18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Чернобыль: В зоне отчуждения расплодилась живность и секретные лаборатории

В республиках бывшего СССР 26 апреля вспоминают жертв аварии на ЧАЭС

  
11666

В последний раз тема Чернобыля в Киеве была на слуху пару недель назад. Тогда с трибуны Верховной Рады депутат Владимир Яворивский заявил, что на АЭС может произойти новый взрыв, поскольку саркофаг находится в плачевном состоянии, а денег на ремонт у Украины нет. Уже через несколько дней появилось сообщение о том, что США выделят Украине 250 млн долларов для обеспечения безопасности станции.

«Я хочу напомнить, что руководителем идеологического направления Компартии Украинской ССР в 1986 году был Леонид Кравчук, который сейчас выступает по ТВ в роли ярого украинского патриота и поборника независимости. Так вот, после взрыва в Чернобыле коммунисты не отменили первомайскую демонстрацию в Киеве. Вместо этого по телевидению показали программу „Соловьи над Припятью“, а разговоры о радиации объявили империалистической пропагандой», — заметил в беседе с корреспондентом «Свободной прессы» Михаил Севастьянов, директор Института российско-украинских стратегических отношений.

«СП»: — Что сейчас происходит в Чернобыле?

— В самом Чернобыле живут около 80 человек. Это работники объекта, которые выполняют плановые работы — замеряют радиактивную обстановку и т. п. В городе действует православный храм, там хранится икона Спас Чернобыльский, которая считается чудотворной. В начале марта мне довелось быть в зоне отчуждения. Живность там расплодилась в неимоверных количествах — например, лоси просто не обращают на людей никакого внимания, в водоемах очень много рыбы.

«СП»: — А попасть туда трудно?

— Нет проблем. В Чернобыльскую зону, в принципе, сегодня может попасть любой желающий. МЧС Украины официально проводит экскурсии туда. Известно, что любители экстремальных ощущений приезжают посмотреть АЭС даже из-за границы. Такое удовольствие обойдется примерно в сотню долларов с человека. Думаю, что в будущем интерес к Чернобылю будет только расти.

«СП»: — Ходили разговоры, что рядом со станцией ведутся какие-то секретные работы. Это так?

— Считаю, что в зоне отчуждения существуют некие лаборатории, которые проводят секретные исследования. Они могут действовать на базе инфраструктуры бывших воинских частей. Но, понятное дело, работа таких лабораторий не афишируется.

«СП»: — Много ликвидаторов осталось в живых?

— Многие ликвидаторы аварии направлялись в Чернобыль в приказном порядке. За три минуты работы с лопатой в непосредственной близости от реактора люди получали несколько смертельных доз. Все, кто сейчас имеют так называемые «чернобыльские льготы» — это ликвидаторы второй волны. Ликвидаторов первой волны уже нет в живых. Они умерли в первые пять лет после катастрофы.

Чернобыль — крупнейшая техногенная катастрофа в истории человечества. Но нам еще повезло, что в СССР в 1986 году были вертолеты, способные поднимать огромные грузы — у других стран таких машин не было. Именно с помощью них удалось забросать взорвавшийся реактор цементом и песком, что позволило снизить заражение.

«СП»: — После катастрофы в Чернобыле было принято решение об отмене строительства новой атомной электростанции в Крыму. Это правильное решение?

— Действительно, на волне антиядерных настроений закрыли объект в крымском поселке Щелкино. Хотя готовность станции была на 90%! Если бы АЭС в Крыму была запущена, она позволила бы обеспечить полную энергетическую независимость полуострова. Фактически можно было бы сразу реализовать проект «Остров Крым». Но почти законченную станцию разворовали, оборудование вывезли. Теперь, если строить станцию, придется все начинать с нуля. А на развалинах старой несколько лет проводился знаменитый рейв-фестиваль «Казантип».

Несмотря на понятную настороженность общества по поводу атомных станций, я уверен, что от ядерной энергетики человечество не откажется. Примером может служить Франция, где 80% энергии — ядерная. Она практически дармовая по сравнению с тем же углем.

«СП»: — По мотивам Чернобыля в свое время была создана компьютерная игра «Сталкер», которая стала культовой. По сценарию игры в 2011 году на станции должен произойти второй взрыв. Не боитесь?

— В теории взрывы на АЭС не исключены. Однако после катастрофы 1986 года на станциях устанавливается гораздо более совершенное защитное оборудование. Поэтому гораздо большую угрозу могут представлять террористы. Кто знает, не взбредет ли кому из них направить самолет в станцию?

Для саркофага не хватает 400 млн евро

Как сообщил «Интерфакс», 26 апреля президент Украины Виктор Янукович побывал на ЧАЭС. «Мы значительно ускорим проектирование объектов, которые предусмотрены на этой территории, чтобы все мероприятия и планы, которые были отработаны с донорами, чтобы они выполнялись и вошли в график», — сказал Янукович. Касаясь финансирования проектов на ЧАЭС, он отметил, что в этом направлении не хватает около 400 млн евро.

«Безусловно, главной угрозой есть и остается 4-й энергоблок», — отметил президент, добавив, что до тех пор, пока не будет построен саркофаг, этот вопрос будет беспокоить не только Украину, но и ее соседей, Европу. Глава Украины также сообщил, что в понедельник проведет встречу с руководством Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), на которой будут обсуждаться вопросы безопасности на ЧАЭС.

Минск «развенчивает» мифы

После взрыва на ЧАЭС всю Белоруссию накрыло густое радиационное облако. Главный пострадавший — южные регионы Белоруссии, так называемое Полесье. Здесь расположена масса крупных белорусских городов, включая Гомель — второй по величине город после Минска. На территориях, которые официально признаны пострадавшими от Чернобыля, проживает примерно треть страны. А потому особых забот по ухаживанию за людьми в этих регионах государство, несмотря на все заверения, не проявляет. Пенсионеры здесь получают такую же пенсию, как и в других регионах республики, а ликвидаторы последствий взрыва на ЧАЭС имеют лишь одну серьезную льготу: на пенсию они, вне зависимости от рода деятельность, уходят в 55 лет, на десять лет раньше остальных мужчин. Правда, так же быстро заканчивается «трудовой ресурс» и у милиционеров, и у пожарных, и у пограничников, и у ряда других силовиков.

Несколько более заметно льготное положение студентов из «зоны»: они получают государственную стипендию, причем повышенную, даже если не сдают сессию на нужные оценки, им значительно легче поступать в ВУЗы: конкурс на бюджетное место они делят только друг с другом, а не с остальными студентами. Простой пример: если на определенный факультет «чернобыльцам» выделено три места, а туда подано от них лишь три заявки, то эти дети в любом случае поступают. Зато по окончании университета возвращаться на «загрязненную» Родину они особо не хотят: и это при том, что зарплаты на одних и тех же государственных должностях в Гомельской и Брестской (частично) областях значительно выше: иногда — в полтора-два раза.

Государство на эту боязнь населения, в общем-то, никак не реагирует: продукты питания из «загрязненных» регионов спокойно продаются в магазинах по всей стране, а Гомельская область, считающаяся радиационно небезопасной, из года в год является лидером по сбору зерновых культур. Сегодня белорусскому правительству крайне невыгодно говорить о проблемах Чернобыля: в стране развернуто строительство новой атомной электростанции, однако народ молча негодует. А потому государственные СМИ — от республиканского до местного значения — получили общую инструкцию: регулярно писать о необходимости строительства в Белоруссии атомных электростанций и о том, что они могут быть совершенно безопасны. Власти даже рекомендуют академиков от энергетики, с которыми журналистам стоит взять интервью, и материалы «исследований», которые необходимо использовать.

Для примера можно взять Якова Кенигсберга, председателя Национальной комиссии по радиационной защите при Совете министров Республики Беларусь, заведующего лабораторией радиационной безопасности РНПЦ гигиены министерства здравоохранения. Он активно «развенчивает» мифы: дескать, нет «громадного количества лейкозов», которое прогнозировали эксперты сразу после взрыва. По его словам, в стране, как и было до аварии, наблюдается 80−120 случаев лейкоза у детей в год — ничего не изменилось. Еще одна официальная информация: Из 600 тыс. ликвидаторов последствий на АЭС 28 человек погибло от острой лучевой болезни, еще 16 умерло от последствий острой лучевой болезни. Других цифр власть не признает. Развенчивает он и второй миф: никаких генетических заболеваний, связанных с Чернобылем нет, никаких «уродов» не появляется. Другие ученые в Белоруссии активно рассказывают про людей, живущих в зоне отчуждения. Якобы кто-то там живет и даже умудряется заниматься сельским хозяйством.

Само население в эту пропаганду верит неохотно. Простой блиц-опрос двух десятков человек показал, что «за» строительство АЭС в Белоруссии — только двое. Да и то, формулировка одного из них, показалась корреспонденту «СП» крайне противоречивой:

— У нас нет другого выхода. Россия цены на газ поднимает, нефть заканчивается, нас берут в энергетические клешни. Конечно, приятного в этой АЭС мало, ведь у нас нет специалистов, которые могли бы на 100% обеспечить безопасность работы такой станции. Но выхода у страны нет.

Людские страхи активно эксплуатирует оппозиция: весенний «Чернобыльский шлях» — единственная традиционная акция оппозиции, которая неизбежно собирает на шествие несколько сотен человек, которых, несмотря на явные антигосударственные лозунги, почему-то не избивает суровый минский ОМОН.

Есть страхи по поводу белорусской АЭС и в Литве, где уже собрали 22 тыс. подписей против этого строительства. Оно и неудивительно: строить новый потенциально опасный объект страна будет в паре десятков километров от литовской границы.

15 февраля Лукашенко подписал указ № 68, вносящий дополнения и изменения в закон «О социальной защите граждан, пострадавших от катастрофы на Чернобыльской АЭС, других радиационных аварий». В нем у льготников отобрали еще одну привилегию: возможность уходить в оплачиваемый отпуск на 14 дней (сверх обычных трех недель, положенных всем). Ходить в отпуск по-прежнему можно, но уже — за свой счет.

Российский след облака

По данным МЧС России, в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС загрязненными цезием оказались территории 17 стран Европы общей площадью 207,5 тыс. кв. км.

Радиоактивному загрязнению подверглось более 59,3 тыс. кв. км территорий 14 субъектов РФ, на которых проживало около 3 млн человек.

В России наиболее загрязненными территориями являются Брянская область (11 800 кв. км загрязненных территорий), Калужская область (4 900 кв. км), Тульская область (11 600 кв. км) и Орловская область (8 900 кв. км).

Были переселены или выехали самостоятельно более 56 тысяч жителей населенных пунктов Брянской области, расположенных на наиболее загрязненных территориях.

В ликвидации последствий аварии на ЧАЭС приняли участие около 200 тысяч россиян.

Постановлением правительства Российской Федерации от 18 декабря 1997 года № 1582 утвержден Перечень населенных пунктов, находящихся в границах зон радиоактивного загрязнения вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС. В него вошли более 4 тысяч населенных пунктов, в которых проживают около 1,6 млн человек

На текущий момент в Единый чернобыльский регистр России и Беларуси включена информация более, чем на 380 тыс. лиц, подвергшихся радиационному воздействию и заболевших потенциально радиационно-обусловленными заболеваниями, из них в российском отделении всего зарегистрировано более 225 тыс. лиц.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня