содержит уникальную вещь, называется ресфиратрол, так называемый, эликсир долголетия. Оно продлевает жизнь… Белое вино отлично борется с проблемами камней и бактерий в желудке. То есть качественное вино обладает уникальными целебными свойствами, но, конечно, при соблюдении дозы. Но у нас нет, например, ни одной передачи на ТВ, которая бы воспитывала потребителя. Чтобы людям показывали не пугалки — больные органы, отравленные алкоголем, а чтобы рассказывали на простом человеческом языке, что вино пить полезнее, чем пиво, коньяк, водку. Такой работы у нас не ведется. Импортное вино дорогое — его обложили 20% пошлиной, а везде в Европе — 12%, потом акцизы, НДС и расходы на банковскую гарантию при таможенном оформлении. После этого качественные вина, даже чилийские, продаются по 400−500 рублей.

«СП»: — Сами производители как относятся к этому законопроекту?

— Ни один нормальный легальный производитель не будет возражать против мер, направленных на борьбу с алкоголизмом, если они, действительно, приведут к ее снижению. Никто не заинтересован в том, чтобы люди спаивались и умирали. Мы, со своей стороны, очень жестко выступаем за то, что нужно розницу привлекать к уголовной ответственности за продажу алкоголя несовершеннолетним, жестко наказывать за продажу нелегального и некачественного алкоголя.

«СП»: — Вы не собираетесь выразить протест по этому поводу?

— Если производитель начнет возражать против этих предложений, нам скажут: вот, они готовы делать прибыль на чем угодно… Но это не так. Крупные производители алкоголя, может быть, еще больше, чем различные комиссии заинтересованы в наведении порядка в этой сфере. Потому что сейчас идет очень жесткая борьба легальных производителей с нелегальными. Другое дело — и это показывает недавняя история — борясь с алкоголизмом, мы можем наступить на те же грабли, что и раньше. Вместо того, чтобы оказывать государственную поддержку виноградарству, ввести жестки запреты. Все это было… Весь мир в борьбе с алкоголизмом идет путем замещения крепкого спиртного вином, а мы делаем шаги в обратном направлении. Это грустно. Нам нужно поднимать собственное виноградорство и виноделие, чтобы было доступно недорогое качественное вино, тогда, я думаю, без всяких запретов, все встанет на свои места.

Ирина Канунникова, директор Независимых сетей России так же не верит, что эти меры победят алкоголизм.

— На самом деле, это ограничение не уменьшит употребление алкоголя — говорит она. — В целом, нужно посмотреть на все это и с экономической точки зрения и со стороны здоровья нации. Эти запреты мы проходили неоднократно. Как правило, эти меры не работают, носят временный характер и, вскоре все равно отменяются. Этому есть примеры и в международной практике в том числе. Нужно понимать, для чего мы это делаем. Давайте принимать во внимание то, что многие небольшие магазины большую долю выручки делают на алкоголе. Если принять жесткие запретительные меры, особенно в период экономической нестабильности, это может очень серьезно подкосить их бизнес. Поэтому мы должны понимать, когда принимаем решения, что экономическая составляющая, здоровье нации еще и напрямую зависит от доходов населения. Потребление алкоголя с увеличением уровня доходов снижается, и это общеизвестный факт. Поэтому давайте поднимать, стимулировать доходы населения, повышать экологическую безопасность продуктов, потому что это может еще спровоцировать подпольный рынок алкоголя. И не нужно на это закрывать глаза. Как известно, любые запреты тут же провоцируют появление каких-то не лучших альтернатив. Не надо далеко ходить, мы можем вспомнить ситуацию с игорным бизнесом. Эти меры могут вызвать скорее негативные последствия, чем помочь достичь позитивного результата.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня