18+
среда, 7 декабря
Общество

Голубые бриллианты Дуровой: кто станет миллионером?

Со смертью единственного сына знаменитой дрессировщица вновь развернулась борьба за ее наследство

  
1638

В Москве разворачивается очередная битва за «звездное» наследство. На кону — сбережения знаменитой дрессировщицы Натальи Дуровой: апартаменты в Москве и дача в Переделкино, хлебниковское серебро, старинные иконы, антикварная мебель. Но главный «лот» — фамильный гарнитур из голубых бриллиантов, некогда принадлежавших Екатерине II.

Согласно завещанию руководительницы Театра зверей им. В.Л. Дурова, все свои сбережения она завещала единственному сыну — Михаилу Болдуману, известному по серии громких скандалов. Однако 29 мая сын Дуровой умер при странных обстоятельствах — по дороге из Москвы в Санкт-Петербург. С приступами боли в животе его сняли с поезда в Чудове, и доставили в центральную районную больницу, где он и скончался. По версии врачей, причиной кончины стала прободная язва, хотя раньше Болдуман на здоровье не жаловался.

Смерть Михаила Болдумана сразу завязала интригу вокруг наследства знаменитой дрессировщицы. Основных кандидатов в наследники двое. Это внебрачная дочь Михаила Болдумана, 10-летняя Лиза, и, возможно, сводный дядя покойного Юрий Дуров.

Мы попытались разобраться, каковы шансы каждой из сторон.

Как известно — о покойном либо хорошо, либо ничего. С Михаилом Болдуманом соблюсти это правило сложно. Покойный любил делать эффектные публичные заявления. Из них известно, что Михаил, который долгое время проживал во Франции, был в натянутых отношениях с матерью. Якобы дрессировщица хотела, чтобы ее сын продолжил семейную традицию и стал циркачом, а он так и не пошел работать в цирк.

Болдуман неоднократно заявлял, что не хочет иметь с кланом Дуровых ничего общего, и потому отказывается от наследства матери. Вот как он говорил об этом в интервью «Комсомольской правде», которое дал сразу после смерти матери, в декабре 2007 года.

«По завещанию мне причитается четырехкомнатная квартира на Тверской, которую много лет назад получил мой отец народный артист СССР Михаил Болдуман. Возможно, еще дача в Переделкине, которой владела мать. Правда, не знаю, что с этой дачей сейчас происходит. Последний раз там проводил лето в 1983 году».

«Я не собираюсь прибирать к рукам то, что принадлежит Дуровым. Я не претендую на наследство этой семьи — ценности, которые собирала моя мать, и „семейный бизнес“ меня не интересуют. Я же Болдуман, а не Дуров. Отец в моем воспитании сыграл гораздо большую роль, чем мать. Да и с квартирой лично у меня связаны не самые приятные воспоминания. Но ее получал мой отец…»

«Все мое детство она (Наталья Дурова, — „СП“) была на гастролях с цирком, и потом уже, когда я стал подростком, наладить контакт с ней так и не удалось. Я рос в легендарной семье, в окружении знаменитых родственников, при этом мое детство было окрашено в унылый, серый цвет. <…> Для мамы главным была работа, у нее всегда на меня не хватало времени».

Однако через некоторое время Михаил Болдуман скорректировал свою позицию, и в мамино наследство все же вступил. Он продал роскошную квартиру на Тверской, 6, и приобрел другое жилье. У него были квартиры в Москве — у станции метро «Белорусская», а также в Вене и Париже.

Своеобразно сын знаменитой дрессировщицы вел себя и в истории с признанием внебрачной дочери. Михаил всячески открещивается от отцовства, и до последнего скрывал Лизу от бабушки. Наталья Дурова так и умерла, не узнав о существовании внучки. В 2006 году генетическая экспертиза все же подтвердила, что в девочке течет кровь рода Дуровых, и суд признал Лизу дочкой Михаила Болдумана.

«Да, у меня была связь с некой Инной, — делился с журналистами Болдуман. — Мы встречались несколько раз, а затем она сообщила, что ждет ребенка. Но я не хотел и не хочу детей. Это не моя дочь! Это дочь женщины, которая родила от меня».

Вскоре после смерти Дуровой в СМИ появились еще и слухи, что Михаил Болдуман собирается продать те самые голубые бриллианты Екатерины II…

И вот теперь главного наследника не стало. Кто теперь предъявляет права на богатства Натальи Дуровой, «Свободной прессе» пояснил Аркадий Анишин, который много лет проработал адвокатом, как у самой Дуровой, так и в театре, ею возглавляемом.

«СП»: — Аркадий, что конкретно представляет собой наследство Натальи Дуровой?

— Речь идет о серьезной недвижимости. Как минимум, две хороших квартиры в Москве и за границей. Ну, и дача в Переделкине. Плюс личное имущество, которое осталось от Натальи Юрьевны. Драгоценности, серебро, иконы, антикварная мебель, преимущественно из карельской березы, дорогая посуда. Много чего. Наталья Юрьевна человек была страстный во всем, в том числе страстным коллекционером.

«СП»: — А что за коллекция из голубых бриллиантов?

— Это не моя тема, я не буду ее обсуждать. Есть версия, что Наталья Юрьевна имела весьма и весьма ценное, с исторической точки зрения, и с точки зрения стоимости, имущество. Просто Михаил не стал о нем говорить, боясь для себя негативных последствий — он осознавал, что он один. И якобы факт существования этого имущества не подтвердился. Есть другие источники, но я эту тему не обсуждаю, потому что лично я этих бриллиантов не видел.

«СП»: — В какую сумму можно оценить наследство Натальи Дуровой?

— Я не оценщик. Имущество дорогостоящее — в силу того, что оно, действительно, представляет еще и историческую ценность. Это дорогое имущество, и это общепризнанный факт.

«СП»: — Кто является теперь наследником, и кто может претендовать на наследство?

— Официальной наследницей является несовершеннолетняя дочь Михаила Болдумана, Лиза, которая была рождена вне брака. Он ее фактически признал: есть в решение суда ссылка на то, что Михаил явился на заседание суда, кроме того, в последующем он исполнял обязанности по выплате алиментов своей дочери. Поэтому все вопросы, связанные с признанием, решены, и решены еще при жизни. Не вызывает сомнений, что девочка является его дочерью. В силу третьей части Гражданского кодекса, который регулирует правоотношения, связанные с наследованием, она является наследницей первой очереди, и, по сути, единственной: мама Лизы не является официальной супругой Михаила.

Если вдруг появится завещание Михаила Болдумана, если он его оставил, — естественно, будет осуществлена воля умершего. Но в силу закона дочь имеет право на обязательную долю наследства в силу того, что является несовершеннолетней и, следовательно, — нетрудоспособной.

«СП»: — Кроме дочери и Юрия Дурова (сводного дяди Михаила Болдумана, — «СП») может еще кто-то претендовать на наследство?

— Может, если завещание сделано на дочь Юрия Юрьевича Дурова, или на кого-то другого. Возможно, завещание составлено не на Юрия Дурова, чтобы убрать негативный интерес к этой теме. Мало ли кому мог завещать имущество Михаил! Но о существовании завещания никто не знает. Если есть — пока его никто не вытаскивал.

«СП»: — Вы представляете интересы Лизы?

— Я представлял интересы Натальи Юрьевны — Царство ей Небесное, теперь Миши. А поскольку Лиза — это их ветвь, то теперь и Лизы. Я проработал много лет с Натальей Юрьевной, вел все ее дела, ведал ее личными делами, имущественными отношениями, и был в Театре Дурова адвокатом…

Мы связались с Юрием Юрьевичем Дуровым, и спросили, согласен ли он с позицией адвоката Аркадия Анишина.

«СП»: — Вы согласны, что Лиза — официальная наследница Михаила Болдумана?

— Вы знаете, я не хочу обсуждать это. Я готов к тому, что все сейчас обзвонятся мне в связи с этим наследством, и не хочу на эту тему вообще говорить…

А вот как видится ситуация с наследством маме Лизы, Инне Соловьевой:

— Смерть Михаила явилась для меня полной неожиданностью — как и для всех, впрочем. Судьба распорядилась так, что из близких родственников у него есть только дочь. Она является наследницей первой очереди. Есть еще, конечно, дядя. Я была очень огорчена тем фактом, что мне не сообщили об обстоятельствах смерти Михаила, о его смерти я узнала случайно. Мне не были переданы документы, у меня нет свидетельства о его смерти. Я направила Юрию Дурову телеграмму на адрес Театра им. В.Л. Дурова с требованием передать мне ключи от недвижимости. Уведомила его о том, что есть наследница. Но пока что в ответ — только молчание и бездействие. Посмотрим, что будет дальше. Думаю, что наследство должно по праву принадлежать моей дочке…

Между тем, ситуация может развиваться очень по-разному. Об этом свидетельствуют другие громкие скандалы вокруг наследства последних лет — о пропавших драгоценностях балерины Ольги Лепешинской, о сокровищах Людмилы Зыкиной и о борьбе за деньги Шабтая Калмановича.

Скандалы из-за наследства

Бриллиант Зыкиной в 17 карат

В марте 2010 года СМИ облетела сенсационная весть: пропавшие драгоценности Людмилы Зыкиной найдены! И найдены там, где в общем-то мы, как и многие в окружении певицы, и ожидали, — у помощницы Зыкиной Татьяны Свинковой. Милиционеры провели обыск на ее даче в Михалеве и изъяли, помимо ее личных вещей, драгоценные украшения.

Эксперты-ювелиры подтвердили, что изъятые украшения настоящие. Среди них даже есть любимый бриллиант Людмилы Георгиевны в 17 карат стоимостью 55 млн руб. Кроме того, были изъяты личные вещи Зыкиной (мебель, ковры), наряды певицы, картины, золотые часы, а также ее подарки.

Однако не все так гладко. Найдены еще не все драгоценности. А то, что не найдено, представляет большую художественную ценность. К тому же говорят, что теперь Свинкова уже рассказывает, мол, это она сама пригласила оперов на дачу, чтобы сдать украшения, которые она, по ее версии, пыталась спасти после смерти певицы от разграбления.

Затерявшиеся драгоценности Лепешинской

Ольга Лепешинская — любимая балерина Сталина — умерла 20 декабря 2008 года. А за полтора месяца до этого, 6 ноября, в той же квартире скончалась ее лучшая подруга и помощница по хозяйству — 87-летняя Рита (Ариадна Москаленко). Наследником Лепешинской стал Вячеслав Борульник. Именно он дал почву слухам, спешно кремировав оба тела без вскрытия. Этот бизнесмен, работавший когда-то помощником бывшего вице-мэра Москвы Иосифа Орджоникидзе, появился в жизни балерины за полтора года до ее кончины. Но успел не только отвадить от дома всех ее старых друзей и поклонников, но и получить дарственную на все имущество артистки, одна квартира которой стоит больше миллиона долларов. Плюс антиквариат, меха, драгоценности, картины…

Многие вещи и мебель Лепешинской в два приема были вынесены на помойку: кресло, в котором она провела почти все последние годы, кровать и сервант красного дерева, торшер, чемоданы с вещами… Не было только документов и того, что можно выгодно продать.

Документы — письма, фото, награды, то есть самую заметную и доказуемую, не считая квартиры, часть наследства, — Вячеслав Борульник через три месяца после смерти балерины, в разгар скандалов в СМИ, передал-таки Государственному центральному театральному музею имени Бахрушина. Кроме орденов, музею досталось несколько личных вещей балерины — пальто, чашка, пудреница, сувенирные спички, мини-дневник, пуанты, сумочки, бижутерия… А вот из драгоценной коллекции картин в музей попала только одна — эскиз к картине Айвазовского «Радуга», но и тот оказался поддельным.

Между тем, картин у балерины было много: Репин, Малевич, Пикассо, Поленов, Клевер, Айвазовский, Коровин, Боровиковский, рисунок Лермонтова, голландцы… Отдельный вопрос: кому достались драгоценности балерины? А драгоценностей у нее было тоже много.

Борьба вокруг денег Калмановича

1 июня 2010 года в Пресненском суде вчера прошло первое заседание по иску Лиат Калманович о наследстве Шабтая Калмановича, убитого 2 ноября 2009 г. Неизвестные расстреляли автомобиль Mercedes S500, в котором находился бизнесмен.

В мае 2010 года в Пресненский суд Москвы поступил иск от старшей дочери убитого Лиат с требованием признать завещание недействительным. По завещанию наследника у Калмановича два: старшая дочь Лиат от первого брака, и младшая Даниэла от второго. Завещание было составлено в 2001 году.

Как заявил «Ведомостям» адвокат истца Александр Добровинский: «Ответчиком по иску о завещании по закону является Даниэла Калманович, или ее мама, или другой их официальный представитель. Это не значит, что Лиат подала иск против Даниэлы: Лиат ничего плохого Даниэле не желает, мы оспариваем завещание. У нас на руках есть только дубликат. Он подписан только нотариусом, в подлинности этого завещания мы сильно сомневаемся и хотели бы видеть оригинал. Если его нет, то есть предположение, в чью пользу развивались события. До решения суда ни оглашать завещание, ни высказывать предположения я не буду».

«У меня есть дубликат этого завещания, и мы уверены в том, что оно подлинное, — возражает адвокат ответчика Шота Горгадзе. — На нем стоит подпись Шабтая. Разглашать содержание завещания я не могу, только в общих чертах: большая часть имущества причитается Даниэле. Опись имущества составляли не мы. В описи не полностью отражен весь имущественный комплекс».

Известно, что Калмановичу принадлежал офис на улице Сергея Макеева. Объект на ул. С. Макеева был построен компанией «NBM-стройсервис». Ее создатель и руководитель Михаил Бабель дал комментарий: «Мы были соинвесторами: построили этот дом и потом поделили пополам. Я имею в виду нежилые помещения — наши офисы находились рядом. На тот момент, когда я еще мог оценить рыночную стоимость помещений, она составляла $ 1,5−3 млн».

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня