18+
понедельник, 5 декабря
Общество

«Почта России» хочет быть спецслужбой

Вслед за силовиками и чиновниками предприятие требует обеспечить себя мигалками

  
13

Автомобили, принадлежащие «Почте России», планируется оборудовать проблесковыми маячками. Кроме того, транспорту предприятия дадут полномочия беспрепятственного проезда по дорогам, в том числе платным, и обеспечат обслуживание без очереди на автозаправках. Об этом говорится в новой редакции закона «О почтовой связи».

Этот документ опубликован на официальном сайте Минкомсвязи". Как сообщает «Газета.ру» со ссылкой на ФГУП «Почта России», мигалки, которые планируется ставить на автомобили предприятия, будут только «желтого цвета», как у дорожной техники. О синих проблесковых маячках речи не идет.

«Почтовые автомобили получат право на подъезд по кратчайшему пути к зданиям, расположенным непосредственно у обочин, тротуаров или пешеходных дорожек, при отсутствии других возможностей подъезда для погрузки и разгрузки почтовых отправлений», — объяснили «Газете.ру» в пресс-службе «Почты России».

Но опубликованный законопроект не уточняет цвета мигалки. Это может создать почву для злоупотреблений, считают эксперты. Сейчас за предприятием числится 17608 единиц авто. На почтовых маршрутах ездит более 12 тысяч машин. Напомним, официальная численность проблесковых маячков на машинах без спецраскраски — около 1 тысячи штук. Неофициальная, сделанная на основе наблюдений энтузиастов — 1,5−2,5 тысячи.

Семен Гаврилов, бывший управленец «Почты России» и автор статьи «Почта России медленно умирает» (имя изменено по просьбе автора), рассказал «Свободной Прессе», что примерно до 2007 года монополия все еще продолжала жить по советским правилам, одно из которых гласило «Нет роскоши!». «Например, персональные машины были положены только главе ведомства и его заместителям, а также управленцам региональных подразделений. И то это были черные „Волги“. Лишь в „Главном центре магистральных перевозок“ были машины „Шкода“, но и они использовались для перевозки корреспонденции, а не сотрудников», — говорит он.

По его словам, концепция реформирования «Почты России», подготовленная самим ведомством, была готова еще к 2005 году. В частности, ей предполагалось, что перевозка почты должна в основном осуществляться ночью, чтобы не зависеть от трафика. Однако в правительстве эту концепцию почему-то «завернули», а, начиная с 2007 года, с приходом нового руководства из коммерческих структур стали коммерциализироваться и основные принципы работы почты. «Насколько я знаю, стали закупаться иномарки для руководства, а также стали лоббировать приравнивание „Почты России“ к стратегическому предприятию, хорошим поводом чему стала и мнимая борьба с терроризмом. Дескать, письмо и посылка — идеальный объект, с помощью которых можно наносить персональные террористические удары по тем же чиновникам. А где борьба с терроризмом — там мигалки и силовики», — резюмирует он.

Кроме того, известны планы об организации на базе ФГУП «Почта России» Почтового банка. По количеству отделений почта превосходит филиальную сеть Сбербанка, и, таким образом, могла бы стать его сильнейшим конкурентом.

Могла бы, но вряд ли станет. Архаические методы руководства, нереформируемая структура и системные проблемы, присущие этому оператору, привели к тому, что письма и посылки не могут попасть к адресату неделями, а то и месяцами. Известны случаи, когда простая открытка шла из одного района Москвы в другой 21 день. Очереди в отделениях по своей длине также могут конкурировать со Сбербанком. В общем, удобным этот сервис не назовешь.

Вряд ли мигалки ускорят доставку корреспонденции — скорее, дадут чиновникам от почтовой службы возможность устроить на базе предприятия еще один доходный бизнес в добавку к имеющимся.

ФГУП «Почта России» немного запоздало к раздаче льгот и привилегий от государства. На мигалки надо было претендовать в тот момент, когда «Газпром» и «Роснефть» получали полномочия создавать собственные вооруженные подразделения, «для защиты и охраны производственной и транспортной инфраструктуры естественных монополий», а государственные банки — преференции в обслуживании бюджетных средств.

Сейчас же право на спецтранспорт почте не дадут — считает член Общественной палаты, адвокат Анатолий Кучерена. По его мнению, вопрос о сословных льготах сейчас слишком горяч, чтобы его обострять таким шагом.

«СП»: — Практика наделения государственных или полугосударственных структур какими-то особыми полномочиями — это нормальная практика для государств, или это такая российская специфика?

— В каждой стране по-разному эти вопросы решаются, мы тоже эту проблему изучаем. Конечно, у тех, кто находится рядом с властью есть желание получить какие-то льготы.

Но в данном случае надо сказать, что вопрос мигалок, который сейчас обсуждается в обществе, это острый вопрос. Поэтому я не думаю, что сегодня нужно выдавать какие-то спецзнаки, для того, чтобы кто-то этим пользовался. Есть разные случаи, но я себе не представляю — может быть, для почты и нужны какие-то специальные знаки, но в любом случае я не думаю, что этот вопрос может быть решен в их пользу.

Сейчас происходит инвентаризация того, что на сегодняшний день есть, и там надо наводить порядок. Конечно, есть должностные лица, которые могут ими пользоваться, но когда это право распространяется на лица, которые не имеют полномочий ими владеть — эти действия надо жестко пресекать.

«СП»: — Сейчас получается, что у каждой структуры свои привилегии — у одних частная армия, у других — мигалки. Практически — признаки сословного общества.

— У нас не может быть сословного общества. И этому надо уделять особое внимание. Потому что если мы будем выстраивать государство и отношения в нем на сословных привилегиях, то мы понимаем, к чему это все может привести. Я согласен с тем, что первые лица государства, те, кто непосредственно имеет право пользоваться соответствующими привилегиями в части передвижения — это нормально. А что касается всех, если так можно сказать, приближенных к власти, то такие вещи нужно пресекать.

«СП»: — А простому человеку что делать? Вот, например, в Санкт-Петербурге человек обнаружил у себя под окнами машину с мигалкой. Обратился с запросом в МВД, где ему ответили, что машины с таким номером попросту не существует. Как-то можно с этим бороться?

— Если человек сталкивается на своем пути с какими-то бюрократическими препонами, значит, на этом не надо останавливаться, надо писать в соответствующие органы, которые должны разобраться в этом вопросе. Недостаточно сказать, что тот-то ездит с мигалкой. Надо понимать, что это за машина, она действительно закреплена за имеющим на нее право должностным лицом, или нет. Тут очень много вопросов. В этой части сама милиция и те ведомства, которые непосредственно имеют право на мигалки, должны у себя разбираться.

Конечно, нужен контроль и со стороны гражданского общества, и со стороны Общественной палаты. Если такие заявления будут, мы готовы на них реагировать.

«СП»: — Есть один момент, который ни один юрист не может пояснить — известен факт, что на разные машины с мигалками вешают одни и те же номера, это запечатлено в галерее «Ведомостей». Адвокат Ольшанский говорит — конечно, это нормальная практика, номера выдаются на предприятие, а там решают, к чему их крепить в данный момент. Другой юрист говорит — это бред, не может существовать такого закона. У нас что, есть какое-то непубличное право, о котором не всем положено знать?

— Действительно, в законе такого нет, и я не знаю, каким образом это происходит. В любом случае, этот порядок должен вестись в соответствующих регистрационных службах.

«СП»: — А у нас есть какие-то ведомственные акты, инструкции, которые не введены в оборот, и могут противоречить законодательству? Например, Федеральная служба охраны запрещает снимать на правительственных трассах — подойдут, отнимут камеру. При этом официально служба этот порядок опровергает.

— Нет, все акты должны проходить через министерство юстиции.

«СП»: — На практике все выглядит иначе.

— Если нам предоставят какой-то документ, который не прошел регистрацию, мы готовы разбираться.

«СП»: — А если дело касается конкретных действий — перевешивания номеров, запрета съемки?

— В этом случае, если, например, отняли камеру на улице — это грубейшее нарушение прав человека, надо обращаться в прокуратуру, и она должна давать оценку действий этого лица, неважно, должностное оно или физическое, которое устроило эти хулиганские действия.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня