18+
вторник, 17 января
Общество

Южная Осетия: После войны — грызня за деньги

Местные кланы и московские управленцы ссорятся за добычу — средства из федерального бюджета на восстановление республики

  
61

Несколько членов команды премьер-министра Южной Осетии Вадима Бровцева, которым так недовольны депутаты юго-осетинского парламента, выступили во вторник с обвинениями в адрес руководства республики. По их мнению, российских специалистов стараются выгнать из Южной Осетии.

Среди недовольных директор ГУП «Дирекция по реализации национальных приоритетных проектов РЮО» Исмаил Каримов, директор ГУП «Управление автомобильного транспорта Южная Осетия» Сергей Олейник и директор по развитию ГУП «ПК» «Алутона» Дмитрий Лазарев. Все они входят в команду Бровцева. По мнению Каримова, Олейника и Лазарева, из-за необоснованного преследования со стороны местных силовых структур работы по восстановлению республики, которые выполняли российские специалисты, остановлены. Все трое настаивают на том, что власти намеренно и целенаправленно выживают членов команды Бровцева, так как премьер и его подчиненные перекрыли каналы, по которым чиновники воровали деньги, выделяемые Москвой на восстановление республики.

В свою очередь, местные чиновники называют команду Бровцева «челябинской мафией». Двое из трех выступивших с протестом являются земляками Бровцева, причем выходцев из Челябинской области в команде премьера достаточно много. В республике поднимали вопрос о вынесении вотума недоверия Бровцеву и его правительству, однако позднее передумали. Было решено создать парламентскую комиссию по расследованию деятельности правительства, которое по итогам 2009 — первого квартала 2010 года подозревается в нецелевом расходовании бюджетных средств.

Кто и как ворует в Южной Осетии, рассуждает ведущая передачи «Код доступа» на «Эхо Москвы» Юлия Латынина.

«СП»: — Юлия Леонидовна, обе стороны обвиняют друг друга. Где правда?

— Правда заключается в том, что российско-грузинской войне уже два года. За это время из грузинских сел, подвергшихся этнической чистке, уехало около 30 тысяч грузин. Соответственно, 30 тысяч человек надо было куда-то расселить. В Грузии тех, кто туда уехал, расселили давным-давно. Для них всех построили дома. Я видела эти домики: одноэтажные, каждый на три семьи. Вместе с коммуникациями каждый такой дом обошелся в 25 тысяч долларов.

«СП»: — А в Южной Осетии сколько вообще осталось грузин?

— Видимо, 12−13 тысяч человек — намного меньше, чем оказалось в Грузии. Причем, не все лишились домов и квартир, — нуждающихся, стало быть, еще меньше. Так вот, для этого количества людей не построено, в сущности, ничего. И не восстановлено ничего. Возникает вопрос: куда делись деньги?!

За два года, получается, ни Кокойты, ни Россия по каким-то причинам не смогли отстроить Южную Осетию. И главная причина — тотальное воровство. Кто именно ворует, и как они ссорятся — если честно, в это даже тяжело вникать. Понятно, ничем другим ни одна присланная туда команда, или имеющаяся там местная, не занимаются. Они ссорятся за добычу.

«СП»: — Получаются, и местные, и приезжие дербанят деньги настолько, насколько возможно?

— Еще до войны Эдуарду Кокойты шли огромные деньги на Южную Осетию. При этом ситуация была ровно такая же: грузинский анклав, грузинские села процветали, там были построены дороги, дома. Там была масса аккуратных новейших заправок и магазинчиков. Понятно, что в значительной степени это была показуха, Грузия тратила на это деньги безвозмездно. Но эти деньги шли в анклав реально, и своим процветающим видом создавали для властей Южной Осетии большую проблему. Дошло до того, что Кокойты был вынужден перекрыть дороги в грузинские села, чтобы люди не ходили туда в больницы, и вообще не сравнивали свой уровень жизни с грузинским. Из-за этого, отчасти, и началась война.

«СП»: — А сам Кокойты до войны как объяснял эту ситуацию?

— Перед российско-грузинской войной Эдуард Кокойты дал пресс-конференцию, на которой в ответ на упреки о деньгах, которые деваются неизвестно куда, он заявил, что он обеспечил своим людям уровень жизни, как в Европе. При этом в Цхинвали не было воды из-за развалившегося водопровода, и местным жителям объясняли, что воду украли злые грузины.

Это было до войны. После войны Кокойты вдруг переменил мнение о высоком уровне жизни, который якобы существовал в Цхинвали, и заявил, что Южной Осетии надо получать деньги не только за военные разрушения, но и за годы небрежения, которые имели место до этого.

Что ни делается с южноосетинскими деньгами, сколько их ни вливается в эту дырявую бочку — толку нет. Удивительное дело: грузины тратят деньги — и есть результат, что до войны, что после войны. Россия тратит деньги на Южную Осетию — куда-то они все деваются.

«СП»: — Возникает вопрос, есть ли смысл тратить их в таком количестве?

— Это политика России. При этом понятно, что есть простой фактор — руководство республики. Скажем, президента Чечни Рамзана Кадырова можно обвинить во многих вещах. Любой суд по правам человека выкатит ему огромный перечень грехов. Но Грозный Рамзан Кадыров отстроил. Значит, это возможно. Значит, проблема упирается не только в руководство России, но и в руководство республики.

Как рассасываются деньги в Южной Осетии

Исмаил Каримов пояснил «Московскому Комсомольцу», как именно действовали против него. Его предприятие является единственным генподрядчиком по восстановлению разрушенного жилья и одним из трех генподрядчиков по восстановлению муниципального сектора. По словам Каримова, между главой Госкомитета по восстановлению Зурабом Кабисовым и прежним генподрядчиком Бибиловым существовала договоренность, с какими именно строительными организациями должны заключаться договоры. Как отмечает Каримов, далеко не все они заслуживали доверия, что осложняло работу.

Кроме того, существовало еще одно препятствие. Первоначально утвержденный список разрушенных и поврежденных домов таинственным образом постоянно увеличивался. Если сначала речь шла о 322 разрушенных домах, то в итоге эта цифра взлетела до 422. При этом средства, выделенные Москвой, были фиксированными и дополнительных не выделялось. Также неизменными оставались и сроки сдачи.

Несмотря на эти проблемы, по состоянию на 13 апреля к заселению были готовы 110 новых домов, 82 планировалось сдать в апреле и 130 — в мае. Таким образом, первоначальные 322 дома были бы сданы к началу лета.

«Однако с 13 апреля все работы по восстановлению жилого фонда остановлены. Деятельность ГУПа полностью прекращена из-за ареста его счетов. Из-за постоянного прессинга увольняются специалисты, приглашенные из России, — уже уволились 12 человек. Госкомитет по восстановлению откровенно не выполняет своих обязательств: без объяснения причин просто полностью прекратил приемку выполненных нами работ. Так политика некоторых лиц из окружения президента республики полностью парализовала процесс восстановления», — сообщил Каримов.

Похожие ситуации сложились и у Лазарева, и Олейника. Глава «Алутона» занимался Ленингорским районом, на территории которого оказался бывший грузинский пивоваренный завод. Брошенное предприятие восстановили в течение двух месяцев — к декабрю 2009 года.

В марте на прилавках магазинов Южной Осетии уже появилась продукция завода, а в апреле он начал самоокупаться. В планах руководства был выход на российский рынок. И в этот момент, по словам Лазарева, начались угрозы в адрес руководителей, было открыто сказано, что дальнейшего развития бизнес не получит.

Завод в итоге был опечатан, сотрудников начали вызывать в прокуратуру. 16 апреля генпрокурор Южной Осетии Эльдар Кокоев «настоятельно рекомендовал» руководителям «Алутона» покинуть республику. У них к тому времени уже отобрали документы, ноутбуки, личные автомобили. У сотрудников предприятия были изъяты паспорта.

Директор ГУП «Управление автомобильного транспорта Южная Осетия» Сергей Олейник рассказал, что напряженность начала ощущаться с марта после отказа передать производственную базу ГУПа в аренду некоему частному предприятию. Вслед за этим исчез главный бухгалтер компании, а в апреле сотрудники УБЭП изъяли из офиса все документы и оргтехнику. За самим Олейником, по его словам, ведется наружное наблюдение. Он предполагает, что его ГУП хотят захватить. Сейчас работа предприятия остановлена. Олейник предполагает, что в ближайшую неделю общественный транспорт в республике может остановиться из-за неоплаченного ГСМ.

Популярное в сети
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Борис Шмелев

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
НСН
Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня