18+
суббота, 10 декабря
Общество

«Норы вождей» пойдут на продажу

Недра Европы пронизаны подземельями, отдельные из которых «дотягиваются» до России

  
261

11 марта «Российская газета» сообщила об открывшихся на Западе аукционах по распродаже бункеров и подземелий времён Второй мировой и «холодной» войн. В Великобритании огромный интерес вызвала продажа на Интернет-аукционе бывшего ядерного бункера. Наши «башнёвые» соотечественники приняли активное участие в торгах. Всего лишь за несколько дней цена необычного лота выросла в 50 раз и достигла более 20 тысяч фунтов. А ведь бункер представляет всего лишь подземное помещение размером 15 на 15 метров на глубине 4,5 метра. Какие же суммы закрутятся вокруг германских подземелий, общая длина которых достигает нескольких сотен километров. На первом этапе распродаж Федеральное ведомство по недвижимости Германии планирует выставить на открытые торги 70 бункеров и других военных подземных сооружений.

О том, что собой представляют военные подземелья Европы и России, наш корреспондент попросил рассказать действительного члена Географического общества Российской академии наук Ивана Кольцова, который принимал участие в их исследованиях.

«СП»: — Почему именно Германия считается лидером подземного военного строительства?

— Вообще-то подземное строительство имеет многовековую историю на всей территории нашей планеты. По свидетельству уральского ученого Слукина, автора книги «Архитектурно-исторические подземные сооружения», в недрах Земли имеются десятки подземных городов, построенных в древние века. Особый размах процесс создания подземных военно-государственных объектов различного назначения получил в XX веке. Не стал исключением и Советский Союз. Но если о строительстве в 30-х годах Московского метро написан не один десяток книг, то о секретном постановлении XVIII съезда ВКП (б) от 1939 года и сов. секретном постановлении ГКО от 29 ноября 1941 года, которыми была введена программа строительства подземных военно-государственных объектов, сегодня мало кто знает. Кроме введения в строй нескольких десятков тысяч «обычных» бомбоубежищ, программа предусматривала и ряд крупномасштабных проектов. Например, в Киеве предполагалось построить бункеры в тоннеле под Днепром, в Хабаровске — в пустотах под Амуром. Между Сахалином и материком также предполагалось вырыть туннель.

Однако лидером подземного строительства в предвоенные годы была Германия. Именно эта страна с давних пор располагала высококвалифицированными кадрами и передовой для того времени технологией проведения горнопроходнических работ.

После первой мировой войны Германия лишилась многих своих колоний, ряда экономически развитых регионов, мощной армии и оборонной промышленности. Страна просто была вынуждена бросить большие силы на добычу различных полезных ископаемых на своей территории. А так как все поверхностные месторождения были давно уже разработаны, приходилось все глубже и глубже зарываться под землю. Горные выработки, штольни, узкоколейки после окончания работ не забрасывались, а, наоборот, дооборудовались, приспосабливались под военные нужды. Так появились подземные заводы, арсеналы, узлы коммуникаций.

Нельзя забывать и о том, что после Версальского мира, когда Польша получила выход к Балтийскому морю в районе Гдыни, Восточная Пруссия оказалась отрезанной от основной территории Германии. Все это создавало огромные трудности в снабжении находящихся там войск, в создании необходимой оборонной инфраструктуры. Тогда-то, по мнению некоторых специалистов, и родился план постройки подземной дороги, связывающей Кенигсберг с Берлином.

«СП»: — Не являются ли рассказы о разветвленной сети подземных сооружений легендами?

Во времена СССР мне довелось побывать в советской бригаде связи, которая дислоцировалась у небольшого польского городка Мендзижеч (немецкое название Мезеритц), что на полпути между Берлином и Познанью. Часть была расквартирована в старом немецком военном городке, входившем в состав Мезеритцкого укрепрайона, и ничем особенным не выделялась. Однако после одного из неожиданных открытий гигантского подземелья в бригаду нагрянули начальники и ученые. Оказалось, что глубоко под военным городком существует разветвленная система подземных сооружений, своего рода подземный город с автономным жизнеобеспечением. Можно сказать, что это целый лабиринт тоннелей с сечением 3×3 метра, идущих в различных направлениях.

За годы существования бригады попытки исследовать подземелья предпринимались не раз. Всего было обнаружено и обследовано 44 километра подземных коммуникаций. От начала входа тоннели плавно уходят под землю на глубину около 50 метров. Основное направление — на запад, в сторону Берлина. Есть документальное свидетельство о том, что в 1941 году в укрепрайон для инспектирования объектов приезжал Гитлер, причем по подземной автодороге. Один из последних командиров бригады полковник Спиридонов рассказывал, что однажды вместе с командующим Северной группы войск на армейском уазике они проехали 20 километров в сторону немецкой границы.

Большинство ответвлений замуровано. Идет тоннель и на восток, в сторону Познани. Всех исследователей поражал «готовый к использованию» вид подземелий. В них сухо, все механизмы исправны, а когда в 1991 году решили проверить силовой кабель, идущий вдоль стен, приборные замеры показали, что он находится под напряжением в 380 вольт. Единственное, что осложняло поиски: большое количество ловушек — и минных, и инженерных, а также участки, заполненные водой. Последнее, кстати — древнее типовое решение охраны.

Еще более грандиозное подземное строительство велось в Тюрингии, в районе полигона «Ордруф». Здесь Гитлер планировал создать тайную запасную столицу рейха со всеми штабами и министерствами. Документально известно, что перед самым окончанием второй мировой войны сюда, в запасную столицу третьего рейха, началась эвакуация не только сверхсекретных архивов, но и многих культурных ценностей, награбленных гитлеровцами в оккупированных странах.

«СП»: — Иван Евсеевич, вы участвовали в обследовании подземных ставок Гитлера. Что они из себя представляют?

— Всего, как известно, их было семь: «Фельзеннест» («Гнездо в скалах») на горном правобережье Рейна; «Танненберг» («Еловая гора») в горных лесах Шварцвальда; «Вольф-шлюхт» («Волчье ущелье») на бывшей франко-бельгийкой границе под городком Прюэ-де-Пеш; «Вервольф» («Оборотень») в районе Винницы; «Беренхалле» («Медвежий зал») в трех километрах от Смоленска; «Рере» («Тоннель») в Галиции и, наконец, самая крупная и самая мощная — «Вольфшанце» («Волчье логово») — в Восточной Пруссии, в семи километрах от Растенбурга (ныне — польский город Кентшин).

Строительство «Волчьего логова» началось осенью 1940 года. Официально здесь возводили корпуса химического завода «Аскания». Основные работы проводила военизированная «организация Тодта», специализировавшаяся на строительстве военных объектов, коммуникаций и бетонных укреплений. Здесь трудились около 2−3 тысяч специалистов. Ход строительства объектов тщательно маскировался и охранялся. После нападения на СССР сюда, в Восточную Пруссию, перебрались Гитлер и вся фашистская верхушка со штабами и органами управления. Именно отсюда фюрер в течение трех с половиной лет руководил своими войсками и на западном, и на восточном фронтах. Лишь изредка Гитлер выезжал отсюда в Берлин, под Ленинград, в Полтаву, Борисов, Смоленск и Винницу.

«СП»: — Что же представлял собой этот бетонный рукотворный город среди лесов и болот, в котором столь долгое время укрывалась нацистская верхушка, патологически боявшаяся бомбежек и покушений?

«Вольфшанце» — около 80 различных строений, расположенных на небольшой лесистой территории, в том числе 7 огромных, несколько средних и десятки мелких бункеров. Городок имел собственную электростанцию, водопровод, узкоколейную железную дорогу, соединяющую со станцией Герлиц. В 5 километрах к югу располагался основной аэродром, непосредственно на объекте — запасной. Имелась круговая многоконтурно-эшелонированная охрана. Огромные бункеры имели размеры 50×30 м, при общей высоте до 20 м. Толщина стен — 4−6 м, потолков 6−8, в бункере Гитлера — 10−12 м, его фундамент был углублен на 6 м.

Исторический факт — ни советское, ни американское, ни английское командование за годы войны так и не смогли установить точного местонахождения основной ставки Гитлера. Это можно было бы объяснить неудачами разведок союзников или, наоборот, успехами немецкой службы безопасности, если бы не одно обстоятельство. «Вольфшанце» ни разу не смогла обнаружить даже авиационная разведка, по нему не было нанесено ни одного авиаудара. И если сами бункеры еще можно замаскировать, то как скрыть два аэродрома и железную дорогу? Больше того, месторасположение ставки не было расшифровано даже тогда, когда фронт вплотную подошел к границам Восточной Пруссии, и авиация методично обрабатывала все потенциально опасные объекты.

Не меньше загадок связано со строительством другой ставки — «Вервольф», находящейся в 8 километрах к северу от Винницы. Возведена она была в крайне короткие сроки — менее чем за год. Гитлер руководил отсюда своей армией с июля до октября 1942 года. На подземных работах трудились тысячи советских военнопленных. Все они плюс сотни немецких специалистов после ввода объекта в строй были расстреляны. Случай беспрецедентный — «своих» фашисты обычно оставляли в живых. Значит, секретность стройки была наивысшей. В чем тут дело? В ставке? Но строители всех других, в том числе и основной, были оставлены в живых. А может быть, дело в полезных ископаемых, что добывались во время проходки штолен? Или в той продукции, что делалась из этого сырья на подземных заводах?

Пока эти вопросы остаются без ответов. Известно лишь, что подземелья «Вервольфа» имеют несколько этажей на разных уровнях с разной удаленностью друг от друга. Все они соединены между собой тоннелями, уходящими от ставки на многие километры, например в сторону населенного пункта Калиновка (15 км), где тоже велись какие-то подземные работы.

«СП»: — В свое время вы составили карту подземелий Кенигсберга. Это гипотетическая или реальная карта?

— Моя карта составлена на основе биолокационных исследований, которые показывают множество гигантских пустот в недрах под городом. Вот цитата из 4-го тома Советской Военной Энциклопедии, изданной в 1977 году под редакцией маршала Н. В. Огаркова, тогдашнего начальника Генерального штаба: «Немецко-фашистское командование подготовило Кенигсберг к длительной обороне в условиях полной изоляции. В городе имелись подземные заводы, арсеналы и склады…» Думается, не надо объяснять, насколько выверены и документально обоснованы статьи в подобного рода изданиях.

«СП»: — А есть ли какой-либо практический смысл в поисках подземелий?

Во-первых, в некоторых до сих пор хранятся ценности. Тут и архивы, и культурные ценности, и награбленное гитлеровцами золото. В последние годы, когда границы Калининградской области стали открыты для иностранцев, сюда зачастили различного рода поисковые, археологические и еще, Бог знает, какие «экспедиции». И все — с георадарами, с архивными картами и документами, с участниками тех событий в качестве консультантов.

Во — вторых, важен военно-политический аспект подобных исследований. Достаточно того, что для тоннелей, проложенных фашистами, границ нет. После объединения двух Германий и вхождения Польши в состав НАТО обстановка резко изменилась. И мы должны знать о наших подземельях хотя бы то, где они начинаются и где заканчиваются, а также кто ими пользуется. Хотя бы для этого их и следует изучать.

В-третьих, вполне прагматично и использование подземелий в качестве товара, как это делают сегодня на Западе. Кстати, у нас это стали практиковать значительно раньше. Например, находящийся в районе теперь уже бывшего Черкизовского рынка гигантский бункер Сталина с запасным командным пунктом Ставки (соединён 17-километровой автодорогой с Кремлём) несколько лет назад продан армянскому предпринимателю под склады. На мой взгляд, более разумное решение приняли в отношении бывшего подземелья Гитлера под Смоленском. Там создаётся музейный комплекс наподобие того, что существует в Польше в «Волчьем логове».

Каждый такой музей — не только напоминание о фашистской опасности, но и зримое свидетельство силы, мужества советского солдата, мощи нашего оружия, сумевшего переломить хребет столь мощной нацистской армаде.

Справка «СП»

Начальник секретного отдела Российского государственного архива социально-политической истории Елена Ефимовна Кириллова помогла разыскать в фондах постановление Государственного комитета обороны N 945 сс от 22 ноября 1941 года «О строительстве специальных убежищ в городах Саратове, Ярославле, Горьком, Казани, Ульяновске, Куйбышеве, Сталинграде». Формально оно все еще имеет гриф «Совершенно секретно», однако фактически не содержит сведений, являющихся гостайной, поэтому Елена Ефимовна разрешила мне ознакомиться с постановлением и процитировать его.

Документ подписан И. Сталиным. «ГКО постановляет, — написано в нем, — построить в перечисленных городах командные пункты — бомбоубежища. Строительство, помимо Куйбышева (там строился особо мощный бункер лично для Сталина. — Авт.), производить по типу, принятому для города Горького, с полезной площадью в Горьком — 300 квадратных метров, в Саратове, Ярославле, Казани, Ульяновске, Сталинграде — 200 квадратных метров. К работе приступить с 1 декабря 1941 года и закончить к 20 января 1942 года. Руководство строительством бомбоубежищ поручить НКВД СССР, а непосредственное выполнение работ возложить на Метрострой НКПС СССР… На члена ГКО тов. Берия возложить наблюдение за выполнением настоящего постановления».

Далее в постановлении подробно расписано, кто, к какому сроку должен доставить технику и специалистов, обеспечить людей бесплатным горячим питанием, проживанием и командировочными не менее 50 процентов от окладов. Наркомату финансов предписывалось выделить на строительство из резервного фонда аванс в размере 50 миллионов рублей, а Госбанку СССР финансировать строительство без малейших проволочек.

Бомбоубежища были построены в срок. Сталин и другие члены ГКО, как известно, ни одним из них так и не воспользовались по назначению. После окончания Великой Отечественной войны подземные бункеры были переданы на баланс местных органов власти. Использовались они по-разному: и в качестве складов, и для нужд гражданской обороны. Кое-где уникальные сооружения были преданы забвению и заросли землей. Вполне возможно, они способны еще послужить хотя бы в качестве памятников истории.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня