18+
пятница, 9 декабря
Общество

Православную церковь хотят обанкротить

На Урале кредиторы РПЦ собираются вернуть свои деньги через суд

  
22

В Екатеринбурге группа предпринимателей готовит иск о признании банкротом Русской православной церкви — точнее, ее местного епархиального управления. За несколько лет религиозная организация накопила солидную задолженность перед бизнесменами.

Пока иск еще не подан — накануне визита в Екатеринбург Патриарха Кирилла кредиторы обратились к нему с коллективным письмом. «В 2007—2008 годах Екатеринбугской епархией от более чем 20 физических и юридических лиц на условиях займов и краткосрочных кредитов <…> По состоянию на 9 сентября 2009 года задолженность Екатеринбугской епархии составляет 20 млн рублей», — говорится в послании.

Заявление о признании банкротом регионального управления РПЦ группа кредиторов планирует подать на следующей неделе. Реакция епархии на бунт коммерсантов неизвестна — «СП» не смогла оперативно связаться со священниками, другим журналистам отказали в комментарии под предлогом готовящегося на Урал визита Патриарха.

Корреспондент «СП» связался с одним из кредиторов Екатеринбургской епархии. Анатолий Грошев возглавлял фирму «Эдем-Екатеринбург», которая занималась оптовыми поставками ювелирных изделий. Сейчас его предприятие само обанкротилось.

«СП»: — Как получилось, что епархия вам задолжала?

— В 2007 году на меня вышла Екатерибургская епархия, с предложением заключить с ними договор о поставке товара. Договор мы заключили, и начали работать. Через какое-то время начались проблемы. В апреле 2008 года мы им отгрузили товар на 843 с лишним тысячи рублей. Договоренность была об отсрочке на 30 дней, что через месяц они мне все оплатят.

В оговоренный срок деньги не поступили, а потом получилось так, что стали мне заявлять, что денег нет. Я говорю — тогда верните мне товар. Через некоторое время я узнаю, что товара моего уже не оказалось, через других людей я узнал, что часть товара была вообще заложена в ломбарде. В это время стали обещать мне, что вот-вот оплатят. Потом был уволен помощник правящего архиепископа Алексеев, с кем я сотрудничал.

Он мне говорил, что те приходы по области, которые торговали моим товаром, деньги возвращали. Все деньги, по его словам, возвращались, и он отдавал их Викентию (екатеринбургскому архиепископу — СП). На вопрос, как оплатить долг мне как поставщику, ему (Алексееву — СП) предложили брать деньги из других источников. Другие источники — это значит, что они стали занимать деньги у физических лиц. Деньги брали с учетом того, что их через какое-то время отдадут. И таких денег набралась немалая сумма (в коллективном письме к патриарху Кириллу стоит 10 подписей физических лиц, копия письма имеется в распоряжении редакции — СП).

«СП»: — А о каком товаре идет речь?

— В основном были кресты, образки и цепочки. То, что продается обычно в церковных лавках.

Я ждал терпеливо два года, и все два года меня кормили обещаниями, что с завтрашнего дня мне начнут платить. Единственное — я ряд писем зарегистрировал у них в канцелярии (копии есть в распоряжении редакции — СП). Но ни разу никто не позвонил, не сообщил, как движутся дела. С трудом добился, чтобы мне дали гарантийное письмо. По нему они мне за подписью архиепископа Викентия обещали до 31 декабря 2009 года оплатить всю сумму задолженности.

Помимо ювелирных изделий я им отгрузил торговое оборудование на 42 тысячи. Когда пришел через какое-то время, спрашиваю — ладно, деньги, а вот витрины и прочее можете вернуть? Они говорят — а мы вообще не знаем, это наше оборудование. Я говорю — покажите тогда чеки на него. Потому что у меня все документы сохранились, что я их покупал. А они не захотели со мной разговаривать.

«СП»: — И срок по гарантийному письму они тоже нарушили?

— Да, и после нового года я стал туда звонить, попытался попасть на прием к Викентию. Я так и не смог к нему попасть, потому что каждый раз то он занят, то он в отъезде, то он все равно принять не может. Я подготовил претензию, отправил 25 марта, они зарегистрировали ее. Взял копию, и приложил ее к письму Патриарху Кириллу в Москву.

После этого решил узнать, кому еще должна епархия. Выяснилось, что они должны как юридическим, так и физическим лицам. Мы собрали подписи, и отправили коллективное письмо на имя патриарха.

«СП»: — Сколько подписантов?

— 10 физических лиц, плюс моя организация.

«СП»: — Вам звонили из епархии после письма?

— Да, рядовой сотрудник, который меня как раз последнее время кормил обещаниями. Спросила, как у меня дела, сказала, что в курсе, что история предана огласке, спросила, зачем же вот так, и мы на этом закончили разговор.

«СП»: — А вам известно о каких-то кредиторах, не вошедших в ваш список?

— Когда я начинаю рассказывать свою историю, мне тоже самое говорят строители. К примеру, делали ремонт, а работу не оплатили, попросили провести это как пожертвование, в виде благотворительности. Месяц назад шум был — они наняли каких-то гастарбайтеров, и не заплатили, рабочие отказались покидать территорию епархии.


В прошедшие выходные в самом Екатеринбурге состоялся митинг против строительства кафедрального собора в сквере в центре города. Неожиданно даже для самих организаторов акция собрала солидное количество участников — до 3 тысяч человек. Уральский политолог Федор Крашенинников рассказал «СП», с чем связано такое поведение руководителей церкви и отношение к ней жителей области.

«СП»: — Почему вокруг епархии возникают конфликты?

Есть простая вещь — есть город Екатеринбург и его жители, а есть епархия и узкий круг воцерковленных людей, которые вокруг группируется. В епархии есть мнение, что она является духовным авторитетом и буквально еще одной ветвью власти, и что их решения можно реализовывать, не спрашивая ничьего мнения.

Конфликтные ситуации идут по всему городу, потому что к приезду патриарха они заложили 6 часовен в разных частях города. А митинг был посвящен тому, что архиепископ выступил с идеей восстановить кафедральный собор, снесенный в 30-х годах прошлого века, который стоял в центре города. Проблема в том, что тогда Екатеринбург был очень маленьким городом, здесь жило 20−30 тысяч человек, а сейчас там сформировалась совершенно другая застройка, здания конструктивистского стиля, и есть небольшой сквер с фонтаном, который ухоженный и приятный во всех отношениях. Там уже стоит часовня, которая была построена лет 10 назад, на которой написано, что здесь когда-то стоял собор. Это распространенная практика — ставить часовни на месте разрушенных церквей, которые не удалось восстановить, и обычно этого хватает.

«СП»: — А они задумали такой апгрейд?

— По первому проекту они планировали оставить и часовню, и копию храма, понятно, что это подается как восстановление исторической справедливости, но это абсолютная неправда, потому восстанавливать надо то, от чего хоть что-то осталось. Точно на историческом месте этого сделать не получится, потому что тогда строение займет проезжую часть улицы. Учитывая, что от того собора не сохранилось ни чертежей, ни планов, ничего, кроме нескольких фотографий, то это будет абсолютный новодел, который будет разве что внешне похож на старый храм. Там рассматривается возможность сделать его на возвышении, под ним сделать паркинг на 140 машин, и так далее. Может, это не так все и страшно, но неудовольствие горожан вызвало то, что это решение было подано как готовое — нравится, не нравится.

«СП»: — В контексте иска о банкротстве — а откуда деньги на строительство?

— Как мне кажется, церковь в нынешнем виде — дорогая организация, и собрать с прихожан достаточно средств, чтобы содержать всю эту инфраструктуру, у них не получается. У нас в регионе всю жизнь они брали деньги у богатых спонсоров. Есть ряд компаний крупных, их возглавляют верующие люди, миллиардеры, они и давали средства. Насколько я понимаю, тут сложилось два фактора — кризис, который сделал этих людей скромнее, а с другой стороны, у меня есть такие сведения, что правящий архиепископ в силу своего конфликтного характера построил отношения с потенциальными спонсорами так, что многие потихонечку решили с ним больше не работать. И эти две тенденции наложились.

Судя по тому, что сообщается, епархия вела активную финансовую деятельность, имея в виду, что деньги когда-нибудь будут — люди дадут и так далее. У меня под окнами офиса стоит огромный храм, который очень долго строится, завис в состоянии построенной коробки с куполами без отделки внешней и внутренней.

«СП»: — Типичный недострой.

— Есть еще несколько объектов по городу в таком состоянии. Есть храм, в котором в советское время располагался хлебозавод, здание в ужасном состоянии. Уже несколько лет как он передан епархии, но там ничего не сделано. Есть огромный собор Александра Невского, на завершение реставрации которого также не хватает денег. Я так понимаю, что епархия подошла к ситуации, когда объектов много, а денег стало мало.

«СП»: — Но они по-прежнему запускают новые и новые объекты строительства?

— Есть такая версия, что это такой пирамидальный способ работы. Начинают строить новый храм, под это проводится кампания сбора средств, а все собранное распределяется и на новое, и на старое. То есть, чтобы покрыть кассовый разрыв, надо срочно стартовать какой-то новый объект. Возможно, епархия, обнаружив себя в тяжелом финансовом положении, пользуясь тем, что новый губернатор не в курсе всех этих историй, подсунула ему этот проект.

Епископу нужна была поддержка со стороны власти, какая-то бумага, с которой можно было пойти по всем предпринимателям и стрясти с них деньги, в том числе и на покрытие долгов.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня