Общество

Остров, Пьянгус и Бухлово…

В России стремительно расширяются площади необитаемых земель

  
20

В деревне Бабиковка Ковровского района прописана единственная жительница — 80-летняя Евгения Васильевна Петрова. Последняя хранительница истории Бабиковки, исчисляемой несколькими столетиями. Когда-то жизнь здесь била ключом. Была своя школа, ветряная мельница и более полусотни домов. Теперь все опустело. Только летом наезжают дачники. А с наступлением непогоды и холодов бабушка на всю зиму остается одна. В ее ведении — два фонаря на разных концах деревни. Вечером надо включить, утром выключить. Да еще верный пес Джек помогает следить за порядком на вверенном участке. Дачники называют Евгению Васильевну ангелом-хранителем деревни.

На самом деле она — простая коренная крестьянка. Работать начала с 12 лет в местном колхозе. Дергала лен, заготавливала сено для буренок, выращивала картошку. Старания молодой колхозницы были замечены начальством и Евгению Васильевну назначили управляющей отделением самого крупного в районе совхоза «Гигант». В ведении Петровой было 1200 гектаров пашни и сенокосов, 8 ферм, несколько бригад животноводов, полеводов и механизаторов. Да еще в своем личном хозяйстве — две коровы, поросята, птица, огород. И со всем управлялась. Свидетельством тому — медали и грамоты. Самой дорогой считает медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны».

Рано овдовев, Евгения Петрова растила трех дочерей. Всех выучила и, как говорится, вывела в люди. Сегодня у нее — четыре внучки, внук и четыре правнучки. Дети не раз предлагали бабушке переехать к ним в город. «Куда же я от своей деревни, — говорит Евгения Васильевна, — совсем умрет она без меня. И так, посмотрите, поля который год не паханы, луга не кошены. Когда такое было?»

И не только Евгения Васильевна Петрова доживает жизнь в одиночку. Сегодня во Владимирской области — более 200 необитаемых деревень. В том же Ковровском районе есть деревня с символичным для нашего времени названием — Пустынка. Не пройти в нее, не проехать. От мира она со всех сторон отрезана лесами. До ближайшего транспорта 7 километров. Поэтому единственная жительница деревни 76-летняя Раиса Степановна Токарева делает продовольственные и лекарственные запасы на зиму. Сама печет хлеб в русской печке. Ведь на многие километры нет ни магазина, ни аптеки. Длинные ночи коротает с телевизором, козами, овцами и курами.

Символичны названия и других обреченных деревень — Остров и Стариково, Пьянгус и Бухлово, Погорельцы, Черепово, Ознобишино. Кажется, уже давая такие названия, деревни заранее приговаривали к медленному умиранию.

По маленьким, но пока еще обитаемым деревням статистики и вовсе нет. Но из неофициальных данных известно, что ровно половина населенных пунктов области — это деревни с числом жителей менее 20 человек. У этих отшельников нет газа, воды, телефона, медицинской помощи, часто отключают свет. К ним напрочь заметает зимой дороги. Реформы отбросили наши деревни на века в прошлое. Несмотря на государственную программу «О развитии сельского хозяйства», ничего здесь не меняется к лучшему, а жизнь будто остановилась. Не окажется ли в скором времени так, что с лица земли будут вообще стерты русские деревни, на которых все и держалось в России?

Владимирская область

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня