18+
пятница, 30 сентября
Общество

«У меня осталось два пути — грабить или побираться»

С таким настроением по улицам Москвы ходят толпы голодных мигрантов

  
53

Правительство России заявило о сокращении квоты на иностранных рабочих в 2 раза. В 2009 году в стране официально смогут трудиться не больше 2 миллионов гастарбайтеров, из них в Москве — 150 тысяч. Остальные 5 миллионов мигрантов должны вернуться на историческую родину. Корреспонденты «СП» побывали в столичных точках скопления иностранцев и ужаснулись, насколько далеки решения правительства от реального положения дел.

Москва-сити

Слух о том, что столичная «стройка века» закрывается, шокировал жителей окрестных домов. Москвичи с опаской выходили из подъездов, и не отпускали детей одних на улицу. Перспектива остаться один на один с десятками тысяч безработных гастарбайтеров откровенно пугала. Но слухи, к счастью, оказались всего лишь слухами. Таджики, узбеки, молдаване пока продолжают возводить «город будущего» для бизнесменов и чиновников столицы. За высоким забором под постоянным наблюдением охраны они сваривают арматуру, таскают стройматериалы. Заметив наш интерес, улыбаются в ответ. С появлением начальства моментально погружаются в работу. Охранник не сводит с нас взгляда. На вопрос, можно ли пообщаться со строителями, мрачно бросает:

— Нет.

— Большинство моих соотечественников в России по сути находятся в рабстве, — пожаловался корреспондентам «СП» председатель общероссийского общественного движения «Таджикские трудовые мигранты» Каромат Шарипов. — И люди страдают не первый день, и даже не первый год. Социального пакета для рабочих нет никакого. Зарплату часто не платят, обманывают. Постоянные конфликты возникают с милицией. Мы абсолютно бесправны здесь. Поэтому тем, кто потерял работу, я советую возвращаться на родину. Сейчас в самом Таджикистане не хватает более миллиона рабочих рук…

Казанский вокзал

Вернуться домой в эти предпраздничные дни хотелось бы многим мигрантам: привезти подарки, встретить Новый год в кругу семьи. Строительный сезон закончен, ловить в столице больше нечего. К тому же кризис… Но достать билеты на поезд в юго-восточном направлении уже невозможно. Все раскуплено до конца декабря.

Работники вокзалов отмечают, что поток пассажиров в столицы стран СНГ заметно увеличился. В прошлом году было меньше. Впрочем, проводникам это только на руку. Соотечественников они сажают и без билетов — были бы деньги. Это только по нормативам в вагоне 54 места. Если этих нормативов придерживаться, то один состав может увезти только около 1 тысячи человек. А поезда ходят не так уж часто. 319-й Москва — Душанбе отправляется из столицы 3 раза в неделю. Следовательно, за эту неделю в Таджикистан уедут всего около 3 тысяч пассажиров. В месяц — порядка 13 тысяч, а в год — чуть больше 150 тысяч. Куда деваться остальным? То есть, 3 миллиона «лишних» гастарбайтеров, которые по некоторым оценкам скопились в Москве, при таких темпах можно вывезти аж за 20 лет!

Ясно, что большинство гастарбайтеров домой не попадет. И не только из-за транспортных проблем, о которых, сокращая квоты, правительство почему-то не подумало. Есть и другая, более веская причина — у мигрантов зачастую просто нет денег. В кризис, когда компании разоряются одна за другой, а долги по зарплате растут как снежный ком, о гастарбайтерах, которые и не оформлены толком на рабочем месте, вообще мало кто вспоминает. Но даже те, кому повезло получить наличные, часто не успевают довезти их до дома.

Киевский вокзал

— У меня сейчас два пути — идти грабить людей на улицах или побираться, — с горечью говорит таджик Ахмед (фамилию просил не называть). С ним мы разговорились на Киевском вокзале, где он сидит уже четвертые сутки. В Москве работал электриком в югославской фирме. Сейчас контракт закончился, а продлевать работодатели из-за кризиса не стали. Ахмеду посчастливилось получить полный расчет. На праздники он собрался было ехать домой, в город Нурек. Там его ждут — не дождутся жена и пятеро детей. Но на вокзале все кровно заработанные деньги «перекочевали» в карманы местных представителей власти — милиционеров. В подробности Ахмед не вдается, но картина вырисовывается сама собой. Таджик остался без гроша, но считает, что еще легко отделался — хотя бы паспорт остался на руках.

Когда-то Ахмед зачитывался Чеховым и Достоевским. По образованию он филолог, окончил государственный университет в Душанбе. По-русски говорит лишь с легким акцентом. Еще знает английский и немного немецкий. В середине 70-х годов воевал в Афганистане в составе советского воинского контингента. А сейчас доведен до такого отчаяния, что уже ненавидит Россию…

— Это грязная земля, — говорит Ахмед в сердцах. — Если придет сюда новый Гитлер, я первый встану в ряды его армии.

И, тем не менее, если удастся сейчас уехать, весной на эту «грязную» землю Ахмед собирается вернуться. Работа в столице будет всегда, уверен он. И не он один. Волна мигрантов, устремившихся сейчас на родину, по теплу хлынет обратно. Официально устроиться из-за сокращения квот большинство гастарбайтеров уже не сможет.

В один момент чаша терпения вечно «унижаемых и оскорбляемых» мигрантов переполнится. И тогда от угроз — грабить и грабить — они могут перейти к делу. Если положить руку на сердце, то такие настроения культивирует само государство запаздыванием в решении проблем гастрарбайтеров, в принятии соответствующих законов и нормативных актов, в обеспечении не только ввоза, но и организованного вывоза иностранной рабочей силы.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Манойло

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье