18+
вторник, 6 декабря
Общество

Президент-юрист и Конституционный суд запутались в законах

У Медведева не получается ужесточить наказание для сотрудников МВД

  
8

Конституционный суд (КС) раскритиковал президентский законопроект, ужесточающий наказание для сотрудников милиции, совершивших преступления. По мнению судей, это дискриминация по сравнению с другими силовиками.

Напомним, поправки в Уголовный кодекс были внесены президентом Дмитрием Медведевым 18 февраля. 16 апреля Госдума намерена была принять их в первом чтении. Однако, по мнению КС, «исходя из конституционного принципа равенства и справедливости, (законодатель) должен признать отягчающим обстоятельством совершение преступления не только сотрудниками органов внутренних дел, но и сотрудниками других правоохранительных органов, которые наделены сходными властными полномочиями». «Выделение в отдельную группу милиционеров окажется дискриминационным по признаку профессиональной принадлежности», — говорится в справке, подготовленной судьями по запросу Госдумы.

Недовольство КС вызвала и предложенная новая статья УК, карающая милиционера за отказ подчиниться приказу начальника. Если приказы будут исполняться под угрозой уголовной ответственности, могут возникнуть опасные ситуации, считает КС и предлагает доработать закон.

Почему между президентом и КС возникло непонимание, рассуждает федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ, главный инициатор внедрения суда присяжных в России Сергей Пашин.

«СП»: — Сергей Анатольевич, кто прав в данном случае — судьи или президент?

— Простите, но ведь закон не принят?

«СП»: — Не принят.

— А в какой форме Конституционный суд выразил свою позицию? Дело вот в чем: КС не может рецензировать законопроекты. Это, видимо, частное мнение, которое не имеет статуса позиции КС. Конституционный суд занимается только последующим конституционным контролем. Если судьи высказываются заранее, они нарушают принципы профессиональной этики: они не могут высказываться по вопросам, которые могут разбирать впоследствии. Видимо, это мнение аппарата КС.

«СП»: — Возможно. Вот и зампред конституционного комитета ГД, коммунист Виктор Илюхин говорит, что это редчайший случай, когда КС присылает такой отзыв на президентский закон: обычно замечания судов касаются проектов, затрагивающих их самих, но здесь было налицо грубое нарушение закона…

— Ну, правильно. КС запрещено рецензировать законопроекты. Что касается правовой позиции, она может быть высказана только в судебном заседании, а этого, видимо, не произошло.

«СП»: — А по сути КС прав?

— Прав, ибо Уголовный кодекс говорит о представителях власти, и защищает их специально. Значит, и предъявлять требования он должен к представителям власти вообще, а не к каким-то отдельным структурам — МВД, прокуратуре…

«СП»: — Но ведь Медведев — юрист. Внося такие поправки, он, наверное, понимал их дискриминационных характер, и все же внес. Почему?

— Видите ли, у Медведева есть Государственно-правовое управление во главе с Ларисой Брычёвой. А сам Медведев, по-моему, не криминалист, и хотя он главнокомандующий, он и не военный. У президента есть советники, и есть аппарат. Поэтому президент сплошь и рядом на него, аппарат, и полагается.

«СП»: — То есть, Медведеву насоветовали, а он не настолько юрист, чтобы понять, что насоветовали не совсем то?

— Думаю, он просто полагается на своих доверителей — вот и все. Потом, внесение законопроекта предполагает работу над ним — и в первом чтении, и во втором, и даже в третьем чтении. Так что ничего жуткого не произошло. Медведев хороший юрист в своей области — я не сомневаюсь.

«СП»: — На ваш взгляд, теперь каким образом сложится судьба законопроекта? Ужесточение наказания распространится на всех силовиков?

— Думаю, да, и это правильно.

Другое мнение

Владимир Овчинский, советник председателя Конституционного Суда РФ, генерал-майор милиции:

— Президент Медведев на расширенной коллегии МВД сказал, что будет введена статья в отношении сотрудников милиции, предусматривающая уголовную ответственность за невыполнение приказа. Это очень странное предложение с правовой точки зрения. Они хотят ввести в УК статью 286 со значком «прим». Сейчас в УК существует просто статья 286 — ее применяют к должностным лицам, которые совершили то или иное преступление. И там очень жесткие сроки наказания — например, за превышение должностных полномочий, повлекших тяжкие последствия, вплоть до 10 лет лишения свободы. Зачем вводить статью 286 со значком «прим» только для работников органов внутренних дел? Для меня это совершенно непонятно, это какой-то казус в правовой сфере. Если вы решили ввести повышенную ответственность — так вводите ее для всех, кто работает в правоохранительных органах и силовых структурах. Вводите для всех — работников прокуратуры, ФСБ, таможни, наркоконтроля, ФСО. Почему работников милиции выделяют в отдельную категорию?!

Дальше. Вводить уголовную ответственность за невыполнение приказов — вообще алогично. Если человек не выполняет приказ в военное время — это уголовная ответственность. Имеется в виду, для военнослужащих. А в мирное время за невыполнение приказа можно применять только меры дисциплинарного воздействия. В мирное время не выполняешь приказ — уволен, не хочешь работать в ОМОНе — уходи, не хочешь ехать в Чечню — все, прерывай контракт и иди на гражданку! Это сейчас предусмотрено — и положением о прохождении службы, которое утверждено Госдумой, и действующими ведомственными нормативными актами. Причем тут уголовная ответственность? Я вообще не понимаю, откуда эта норма появилась, где мировые аналоги?! Я с такими аналогами не знаком.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня