18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Блоггеры-автомобилисты объявили бойкот заправкам «Лукойла»

И требуют остановить автодорожных убийц со спецномерами и спецсигналами

  
1301

Родственники погибших в аварии с участием вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова обратились с открытым письмом к общественности. В нем они призвали «остановить автодорожных убийц со спецномерами и спецсигналами».

По версии авторов письма, события выглядели так. 25 февраля в 8 утра произошла авария на Ленинском проспекте в районе площади Гагарина — «Мерседес» S-класса с регистрационным номером с 398 сс 77 вице-президента, главы службы безопасности «Лукойла» Анатолия Баркова выехал на встречную полосу и столкнулся с красным Ситроеном C3. В последнем находились две женщины, врачи-гинекологи — водитель Ольга Александрина, которая погибла на месте, и её свекровь Вера Сидельникова, которая от полученных травм скончалась в реанимации через несколько часов. Водитель «Мерседеса» не пострадал, сам Барков был госпитализирован с ушибом ноги.

Пресс-служба «Лукойла» сообщила, что компания не согласна с этой версией и не намерена выплачивать компенсации родным погибших.

Между тем, в блогах разворачивается акция с призывом не заправляться на заправках «Лукойла». «Не понимаю, что тут обсуждать. Тут надо действовать. Для начала — просто ВСЕМ до единого полностью игнорировать заправки Лукойла. Вообще не заправляться на них — ни сегодня, ни завтра, ни потом. Это будет нормальная действенная мера. Тот, кто не является сам скотом, обязательно так поступит. Если так поступят все, то это будет им лучшим уроком, вот увидите. После этого быстро вину свою признают», — уверен ch0uch0u в комьюнити.

Нужно ли автомобилистам объявлять бойкот заправкам «Лукойла», рассуждает лидер московского отделения Федерации автовладельцев России Сергей Канаев.

«СП»: — Сергей, не заправляться на «Лукойле» — это действенная мера?

— Очень действенная. Такие меры очень эффективно используются и в Америке, и в Канаде. Но здесь объявлять бойкот неправильно, потому что вина водителя «Мерседеса» не доказана. Мы поэтому хотим по 1 марта определиться с какими-то вескими доказательствами, провести пресс-конференцию: пригласить сестру погибшей, Анастасию Александрину — РИА «Новости» уже предоставили площадку. А вот затем, действительно, распространить обращение, и быть готовым к тому, чтобы не заправляться на «Лукойле». Объявить число. Призыв не заправляться высказать на пресс-конференции, может быть, это не от нас будет звучать, а от родственников.

«СП»: — Почему не от вас?

— Если призыв будет от нас, наверное, они смогут нас привлечь к ответственности. Хотя… Какая ответственность, если там есть доказательная база! Мы-то здесь ничего не теряем. Но хотелось бы доказательств сначала, чтобы власти признали, что виноват в аварии «Мерседес». Пока ведь власти не говорят ничего, каких-то выводов резких не делают. Они ведут себя настороженно.

«СП»: — Какие доказательства у вас есть сейчас?

— Есть свидетельские показания, но нет четкой фото-видео-фиксации. Есть показания свидетелей, как двигался автомобиль «Ситроен», но это опять все будет голословно — что «Ситроен» не выезжал никуда, он нормально двигался по левой полосе.

«СП»: — Насчет того, что «Ситроен» не выезжал. Якобы положение обломков свидетельствует, что «Мерин» выскочил на встречку. Вы сами не видели план аварии?

— Плана аварии нет ни у кого. Сейчас двое моих коллег работают над восстановлением картины аварии: один бывший профессиональный следователь прокуратуры, другой — профессиональный сотрудник ГИБДД. Они сейчас этим занимаются, пытаются получить от своих коллег максимум информации — по неофициальным каналам.

Там, как только стало понятно, что это VIP-персона, номера сняли, гаишники все заклеили скотчем — ничего не добиться. Знаете, как сложно там, на самом деле, получить хотя бы какую-то информацию…

«СП»: — Я бы, честно, больше понимал такую позицию, если бы сам Барков сидел за рулем. Но там же водитель. Почему не слить его, в конце концов, это его ошибка? Почему надо создавать социальную напряженность, засовывать мину себе под задницу?

— Этого я не знаю. Почему нам запрещают выйти на улицу, на Кутузовский проспект с пикетом из десяти человек под лозунгом «Слуга народа, снимай мигалку!» Мы чего там, слуг народа разорвем, выскочим на дорогу?! Они бояться этого.

«СП»: — Вы сами как считаете, что там произошло?

— Я считаю, «Ситроен» максимум что нарушил — может быть, не справился с управлением в момент, когда увидел, что «Мерседес» на встречной полосе.

«СП»: — То есть Ольга Александрина не отвернула?

— Она не отвернула и, возможно, ударила по тормозам, и получился неуправляемый снос. Инстинкт самосохранение сработал, как только она увидела, что на нее мчится «Мерседес». Ударить по тормозам — это все, что она могла. Даже у водителей с большим стажем — все эксперты говорят — инстинкт самосохранения срабатывает на тормоз. Это только водители-профессионалы, очень хорошо знающие по предыдущим подобным моментам, знают, что ни в коем случае нельзя бить по тормозам.

«СП»: — А нужно было отворачивать?

— Отворачивать. Бить соседнюю машину, но отворачивать, чтобы избежать смерти. Но водители не знают этого. У нас много говорят о школах контраварийного вождения, нужна она или нет. Конечно, нужна! Водителя обучают правилам. Но его никто не обучает навыкам противоскольжения. Человеку нужно почувствовать, как вести себя.

«СП»: — А что там было под колесами, наледь?

— Какой там лед, это что, загородная трасса?! Нет, конечно. Вы поймите, при такой мокрой дороге лед или вода — разницы нет. Даже колесо попадает на разделительную полосу, на разметку, оно по ней уже скользит, как по льду. А удар был лобовой.

«СП»: — На ваш взгляд, «Мерс» шел параллельно потоку по встречке, или он вынырнул на нее? Почему для Ольги это было неожиданностью?

— Здесь, действительно, несколько моментов. «Мерс», возможно, шел по разделительной. Водитель, может, где-то не уступил, может, не заметил «Мерс». И «Мерс» сделал движение влево. Теперь представьте себе: вы двигаетесь по дороге. А я еду вам навстречу, и делаю рывок влево. Что вы делаете? Жмете на тормоза и сворачиваете вправо — машину в таком случае все равно понесет прямо. Я же в этот момент успеваю повернуть вправо, обратно. А вы — уже нет. Потом, если встречная машина даже немного разворачивается на вас, у вас создается ощущение лобового столкновения. Ваша реакция соответствует этому страху. У вас стопор, шок. Водитель «Ситроена» жмет по тормозам — и оба гибнут в этой аварии.

«СП»: — Водитель «Мерса» совершил этот маневр по своей инициативе? Или его толкали в спину, говорили, чтобы поезжал быстрее?

— Знаете, я не верю, что когда водители едут по встречной полосе — что это их инициатива. Именно поэтому, я считаю, замалчивают, что в этой аварии виновен «Мерседес». Именно по этой причине.

«СП»: — Если водитель «Мерина» скажет на суде: это Барков мне приказал дуть по встречке. У Баркова будут неприятности, он будет нести ответственность? Или его вину доказать невозможно, и с Баркова как с гуся вода?

— Как с гуся вода. Водитель, как участник дорожного движения, должен руководствоваться правилами движения. Как человек он должен подчиняться начальнику, но не нарушать правила. К тому же хозяин не приказывает ехать по встречке. Он говорит — давай быстрее. А водитель знает, что это значит. Вся вина здесь ляжет все равно на водителя «Мерседеса», а не на Баркова.

«СП»: — Если вину водителя «Мерседеса» докажут, что ему грозит?

— Двое погибших — до семи лет лишения свободы. Если реально исходить из ситуации, если там что-то докажут, максимум, что грозит водителю — колония-поселение.

«СП»: — В «Ситроене» водитель и пассажир погибли, а в «Мерсе» Барков отделался ушибом ноги. Это потому, что «Мерс» успел отвернуть?

— Нет, «Мерседес» просто гораздо безопаснее. Все это говорит о качестве автомобиля, о том, что у него очень серьезная защита на лобовой удар. Ну и, естественно, масса автомобиля. Если бы он столкнулся с таким же авто, или с машиной большей массы, он бы пострадал гораздо сильнее.

Мне знаете, что кажется? Лучше бы, если бы на пресс-конференции участвовал Барков, или его представитель, и он сделал официальное заявление — либо они виноваты, либо нет. Если это было бы — у нас просто развязаны руки. Либо мы могли бы объявить акцию неповиновения «Не пропускайте мигалки!». За это предусмотрен штраф — 500 рублей, и ничего водителям не могут сделать. Либо призвать бойкотировать заправки. Но здесь нельзя спускать, сколько можно?!

Из обращения родственников погибших

Представители семьи погибших считают, что версия ГИБДД и «Лукойла» является бездоказательной и «фальсифицированной», приводя в доказательство следующие факты: фото, на которых видно, что удар произошел на резервной полосе; многочисленные звонки очевидцев аварии в эфире радиостанций, говоривших о «Мерседесе», вылетевшем на встречную полосу; то, что после аварии с «Мерседеса» были сняты оба номера. По их словам, следователь, ведущий дело, не только не выдал родственникам ни одного документа на месте ДТП, но и весь последующий день «отсутствовал на месте» и не выходил на связь с родными погибших сам. По стечению обстоятельств видеокамер на этом участке Ленинского проспекта не было установлено.


Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня