18+
суббота, 23 сентября
Общество

Дом Масона и Поганкины палаты клюнул «жареный петух»

Госпожнадзор закрыл Псковский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

  
21

В разгар туристического сезона и впервые в новейшей российской истории, когда опечатали Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря, у одной из хранительниц музея случилась истерика.

— Такое в практике Псковского музея произошло впервые. Даже когда в девяностые годы зарплату сотрудникам не выплачивали по восемь месяцев, никто и помыслить не мог, что можно просто взять и закрыть музей, — рассказал «Свободной прессе» заместитель председателя Псковского регионального отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Лев Шлосберг — Самым шоковым было предписание Госпожнадзора полностью перекрыть сотрудникам музея и его филиалов вход в музейные здания.

«СП»: — Что именно закрыли пожарные в Псковском музейном комплексе?

— Всё. Это административное здание музея, Поганкины палаты, Дом Масона, здание художественно-промышленной школы Фан-дер-Флита (картинная галерея), Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря, квартира-музей В. И. Ленина и другие филиалы и отделы музея-заповедника, их девять. Помещения были опечатаны в течение четырех часов после поступления исполнительного листа в службу судебных приставов и сейчас не принимают посетителей.

«СП»: — Это после знаменитого весеннего пожара «клюнул жареный петух»?

— Думаю, да. Действия Госпожнадзора вызваны большим испугом, который пережила эта структура в связи с возбуждением уголовного дела по факту пожара на башнях Псковской крепости в ночь с 27 на 28 апреля. Еще не завершенное расследование показало полную неготовность псковской противопожарной службы к такого рода чрезвычайным ситуациям. Пожарные даже не контролировали состояние гидрантов. У них на территории Пскова сотни гидрантов, которые они давно не открывали, не интересовались, работают ли там вентили, подключена ли вода. Когда горели башни, они приехали и открыли пожарные люки — перед Кремлем, в самом центре Пскова не работал ни один гидрант! На площади Ленина они тянули пожарные рукава за 300 с лишним метров к зданию педагогического университета на виду у всего города. Несколько тысяч человек видели, как они в отчаянье смотрели на горящие башни и ничего не могли сделать. Они подключили воду, когда все уже практически догорало.

После этого ЧП в рамках уголовного дела прокуратура провела проверку и выяснилось, что Госпожнадзор в текущем режиме совершенно ни за чем не смотрит, можно сказать, что они сидят и ждут, когда где загорится. У них не было с собой даже системы забора воды из реки Великой, которая течет под стенами Кремля. Власьевская башня, которая находится в тридцати метрах от реки, сгорела всухую: у пожарных даже не было насоса, который качал бы воду из открытого водоема! Некие лица из Госпожнадзора теперь могут быть признаны виновными в том, что утрачено имущество, стоимость которого исчисляется десятками миллионов рублей. Вот они и пошли чистить все, что касается объектов культуры.

«СП»: — Так, может, правильно, что пошли? Лучше поздно, чем никогда?

— Тогда закрывать надо не только музей. В ходе проверки обнаружено 249 неисправных пожарных гидрантов, 39 из обследованных объектов не соответствуют предъявляемым требованиям, 11 гидрантов вообще отсутствуют. Из более чем 400 пожарных гидрантов, осуществляющих пожарное водоснабжение 162 объектов с массовым пребыванием людей на территории города Пскова, 25 полностью не соответствуют предъявляемым техническим требованиям. В самом центре Пскова 8 гидрантов, обеспечивающих в случае необходимости пожаротушение трех детских садов, трех образовательных учреждений и здания администрации региона, вообще отсутствовали. 60 проверенных объектов имеют повреждения. А что касается музея, то за долгие годы на его пожарную безопасность не было выделено ни копейки. Сейчас деньги поступили, но их освоение на зданиях-памятниках — чрезвычайно долгая процедура.

«СП»: — Почему? Такой большой объем работ?

— Сложные работы. На памятниках федерального значения (Спасо-Преображенский собор Мирожского монастыря, Поганкины палаты) пожарные предписали изъять из окон исторические решетки, которым сотни лет. Они стоят на музейном учете! Они являются предметом государственной охраны. В Спасо-Преображенском соборе специалистов Госпожнадзора не устроило расположение петель на дверных проемах главного входа исторического храма — не в ту сторону, по их мнению, распахиваются эти двери вот уже девять веков подряд! В двенадцатом веке дверь открывалась вовнутрь помещения. Там была другая логика замыкания пространства. Вот такая незадача: исторические двери в Спасо-Преображенском соборе открываются не туда, куда приказывает МЧС. Один из музейщиков мрачно пошутил, что надо было выдать предписания о нарушении правил противопожарной безопасности на имя епископа Новгородского Нифонта, по указанию которого и был возведен в середине XII века Спасо-Преображенский собор, а также купца Сергея Поганкина, построившего для своей семьи в XVII веке самое крупное гражданское сооружение средневекового Пскова.

«СП»: — Тяжело, наверное, было в средневековом Пскове без Госпожнадзора!

— Зато сегодня приходит пожарный и говорит: «Перевесьте двери, они у вас не в ту сторону открываются». Ему отвечают: это памятник федерального значения, мы тут гвоздь не можем вбить. Но для пожарных это не аргумент. Теперь стороны встречаются в судах. Руководство музея-заповедника обжаловало решение городского суда о закрытии музея. Вчера на первом кассационном заседании суд истребовал все документы на объект охраны. Теперь они будут разбираться, выяснять, что есть предмет охраны. И неизвестно, сколько это будет тянуться. В разгар туристического сезона ведущее музейное учреждение области блокируется от внешнего мира. Между тем никто, даже Госпожнадзор, не может снять с музея обязанность по охране объектов музейного хранения, стоимость которых — многие сотни миллионов рублей. И никто, кроме музея, не будет отвечать перед законом (в том числе по Уголовному кодексу) за — не дай Бог! — утрату предметов хранения.

«СП»: — Между тем, ценность этих фондов, по мнению специалистов, очень велика…

— В Псковском музее экспонируется менее трех процентов запасов. Фактически все на складе, все закрыто. Увидеть богатство псковского музейного хранения в полноценном объеме невозможно. По стоимости запасников это, конечно, музей федерального значения. Но финансируется он из областного бюджета. У нас иконы в подвалах хранятся. У музейщиков, археологов просто слезы в глазах, когда они видят условия хранения в Псковском музее. Совершенно понятно, что музею нужны крупные деньги на хранение, на развитие, на новое здание. Когда министру культуры Александру Авдееву в июле прошлого года показали во Пскове запасники европейской живописи семнадцатого века в депозитарии картин в подвале здания музея, он с фонариком осмотрел буквально каждую из картин и забыл про график поездки. Вышел из помещения намного позже, чем планировал. Он подтвердил, что это очень хорошая живопись, которая может экспонироваться в Эрмитаже, в Русском музее, где угодно. Но невозможно показать здесь, в Пскове. Помню, как почти кричал о необходимости передачи Псковского музея-заповедника на федеральный уровень с федеральным же финансированием Савва Ямщиков. Никто с ним не спорил, никто не отказывал, но не сделано же до сих пор ничего…

На снимке: Купола Троицкого собора в Пскове возвышаются над сгоревшим 27 апреля шатром башни над Святыми воротами.

Фото Льва Шлосберга

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня