Общество

Детки в американской клетке

В США защищают Торри Хансен, отправившую приемного сына обратно в Россию

  
47

Делегация госдепартамента США по вопросам, связанным с усыновлением детей, прибудет в Москву на следующей неделе. Поводом для приезда стал вопиющий случай с восьмилетним Артемом Савельевым, от которого отказалась приемная мать-американка. Мальчик прилетел один с запиской, в которой говорилось, что в Америке он больше не нужен. Артем до сих пор находится в больнице.

Россия настаивает на заключении с США двустороннего соглашения по вопросам усыновления и не исключает, что без такого документа практика усыновления российских детей американцами может быть прервана.

— Приемные дети из России беззащитны перед недобросовестными американскими усыновителями, — заявили в МИД России, — мы настаиваем, чтобы дальнейшие усыновления осуществлялись в рамках указанного двустороннего соглашения с США, над заключением которого мы готовы работать вместе с американской стороной.

Как американцы усыновляют детей

Несчастливому усыновлению Артема содействовало Агентство World Association for Children and Parents (Всемирная ассоциация для детей и родителей, WACAP). Его работа сейчас приостановленна. На своем официальном веб-сайте WACAP позиционирует себя как «ведущее агентство по усыновлению и гуманитарной помощи», усилиями которого, начиная с 1976 года, около 10 тысяч детей обрели семьи. WACAP было первым американским агентством, начавшим с 1993 года содействовать усыновлению детей на Дальнем Востоке. С тех пор на его счету более 850 российских сирот, устроенных в американские семьи. На территории России оно зарегистрировано как международная неправительственная организация.

Мы связались с главой российского филиала WACAP Екатериной Бридж и попросили рассказать о деятельности их агентства.

«СП»: — Расскажите, как строится работа по усыновлению детей?

— Если американец хочет усыновить российского ребенка, он обращается в аккредитованное агентство, у которого есть представительство в России. Ему объясняют, какие нужно собрать документы. В общем-то, требуется все то же самое, что и от российских усыновителей: справка из полиции, справка о доходах, о месте проживания, медицинская справка. Затем проводится обследование условий жизни. Обязательно будущие родители должны пройти обучающие курсы по подготовке к усыновлению. Когда документы собраны, агентство их переводит, заверяет у нотариуса и относит вместе с заявлением в департамент образования. Там семью ставят на учет в качестве кандидата в усыновители у регионального оператора Федерального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей. После этого в течение какого-то времени департамент образования подбирает кандидатуру ребенка, который будет предложен кандидату в усыновители.

«СП»: — Усыновители могут выбрать ребенка по каким-то параметрам?

— В своем заявлении будущие родители высказывают какие-то пожелания по кандидатуре ребенка, связанные с возрастом и полом. В принципе, российское законодательство предлагает писать, например, о цвете волос и глаз. Но иностранные кандидаты крайне редко указывают такие параметры. Кроме того, если человек не готов усыновить ребенка-инвалида, то он так об этом и пишет. Нет правила, запрещающего иностранцам усыновить здорового ребенка, другое дело, что шансы на это нулевые. Так как американцам дают усыновлять только тех детей, которых по каким-либо причинам не хотят усыновлять в России. Если все-таки американские усыновители хотят ребенка, как можно более здорового, то указывают в заявлении, с чем готовы мириться, например, их не пугает косолапость, отсутствие пальцев или еще что-то.

«СП»: — Какую информацию о ребенке предоставляют усыновителям до окончательного принятия решения?

— Когда ребенок подобран, родителям присылается информация о его медицинских диагнозах, цвете глаз, волос. Прилагается фотография из федерального банка данных. Также предоставляются основные юридические сведения, например, что мать оставила его в больнице, либо была лишена родительских прав. Обязательно прилагается информация о характере ребенка. Но, как правило, она довольно формальна. Пишут либо: характер спокойный, либо, наоборот, общительный. Если кандидата устроила информация, ему назначается дата приезда для первого знакомства. Обычно, приезжают на 5−6 дней. Встречи проходят в присутствии специалиста из органов опеки и попечительства. Как правило, при первом же посещении выявляется масса новых диагнозов и масса другой информации. Если усыновитель и ребенок друг другом довольны, подписываются документы о согласии на усыновление. Они направляются в суд, который проходит примерно через три месяца. Тогда уже родители приезжают во второй раз и, получив свидетельство об усыновлении, свидетельство о рождении ребенка, паспорт с постоянным видом на жительство и эмиграционную визу (на все это уходит дней 15), они могут увезти ребенка.

«СП»: — Осуществляется ли контроль за судьбой ребенка, после того, как его увезут?

— В США ребенок ставится на учет в консульство РФ. Агентство, через которое был усыновлен ребенок, обязано вести контроль после усыновления и присылать отчеты в Россию в течение трех лет. То есть, семью будет посещать социальный работник, сотрудник агентства и проверять условия проживания ребенка. После чего составляются отчеты, которые в строгом порядке пересылаются в Россию в определенные сроки — как минимум 4 отчета в течение трех лет, с фотографиями ребенка и семьи.

«СП»: — Если контроль есть, то почему иногда возникают дикие ситуации, как с Артемом?

— Социальный работник 24 часа в сутки не находится с этой семьей. Конечно, когда есть какие-то отклонения — это видно. Например, доктора, учителя обязаны предупреждать социальные службы о моральном состоянии ребенка, тем более, о каких-то физических травмах. Кроме того, широко практикуется донесение соседей о том, что происходит в данной семье. Но многие процессы скрыты от посторонних глаз.

Процесс адаптации в семье — тяжелая штука. Социальная история ребенка может проявиться не в первый месяц, не во второй, а через полгода, год и так далее. В кризис нормальная семья обращается к социальному работнику, и решают эту проблему вместе.

«СП»: — В вашем агентстве ранее случались такие неудачные усыновления?

— Это первый случай за все годы работы в России, когда наша аккредитация приостановлена. Усыновители иногда отказываются от детей. Иногда такое происходит и в Америке, и в России. Ну, не прижились характерами ребенок и родители. Когда это происходит на территории США, мы подыскиваем ребенку, причем мгновенно, новую семью, уже одобренную для усыновления. Другое дело, как эта отмена усыновления происходит…

«СП»: — Если можно было сделать все цивилизованно, почему Торри Хансен решила отправить ребенка самолетом с запиской?

— Я связана обязательствами о конфиденциальности, и поэтому поставлена в ситуацию, когда не могу оправдать ни себя, ни американского усыновителя, ни защитить ребенка. Я даю показания только в соответствующих органах.

«СП»: — Что изменит двустороннее соглашение, которое хотят заключить Россия и Америка об усыновлении?

— Может быть, сильно суть меняться не будет. Например, такое двустороннее соглашение, ранее было подписано с Италией, благодаря чему у России появилась юридическая возможность более активно участвовать в жизни ребенка, после того, как он покинул страну. Договор с Итальянской республикой практически остановил процесс независимого усыновления из России. То есть, сейчас усыновить ребенка можно только через аккредитованные в России представительства.

«СП»: — Как вы можете прокомментировать существующее мнение, что агентства по усыновлению, занимаются практически продажей детей иностранцам, готовым платить за ребенка большие деньги?

— Платят за услуги, которые очень четко оговорены: обследование, оценка документов, переводы, помощь во время приезда. Все расходы составляют примерно 25−30 тысяч долларов.

Замечу, что в нашем агентстве существует система финансовой помощи тем семьям, которые готовы усыновить ребенка старшего возраста с серьезной инвалидностью. То есть, кроме вступительного взноса, который составляет 250 долларов, оплаты визы США, эмиграционной службы, билетов, усыновители вообще ничего не платят.

Мы некоммерческая организация и не имеем права получать прибыль. Если вдруг мы заработали деньги, то должны пустить их на уставные цели — помощь детям. Убыток мы покрываем спонсорской помощью. Последняя наша финансовая отчетность, которую я могу привести, за 2007 год. Там написано следующее: 4 млн 900 тыс. долларов получено за год и 5 млн 50 тыс. было нами израсходовано. То есть у нас был убыток больше 100 тыс.

С черного входа

Между тем Герман Пятов, президент благотворительного фонда «Мурландия», занимающегося помощью детям-сиротам, утверждает, что в основном, американцы усыновляют детей, которых охотно усыновили бы и российские граждане. И делают это при помощи взяток.

— Вопреки легенде о том, что американцы усыновляют в основном инвалидов, масса усыновленных — вполне здоровые дети. Агентство, кроме «белой» суммы, рекомендует усыновителям брать с собой и «черную», необходимую, чтобы решать какие-то проблемы на месте. В том числе она уходит и на взятки чиновникам. За каждого ребенка сами агентства имеют от 20 до 80 тысяч долларов. Об этом говорят усыновители.

«СП»: — То есть, в Америку увозят детей, которых вполне могли усыновить и в России?

— Наши семьи жалуются, что им не дают усыновлять детей. Я недавно разговаривал с главврачам в одном Доме ребенка, откуда почему-то все дети уходят на усыновление за рубеж. Спрашиваю его, почему так получается? И он мне отвечает: «Все очень просто, наша служба опеки неприветливо встречает наших усыновителей, потому что они денег не заносят». Конечно, если избежать того, чтобы дети были предметом купли-продажи и продумать систему контроля, то пусть усыновляют. Главное, чтобы не было таких вопиющих ситуаций, когда ребенка забыли в машине или били головой о стенку, или, как Артема, отправляли обратно посылкой.

«СП»: — Что вы можете сказать о той системе контроля за усыновленными детьми, которая существует сейчас?

— Я могу сказать, что усыновителей никто не проверяет. Все тренинги, тесты, о которых говорят в агентствах — чушь. Иначе, откуда бы брались такие ситуации, как с Артемом, или жутчайший случай несколько лет назад, когда американец итальянского происхождения Мэтью Манкузо приехал и усыновил российскую 5-летнюю девочку Машу. Он привез ее в Штаты, где несколько лет насиловал и торговал ее фотографиями в интернете. Кто его проверял? И так же, после усыновления, агентство слало отчеты в Россию, что с девочкой все нормально.

Кроме того, у нас есть письма в Генпрокуратуру от американских граждан о том, как проводят ярмарки-продажи российских детей. Их везут туда под видом туристической поездки, то есть с доставкой на дом и там предлагают взять ребенка на две недели в гости, соответственно, заплатить за это некую сумму. А если ребенок понравился, и его хотят оставить, они должны заплатить 70 тыс. долларов. Затем задним числом оформляют все документы.

Брошены и забыты

В США многие защищают Торри Хансен, отправившую приемного сына обратно в Россию. На форумах, где общаются американские усыновители, многие из них утверждают, что, у ребенка выявились психические отклонения, о которых женщину не предупредили наши социальные службы. Что вместо здорового мальчика ей вручили социально-опасного ребенка с неуравновешенной психикой. Вот, что написала сама Торри Хансен в записке, с которой прилетел мальчик:

«Я усыновила этого ребенка, Артема Савельева, 29 сентября 2009 года. Он психически неуравновешен. Он жесток, и у него серьезные психопатические проблемы в поведении. Сотрудники и директор русского детдома солгали мне о его психологической стабильности и умолчали о других проблемах. Они явно хотели просто избавиться от ребенка.

После того, как я дала ему все лучшее, что у меня было, с сожалением сообщаю, что ради безопасности моей семьи, друзей и меня самой, я больше не желаю быть родителем этого ребенка. Поскольку он русский по национальности, я возвращаю его под ваше опекунство и желаю аннулировать его усыновление".

Карина Краснова, адвокат, консультировавший Торри Хансен, рассказывает, что женщина обращалась к ней за помощью по отмене усыновления.

— Я разъясняла Нэнси Хансен возможность судебного урегулирования проблемы. Я ознакомилась с документами по этому делу, и была готова вести дело в Приморском крае. Однако я не готовила документы в суд, не связывалась с органами опеки в Приморском крае. Мое участие в этом деле ограничилось консультацией: как я вам уже сказала, она обратилась ко мне 1 марта 2010 года. Что произошло в период с марта по апрель 2010 года для меня остается загадкой. Между тем, что такое дети из российских детских домов? Мы не можем даже предположить, что пережил Артем Савельев за первые 7 лет своей жизни, в период становления его как человека и как личности. Его родная мама лишена родительских прав, его родного папу никто не знает, его родные бабушка и дедушка умерли до его рождения, в детский дом он попал после того, как его родная мать Екатерина Савельева была лишена родительских прав. Кто занимался его воспитанием, какие проблемы несет в себе этот маленький мальчик — проблемы воспитательного, поведенческого, психологического, социального, лингвистического характера — мы не знаем. Этого не знала и не могла знать Тори Хансен, всё это могло вскрыться только в опыте совместной жизни.

«СП»: — Тем не менее, странно, что она сделала все таким способом…

— На самом деле, странно другое: на практике получается, что после вынесения решения суда все забывают о приемных родителях и ребенке. Осуществляется лишь формальный контроль в виде безликих отчетов. Мы не должны забывать, что за неудачными усыновлениями стоят чьи-то судьбы: судьбы детей и судьбы приемных родителей. И те факты, которые мы видим, являются индикатором, что что-то у нас не так. Почему никто не знал о судьбе Вани Скоробогатова и многих других российских детей до тех пор, пока не случилась беда? Почему нет никакого государственного контроля? Почему две крупнейшие мировые державы не могут договориться в таком важном вопросе, как защита детства.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
ЧМ по Футболу 2018
Группа A
Страна Очки
РоссияРоссия 6
УругвайУругвай 3
ЕгипетЕгипет -
Саудовская АравияСауд. Аравия -
Группа B
Страна Очки
ИранИран 3
ПортугалияПортугалия 1
ИспанияИспания 1
МароккоМарокко -
Группа C
Страна Очки
ФранцияФранция 3
ДанияДания 3
АвстралияАвстралия -
ПеруПеру -
Группа D
Страна Очки
ХорватияХорватия 3
АргентинаАргентина 1
ИсландияИсландия 1
НигерияНигерия -
Группа E
Страна Очки
СербияСербия 3
БразилияБразилия 1
ШвейцарияШвейцария 1
Коста-РикаКоста-Рика -
Группа F
Страна Очки
МексикаМексика 3
ШвецияШвеция 3
ГерманияГермания -
Южная КореяЮжная Корея -
Группа G
Страна Очки
БельгияБельгия 3
АнглияАнглия 3
ТунисТунис -
ПанамаПанама -
Группа H
Страна Очки
ЯпонияЯпония 3
СенегалСенегал 3
КолумбияКолумбия -
ПольшаПольша -
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня