Общество

К лету закроются 50−60% аптек

Фармацевты рассказывают, что основной куш от продажи лекарств имеют оптовики и чиновники

  
24

1 апреля в России вводится новый, жестко регулируемый государством порядок образования цен на жизненно необходимые и важнейшие лекарства (ЖНВЛС). К 1 марта все регионы должны были определить максимальные надбавки на ЖНВЛС, а 10 марта Росздравнадзор принял от производителей лекарств заявления на регистрацию отпускных цен на 99% торговых наименований лекарств, вошедших в перечень жизненно важных. ЖНВЛС состоит из 500 международных непатентованных наименований, что соответствует 2 тысячам торговых наименований, или 5,7 тысячам лекарственных форм из 17 тысяч зарегистрированных в 2009 году. Доля отечественных препаратов в перечне составляет 67%.

Например, в Москве законодательно установленные надбавки таковы: на препараты до 50 рублей предельная оптовая надбавка составит 20%, розничная — 32%; от 50 рублей до 500 -15% и 28%; свыше 500 рублей -10% и 15% соответственно. В Московской области розничные надбавки установлены на следующем уровне: на препараты стоимостью до 50 рублей — 34%; от 50 до 500 — 27%; свыше 500 рублей — 14%; предельные оптовые надбавки — 20%, 14%, 10% соответственно.

«Свободная пресса» решила узнать у участников фармацевтического рынка, к чему в итоге приведет такое регулирование отрасли.

В интервью «СП» директор Центра маркетинговых исследований «Фармэксперт» Давид Мелик-Гусейнов рассказал, что рост цен будет заморожен, но это приведет к сокращению ассортимента аптек.

«СП»: — Как вы оцениваете меры по регулированию лекарственного рынка?

— Сейчас на эту тему очень много спекуляций в печати. Одни говорят, что из-за регулирования рынка цены вырастут, другие — что, наоборот, снизятся. Я придерживаюсь такой точки зрения, что рост цен на лекарства будет заморожен. То есть, какой-то рост будет, потому что лекарства всегда дорожают, но он будет не таким большим, как в 2008—2009 годах. Постановление о регулировании цен необходимо и своевременно, сейчас придумать что-то другое просто невозможно. Построить в одночасье страховую систему лекарственного обеспечения мы не можем. Для этого нужно рассчитать потребности населения, подготовить нормативно-правовую базу и так далее. Это важная социальная реформа, требующая долгого времени, а на переходный период, пока она будет готовиться, постановление о регулировании цен на жизненно важные лекарства необходимо. Другой вопрос — как оно проявит себя на практике.

«СП»: — И как он может себя проявить?

— Есть определенные риски того, что регулирование «входящих» цен производителя сделает для него неинтересным выпуск определенного вида лекарств, и они исчезнут с рынка. Я предлагал регулировать только «конечные» — розничные цены, и именно их зафиксировать путем ограничения надбавок, а дальше рынок все отрегулирует сам. Либо сделать так, как в Германии, где продавцы могут брать, условно говоря, 1 евро за одну обслуженную упаковку лекарства, вне зависимости от его стоимости.

«СП»: — Говорят, в состав ЖНВЛС не входят многие препараты, которые активно используются населением и даже применяются в рамках госпрограмм?

— Да, это так, многие лекарства не попали в перечень, его безусловно нужно пересматривать. И я уверен, что он будет пересматриваться, ведь мы живем в рынке, который зависит от потребностей покупателя и от появления или распространения болезней, требующих применения новых лекарств. Хотя, конечно, не совсем понятно, почему некоторые лекарства не попали в этот перечень сейчас. Но это вопрос уже не ко мне.

«СП»: — Лекарства из перечня составляют лишь 30% рынка, достаточно ли этого, чтобы остановить рост цен?

— Объем в 30% - это в упаковках, а в деньгах перечень составляет 47% рынка 2009 года. Сегодня 65% субъектов Федерации регулируют цены на все лекарственные препараты, а не только ЖНВЛС, и менять свои внутренние постановления эти субъекты с принятиям списка не будут. Поэтому цены автоматически не вырастут, продавцы не смогут отыгрываться на других препаратах.

«СП»: — Цена во многом зависти от количества посредников, через которых проходят лекарства до прилавка. Много их у нас?

— Сейчас в России работают 1120 оптовых организаций, а объем фармацевтического рынка составляет примерно 16 млрд. долларов. Для сравнения, в США объем лекарственного рынка 800 млрд. долларов, на котором работают всего 40 оптовых организаций. Такая статистика говорит сама за себя — наши посредники перепродают препарат друг другу много раз, прежде чем он попадет на прилавок, и цена растет соответственно. Но, что парадоксально, все эти посредники умудряются работать в рамках допустимых региональными властями 30% надбавки — они пилят его поровну. То есть, если бы это был всего один посредник, как в США, ему бы хватило и 10% надбавки, и цена лекарства была бы на 20% меньше.

«СП»: — Есть предположение, что в связи с введением этих ограничений, из глубинки уйдут мелкие аптеки, которые не смогут работать с такой минимальной прибылью, и люди в поселках останутся без аптек. Может так случится?

— Не думаю. Конечно, процесс концентрации доли рынка в крупных торговых сетях необратим, но если аптекам будет не выгодно работать в поселках, там откроются так называемые фельдшерские аптечные пункты, в которых имеют право продавать медикаменты сами врачи. Захватить весь рынок сетевики тоже не смогут, когда сети достигнут 80% концентрации рынка, их рост остановится. Сейчас доля крупных торговых сетей на лекарственном рынке составляет 50%.

«СП»: — Как резюме — чего ожидать людям в этом году?

— Я скажу, чего не нужно ожидать. Не стоит ожидать, что цены на медикаменты снизятся, они будут повышаться максимум до 10% в течение года. Таков наш прогноз.

Елена, владелица аптек в подмосковном Красногорске, рассказала «Свободной прессе», как устроен розничный аптечный бизнес, и к чему приведут правительственные инициативы.

«СП»: — Что думают представители вашего бизнеса о новой системе регулирования цен?

— Уверена, что к лету закроются 50−60% аптек — в первую очередь те, кто арендуют помещения.

В обществе гуляет миф, что главный виновник высоких цен на лекарства — аптеки. Но все дело в оптовых организациях.

«СП»: — Чем провинились оптовики?

— Им позволена бесконтрольная надбавка на лекарства. И 100%, и 200%. Вы знаете, сколько получает рядовой менеджер оптовой организации? 250 тысяч рублей в месяц, плюс годовой бонус в 1 млн рублей. И поездки заграницу каждые 2−3 месяца.

Такая бесконтрольность объясняется тем, что оптовики «крышуются» чиновниками Минздравсоцразвития и словиками. Первые получают от них откаты, вторые — банальные взятки. Обычная налоговая проверка заканчивается «конвертом» в 100 тысяч долларов. А таких проверок — милицией, пожарниками, налоговиками, техническими инспекциями — может быть несколько десятков за год. Такого порядка цифры.

«СП»: — Но оптовикам ведь сейчас тоже ограничивают надбавки? Получается, закончится у них такая «жирная» жизнь?

— Я общаюсь с ними. Они сейчас выжидают, а также раздумывают о лоббировании изменений в закон. Кроме того, они уже сейчас предлагают аптекам рассчитываться наличными. То есть система может возвратиться в 1990-е годы, к «черному налу».

«СП»: — Лично у вас какие изменения будут?

— Список ЖНВЛС мне прислали на 10 страницах. Я вчиталась в него, и поразилась. Там множество очень дорогих лекарств, которые трудно отнести к жизненно важным — есть ведь более дешевые их аналоги. Например, иммунопрепарат «Вобэнзим». Он стоит 2500 рублей, и его раньше врачи прописывали богатым клиентам. Мы на него набрасывали 30%. А теперь на него максимальная наценка — 10%. Включение таких лекарств с список проходило за взятки. Понятно, что оптовики хотят увеличить оборот подобных препаратов.

У меня есть три помещения. Два в собственности, одно в аренде. Вот аптеку, которая сидела на арендованной площади, я уже закрыла, потому что плата за помещение занимала 50% в структуре расходов. И так у всех аптек. Мои доходы от аптек за последние 10 лет упали с 10 тысяч долларов в месяц до 4 тысяч долларов. Расходы растут со страшной силой. Например, с нового года я за коммунальные услуги стала платить 6 тысяч рублей в месяц против 2,5 тысяч. В Пенсионный фонд отчисления в прошлом году были 7 тысяч рублей с человека, а теперь — 10 тысяч. Выросло число проверок всяких регулирующих органов, и всем надо дать, причем их ставки растут год от года. И официальные платежи растут. Например, 8 марта я заплатила штраф 40 тысяч рублей за сосульки на крыше аптеки. 3 года назад такой штраф составлял 10 тысяч. Чиновники мне впрямую говорят: «Хватит ссылаться на кризис! Кризис уже давно закончился!»

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня