18+
пятница, 22 сентября
Общество

Трагедия на полигоне: Ты всегда виноват, солдат

Александр Шлакин сам пошел в армию. Теперь он может оказаться за решеткой

  
18

В организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга» обратилась Елена Богословская, родственница Александра Шлакина, который участвовал в трагическом инциденте в ночь с 8 на 9 апреля, когда во время учений погибли два офицера. Их расстреляли из танка. Военная часть в Каменке, как известно, «славится» трагическими происшествиями.

— Мы были там после того, как погибли эти двое офицеров на учениях, познакомились с полковником, которого временно назначили исполнять обязанности командира части, а сейчас его уже тоже сняли, — сказала корреспонденту «СП» председатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова. — С новым, только что назначенным пока не знакомы, но надеемся на взаимодействие. В Каменке очень тяжелая ситуация: и убийства, и воровство, и необученные, нетренированные солдаты. Мы много лет это наблюдаем. А теперь боимся, что виноватым в том, что произошло, сделают солдата, хотя виновата система: там проблемы и с техникой, и с личным составом, и с управленцами.

Так, спустя два месяца после инцидента постепенно проясняется картина трагедии, о которой раньше никто кроме «Солдатских матерей» не хотел говорить. Возбуждено уголовное дело по статье 349 УК РФ — «Нарушение правил обращения с оружием, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Солдат Александр Шлакин, тот самый, который сделал роковой выстрел, запросил помощи.

С его слов, дело было так: экипаж танка потерял ориентировку и не мог выйти на цель, о чем неоднократно докладывал по рации комбату. Подсветка на панели приборов была недостаточной, поэтому не все показатели были видны четко. В результате пушка танка оказалась развернутой на 180 градусов. От комбата и командира танка последовала команда стрелять. Снаряд попал в вышку, где находились офицеры.

Идет следствие. Обвинение пока никому не предъявлено. Но родственники солдата, который в том учебном бою был наводчиком, считают, что Шлакина делают козлом отпущения. Командование пытается доказать, что солдат-срочник был обучен, регулярно участвовал в стрельбах. Но здесь много нестыковок.

Срочно заменены лампочки на панели приборов танка, о плохой работе которых Александр неоднократно докладывал ротному, но никакой реакции от него вовремя не добился. «В последнем учебном бою, — сообщает Елена Богословская, — племянник доложил командиру, что ему не приходилось стрелять штатным снарядом вообще и в ночное время в частности. Это заявление было проигнорировано командиром».

— Мы стреляли по учебным целям только днем, ночью я ни разу не стрелял, сказал об этом перед заездом во время учений командиру роты, но он промолчал в ответ, — рассказал Александр Шлакин «Свободной прессе», — я вообще-то думал, что, наверное, в лес попал. В прибор я увидел цель, сообщил командиру танка: наблюдаю мишень. Командир сказал об этом комбату, тот дал команду сделать выстрел. То, что я принял за цель, очевидно, была то ли лампа, то ли ноутбук у офицеров на вышке. Во время стрельб все это должно быть отключено, подсвечивается только мишень. То, что я наблюдал в прибор, выглядело совершенно также, как мишень. Никакой разницы.

«СП»: — Какие функции вы исполняли в том бою?

— Я был наводчиком.

«СП»: — Кто-нибудь из командиров уже наказан за то, что случилось?

—  Комбрига сняли с должности. Говорят, что за это. Когда приехала комиссия из Москвы, то сказали, что для данного вида упражнений должны были быть использованы бронебойные снаряды, а мы действовали осколочно-фугасными.

«СП»: — В чем разница?

— У осколочно-фугасных снарядов большая поражающая сила, осколки разлетаются и поражают все в радиусе 50−100 метров. А если бы стреляли бронебойными, то та же вышка была бы пробита, но офицеры могли остаться в живых. Такими же снарядами мы стреляли и в учебке.

«СП»: — Почему вы не увидели, что пушка была развернута в противоположном от цели направлении?

— Показатель положений пушки не подсвечивался на приборе. Я как раз об этом докладывал командиру роты, старшему лейтенанту, но тот ничего не сказал.

«СП»: — Когда вы узнали, что попали в вышку?

-Утром, после учений. Сейчас следователь говорит, что все против меня, что меня посадят. Что я ни говорю следователю, все против меня получается. Но виноватых в той ошибке много.

 — Сейчас и следователь, и назначенный следствием адвокат настоятельно советуют Саше никому ничего не рассказывать, не привлекать внимания прессы к ходу следстви, — рассказала «Свободной Прессе» родственница Александра Шлакина Елена Богословская, — Две недели назад, когда родственники пришли собирать деньги на адвоката, я поняла, что его хотят сделать крайним. Бесплатный адвокат тут же затребовал 15 тыс.рублей. Я считаю, что его ошибка — это следствие работы всех вышестоящих офицеров. Не сам же он стрелял по собственному желанию. В армии все делается по приказу. Он просто выполнил приказ, который ему дали. Значит, это ошибка тех, кто давал приказ, а Саша был лишь исполнителем.

«СП»: — Хорошим исполнителем? Он был достаточно подготовлен для ночного боя?

— В том-то и дело, что нет. В те дни, когда у них зимой были учения, Саша был в отпуске, у него тогда дочка родилась. Он никогда не стрелял штатным снарядом, и тем более, ночью. Сказал об этом командиру, но тот его обращения игнорировал, пожал плечами и вся реакция. Также было и с панелями управления в танке. Все эти недочеты копились, и вот они «выстрелили».

«СП»: — Как Саша относится к армейской службе?

— Он пошел в армию по собственному желанию, он готовился к ней, закончил автошколу, получил водительские права. Он сознательно на это шел. 25 июня прошлого года у него была защита диплома, 27 июня он женился, и у него была отсрочка от призыва до осени, но он сам хотел поскорее отслужить. Саша из многодетной семьи, которая живет в Ивановской области, закончил училище, техникум, сельхозакадемию в Иванове, на двух работах работал, чтобы не просить денег у родителей и содержать себя самому. Никогда не просил помощи. Я и сейчас не сразу узнала, что эта беда произошла именно с ним. Но ведь это могло случиться с кем угодно другим. Потому что на самом деле это вина командирского состава: их недоучили, а потом повели ночью стрелять боевыми снарядами. Ему сказали: если явится с повинной, может быть, условно дадут. Но сейчас все идет к тому, что срок будет не условный. А дочке 4,5 месяцев, жена в Кинешме ждет его…

P.S. Мы пытались получить ответы на поставленные Александром вопросы у следствия. Однако в военном следственном управлении ЛенВО комментарии до окончания следствия не дают.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня