Общество

Красноярский беби-бунт

В городе чиновники, ФСБ и наркополицейские отбирают детские сады

  
47

Красноярские родители отчаялись отдать своих детей в муниципальные детские сады. Больше сорока тысяч детей стоят в очереди на запись в дошкольные учреждения. Новые садики строят медленно и мало, а старые, опустевшие в 90-е, заняты офисами, судами, управлениями МВД, ФСКН и ФСБ. Доходит до того, что на детском саде, занятом теперь районным управлением ФСБ, так и осталась надпись «Колокольчик».

«Свободная пресса» пообщалась с краснояркой Ириной Прядилкиной, которая добивается возврата старых детсадовских помещений по назначению.

«СП»: — С чего начался мониторинг невозвращенных детских садиков?

— Я работала учителем, взяла декрет, родила, потом взяла отпуск по уходу за ребёнком. Когда дочери исполнилось 3 года, мне пришлось уволиться с работы: садика моему ребенку не досталось. Тогда я озаботилась проблемой детских садов. Объединилась с мамочками, которые были в таком же положении, начала контактировать с нашими городскими властями.

«СП»: — Сколько всего садиков не возвращено?

— Около 65 детских садов не возвращено. У нас идет уже больше года работа с администрацией города. Мы занимаемся и возвратом детских садов, и сопутствующими вопросами… Когда речь заходит о возврате детских садов, мы постоянно слышим отговорки, что проще построить новый детский сад, чем вернуть старый, что старые садики уже непригодны.

«СП»: — А новые детские сады взамен невозвращенных не строят?

— Строят. Причем у нас строятся самые дорогие детские сады. От 250 до 300 миллионов рублей каждый обходится бюджету. Поэтому у нас 1,5 детских сада строится в год. Мы называем такие сады «дворцами».

"СП": — Они и вправду «дворцы»?

— Нет. У меня муж работает на строительстве одного из таких домов. Занимается теплоснабжением и водоснабжением, а строят этот детский сад неквалифицированные рабочие, таджики. Он мне говорит, что никогда бы детей в такой детский сад не отдал. Качество строительства ужасное. Такие деньги на этом отмываются! Строительство таких садов очень удобная кормушка для властей города.

«СП»: — Сколько по вашим прикидкам таких же мам как вы, которые вынуждены не работать и сидеть дома с детьми?

— В нашем городе в очередь в детские сады стоит 43771 ребенок. Это данные на 1 января 2010 года.

«СП»: — Выходит, что, учитывая многодетные семьи и семьи с двумя-тремя детьми, у вас не работает около 40 тысяч мам?

— Все мамы, конечно, сидят без работы. Некоторые вынуждены отдавать ребенка в частные сады. Мэрия поддерживает создателей частных детских садов. Вплоть до того, что администрация города покрывает расходы на питание детей, правда частники все равно берут деньги с родителей. А это от 12 до 15 тысяч (при средней зарплате в Красноярске 10 тысяч рублей), а ведь у них и ипотеки.

«СП»: — Значит, вы считаете мэрию лоббистом создания частных детских домов?

— Заместитель мэра по социальной политике Василий Куимов как раз курирует это направление. Мы говорили ему, что это уголовное преступление — поддерживать частный бизнес, когда это идет вразрез с интересами жителей города, а он улыбается и говорит: «Мы этим занимаемся, занимались и будем заниматься».

«СП»: — Не стали ли у вас в связи с этим популярны семейные детские сады?

-У нас идет разная трактовка семейных детских садов. Куимовым предлагается извращенная трактовка этого термина. Он говорит о тех же частных садах. Все его заявления о том, что мамы объединяются — это бред. У нас есть сеть семейных детских садов, которую возглавляет женщина, у нее ребенок учится в девятом классе и нам говорят: «вот она сидит с соседскими детьми», но на самом деле это реклама частных детских садов… Есть еще мини-сады.

«СП»: — А что такое «мини-сады»?

— Мини-сады, это когда многодетные мамы, которые оформляются воспитателями и получают деньги на питание своих детей, они могут взять к себе чужих детей и получать деньги от них, а контроль идет со стороны детского сада. В администрации города нас заверили, что такие сады скоро появятся.

Отпуск по уходу за ребенком дается женщине на три года. При отсутствии мест в муниципальных детских садах мать либо остается с ребенком, либо отдает его в частный детский сад. Согласно данным Росстата на 2008 год, на одну женщину, живущую в Красноярске, приходится 1,366 новорожденных, то есть на 43771 детей насчитывается чуть больше 32 тысяч матерей, вынужденных ради ухода за ребенком бросить работу. При средней зарплате в 10 тысяч рублей и налоге на доходы физических лиц (НДФЛ) в 13%, Красноярский край теряет около 41,5 млн рублей ежемесячно.

И это при условии, что после 7-летнего (3 года — отпуск по уходу за ребенком и 4 года без работы, пока ребенка не устроят в школу) женщина сможет найти работу. «Сидя дома с ребенком, женщины теряют не только заработную плату, но и квалификацию. Какой работодатель спустя 4 года будет их нанимать? Это приводит к маргинализации на рынке труда», — говорит «СП» директор Института коллективного действия Карин Клеман. Вынужденная безработица ведет к экономическим потерям краевой экономики, уверена эксперт. «Учитывая, что Россия теперь — социальное государство, ему гораздо легче будет обеспечить детей дополнительными местами, чем нести такие потери», — уверена Клеман.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня