18+
пятница, 9 декабря
Общество

Сердюков встал на израильское крыло

Истратив $ 170 миллионов, предназначенных для создания отечественных беспилотников, минобороны вряд ли пожалеет еще столько же на закупку техники у Тель-Авива

  
8

По информации Федерального электронного справочника «Оружие России», в ближайшее время министерство обороны РФ начнет испытания израильских беспилотных летательных аппаратов (БЛА). В них примут участие 15 недавно купленных в Стране обетованной беспилотников. Более того, Россия намерена создать совместное предприятие по производству БЛА с израильской компанией Israel Aerospace Industries. Об этом, как сообщило РИА Новости, заявил генеральный директор госкорпорации «Ростехнологии» Сергей Чемезов. По его словам, окончательное решение о создании совместного предприятия будет принято после того, как министерство обороны России проведет испытания израильских аппаратов.

Цена вопроса пока не объявляется. Но ориентировочно можно подсчитать. Известно, что в июне 2009 года минобороны закупило у Израиля 12 беспилотников на сумму $ 53 миллиона. В декабре 2009 года стало известно, что Россия начала переговоры с Israel Aerospace Industries о покупке партии беспилотников на сумму в $ 100 миллионов. Таким образом, цифра переваливает за $ 150 миллионов. Это примерно столько, сколько было выделено министерству обороны РФ на создание собственных беспилотных летательных аппаратов. Где деньги и где аппараты?

— Вопрос риторический, — считает эксперт информационного центра «Оружие XXI века» полковник Николай Дмитрук. — Все мы знаем, куда уплывают деньги из рук современных реформаторов-рыночников. Как и планы по переодеванию армии в форму от Юдашкина, по переводу Вооруженных сил на контрактную службу, программа по созданию беспилотников обожралась «зеленью» и отдала концы.

В начале апреля 2010 года заместитель министра обороны России Владимир Поповкин заявил, что министерство обороны потратило на разработку и испытание беспилотных летательных аппаратов пять миллиардов рублей, не добившись никакого результата. По словам главнокомандующего ВВС России Александра Зелина, российские беспилотники не удовлетворяют требованиям военных ни по одному из параметров. Поэтому пора уже не свое создавать, а покупать у Израиля, развивая его оборонпром. Логика, достойная верного сердюковца.

Реформаторы не скрывают, что в этой области Россия оказалась на задворках технического прогресса. А ведь каких-то 25−30 лет назад наша страна прочно занимала роль мирового лидера в создании беспилотных авиационных систем военного назначения. Например, в период с 1972 по 1989 год для собственных Вооруженных сил и на экспорт в рамках военно-технического сотрудничества советский военно-промышленный комплекс одних лишь реактивных разведывательных БПЛА типа Ту-143 «Рейс» выпустил почти тысячу штук. В остальных же странах, даже в таких передовых, как США, работы в области беспилотной авиации в то время находились практически в зачаточном состоянии.

Но к началу XXI века ситуация развернулась на 180 градусов: советские беспилотники устарели, а американцы сделали рывок и используют БЛА на всех уровнях — от стратегического и, фактически, до индивидуального. Количество беспилотных комплексов в составе ВВС и армии США увеличилось в 136 раз: с 50 единиц в 2000 году до 6,8 тысячи в 2010 году. Программа разработки беспилотника Predator обошлась американским военным почти в $ 450 миллионов. Вполне соизмеримо с тем, сколько выбросили сердюковцы на «создание» российского БЛА и закупку израильских аппаратов.

В результате таких вот реформ у Российской армии беспилотников сегодня практически нет. По этому показателю мы отстали даже от Грузии, которая успешно использовала такие аппараты в грузино-осетинском конфликте.

Опыт применения американскими военными беспилотников в Ираке, Афганистане, а до этого в Югославии, показывает, что они не только являются самым эффективным средством воздушной разведки, но и в разы сокращают потери личного состава собственных войск.

Нынешние реформаторы Российской армии много и запальчиво критикуют Сталина и Жукова за «трупозакидательство» в Великой Отечественной войне, но сами как будто специально культивируют ту же ошибку.

По мнению руководителя ЦНИИ АРКС Владимира Ростопчина, сегодня российская оборонка «может создавать высокоэффективные средства поражения, но они „слепы“ без средств разведки и наблюдения». А значит, на деле их эффективность приближается к нулю, а уязвимость — к 100 процентам.

Результатом подобного положения дел и бездумного отрицания или, как минимум, невнимания к теме беспилотных авиационных комплексов военного назначения со стороны высшего командного состава стала практически полная утрата соответствующего научно-технического потенциала и в самом минобороны, и в отечественном оборонно-промышленном комплексе. Причем, утверждает Владимир Ростопчин, «невостребованность в специалистах, занимавшихся разработкой и созданием беспилотных авиационных систем, привела к их постепенному исчезновению».

Вот и дореформировались наши рыночники до того, что российский оборонно-промышленный комплекс сегодня и в ближнесрочной перспективе, к сожалению, не способен своими силами решить задачу по разработке и запуску в крупносерийное производство беспилотных авиационных комплексов со взлетной массой порядка 500−1000 килограммов. Те же системы, которые к настоящему времени российскими компаниями созданы (такие как «Дань», «Данэм» и «Дань-Барук» компании «Сокол»; «Колибри» компании М.А.К.; туполевский Ту-243 «Рейс-Д» или построенный на базе зарубежного планера «Иркут-850) в большинстве случаев по летно-техническим характеристикам существенно уступают своим зарубежным аналогам. По мнению многих экспертов, тратить бюджетные средства на доведение их до ума уже бессмысленно.

Но еще вреднее закупать иностранные аппараты. Во-первых, это не решит проблемы. Что могут сделать в условиях огромных пространств России пара эскадрилий из восьми-десяти БЛА? Только лишь позволит российским военным «ознакомиться» с этой техникой и ее возможностями. Реально боевой потенциал ВС России столь малое количество беспилотников не повысит, их необходимо иметь намного больше. Скажем, в ВВС США только разведывательных беспилотных летательных аппаратов насчитывается не менее 110 единиц. А еще есть беспилотники стратегического назначения, а также многочисленные тактические БЛА. Совокупная численность «бесчеловечных» солдат приближается уже к нескольким тысячам. Только малых, так сказать, персональных (уровня отделение-взвод) беспилотников в ВС США сегодня более 1000 штук! Даже на весь военный бюджет Россия столько купить не в состоянии.

Во-вторых, закупки зарубежной беспилотной авиационной техники и сопутствующих наземных систем поставят жирный крест на будущем российских разработчиков БЛА. Ведь нельзя же рассчитывать на то, что после нескольких лет эксплуатации одних систем минобороны будет тратить такие же, если не большие, средства на полную их замену на аналогичные комплексы российской разработки и производства.

Немалое число наших экспертов считает, что нужно найти третий путь. А именно — большинство старых разработок закрыть, выдать производителям новое задание и найти средства на проектирование новых комплексов, которые будут способны с высокой эффективностью решать задачи и через 10−20 лет. При этом финансово замкнуть разработки не на «рыночников» минобороны, а на другие ведомства. Например, на коммерческие или государственные гражданские структуры, которые в ряде случаев крайне заинтересованы в БЛА для осуществления постоянного мониторинга удаленных или опасных для человека объектов: ни режимы применения такой техники, ни методы ее использования, ни способы обработки информации в военном ведомстве или в том же Газпроме ничем существенно не отличаются. Ведь, скажем, поиск терпящих бедствие людей в интересах МЧС схож с поиском воинских подразделений противника в интересах минобороны.

Актуален вопрос: это — перспектива, а беспилотники нужны сегодня, где их взять?

— Пока не наладим собственное производство, — считает эксперт информационного центра «Оружие XXI века» капитан второго ранга Александр Сурпин, — можно организовать массовое использование БЛА малой размерности, в разработке которых мы находимся на неплохом уровне. Например, беспилотников вертолетного типа. К последним, кстати, весьма пристально присматривается командование отечественного Военно-морского флота: использование таких БПЛА может существенно повысить эффективность боевого применения корабельного ракетного и торпедного оружия, снизить нагрузку на традиционные вертолеты корабельного базирования, имеющиеся в распоряжении российского ВМФ сегодня (Ка-27 различных модификаций). Да и разместить такие беспилотные вертолеты на корабле можно в значительно большем количестве, чем один или два Ка-27. Причем российские разработчики предлагают БЛА вертолетного типа как малой размерности (например, БЛА санкт-петербургской фирмы «Радар» имеют взлетную массу до 50 кг, массу полезной нагрузки до 15 кг, дальность полета до 15 км и продолжительность полета до 2 часов), так и большой размерности — например, БПЛА ДПВ-450-Б, который имеет взлетную массу 450 кг и дальность полета до 150 км, или беспилотник Ми-34БП, который при взлетной массе 1450 кг несет полезную нагрузку 300 кг и имеет радиус полета 520 км. А «камовский» беспилотник на базе Ка-226 имеет взлетную массу 3400 кг, несет полезную нагрузку 400 кг, обладает радиусом действия до 300 км и может продержаться в воздухе до 4,5 часа. Их можно эффективно использовать и в армии. Конечно, как временный вариант.

Словом, решение проблемы всегда можно найти, если думать о пользе дела, а не о сиюминутных рыночных выгодах.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня