18+
среда, 7 декабря
Общество

Загнанные в болото

Местная администрация умело эксплуатирует бедствие, в котором оказались жители поселка Мурино

  
45

Это раньше тут объявляли чрезвычайные ситуации, звали МЧС и телевидение, которое показывало, как жители поселка Мурино Всеволожского района Ленинградской области вплывают в свои затопленные дома, воду из которых откачивают доблестные спасатели. Те времена прошли — теперь здесь зона постоянно действующего ЧП. Поселок, где люди селились с конца девятнадцатого века, стал болотом. А со стихийным бедствием уже никто не борется.

— Скоро мы все здесь заквакаем, — говорят местные жители, одолевая местную администрацию мольбами о помощи. Администрация, как это водится, ни в чем не отказывает. Но результат ее «деятельности» говорит сам за себя: в поселке нет водопровода, газа, загажены колодцы и отсутствует канализация. Из благ цивилизации здесь только электричество. Впрочем, на той улице, где глава местной администрации Валерий Гарькавый недавно построил себе дом, есть и газ, и вода. А рядом, на улице Вокзальной «ребятня и взрослые пропадают зря».

— Наши соседи уже покинули свой дом и снимают квартиру, — рассказывает Ирина Чермянина (на снимке), а нам деваться некуда, мы строимся. Но все средства уходят на то, чтобы вытаскивать участок из воды. Вот и сейчас завезли сюда 25 грузовиков песка. Фундамент дома, который еще недавно был высоким, теперь уже даже не виден.

Мы сидим в новом доме Чермяниных, в котором вместе с признаками достатка соседствует упадок: туалет, газ, водопровод отсутствуют как таковые. Хотя дом находится в десяти минутах ходьбы от конечной станции петербургского метро! Абсурда добавляет влажный питерский климат плюс нынешняя жара: этакая Сахара в болотных испарениях. Выходишь из метро и попадаешь в допотопную, или, скорее, послепотопную жизнь.

Уровень воды в болоте неуклонно растет. Но, живя по колено в вонючей застойной жиже, люди вынуждены покупать воду. Или возить с дальних улиц поселка, где колодцы еще действуют. Хорошо молодым, да кто за рулем. Но большинство здесь все-таки пенсионеры. Говорят, так бедствуют жители ста домов. В домах — вонь болотная. Под полом — мертвая отравленная вода. На участках — загубленные огороды и некогда прекрасные сады, над которыми зависли ядовитые испарения. Мало того: испорченные влагой фундаменты домов вибрируют от проезжающих мимо автомобилей. А ночью по этой разбитой дороге ходит строительная техника: рядом строится крупный жилой микрорайон Девяткино. Основное строительство еще впереди, а муринцы уже подпрыгивают на своих постелях от каждой проезжающей машины. Землетрясение и потоп ежедневно — таковы внезапно добавленные опции, к которым жители поселка все не могут привыкнуть.

В первый раз муринцы столкнулось с подтоплением еще в ноябре 2003 года. Тогда впервые жители поселка вынуждены были перемещаться по дворам в болотных сапогах и на лодках. Сотрудники ВНИИ гидротехники имени Веденеева установили, что причиной подъема грунтовых вод стало строительство кольцевой автодороги: дорожные строители нарушили технологию и напоролись на подземную реку.

Тогда ликвидация последствий борьбы со стихией в Мурине, по словам чиновников, поглотила и бюджет района, и денежные средства из областной казны. Всего же на гидротехнические работы, которые полностью решили бы проблему с грунтовыми водами в некогда засушливом поселке, требовалось не менее 20 млн рублей. Чиновники жаловались, что таких средств нет. Прошли годы. Чиновники местной администрации уже ни на что не жалуются. Лишь местные жители по-прежнему мучаются в невыносимых условиях.

— Пишите, жалуйтесь! — этот стандартный ответ слышат жители от руководителей Муринского сельского поселения. Но застать руководителей очень сложно, практически невозможно. Глава поселения Валерий Гарькавый, например, установил для себя один приемный день, который начинается у него после обеда во вторник.

— Был, но уехал, не сказал, будет ли еще сегодня, — бодро отвечает дежурный по администрации. Никакие мольбы о номере мобильного телефона руководителя сельского поселения разжалобить его не могут: «Что вы, нет, нам это строжайше запрещено!»

Ни у кого из бедствующих жителей поселка нет контакта с главой администрации — ни в прямом, ни в переносном смысле. Впрочем, это мягко сказано.

— Гарькавый меня боится, — убежден старожил поселка Леонид Георгиевич Камашев. — Как увидит, издалека переходит на другую сторону улицы.

Леонид Георгиевич — блокадник, живет здесь с рождения, и до потопа жизнь в пригородном поселке его вполне устраивала, он любил свой сад, который теперь совершенно погублен. Зато блокадник научился добывать более-менее чистую воду — с небес. Каждый угол крыши его дома оборудован специальными приспособлениями, куда стекает дождевая влага.

— Отсюда и беру воду на технические нужды, — рассказывает находчивый ветеран.

А вот Ирина Чермянина техническую воду возит с еще действующего колодца. Но руки у нее после мытья посуды в такой воде почернели — от избытка магния. Санэпидстанция исследовала воду в поселковых колодцах и выяснила: качество воды не соответствует норме. Хозяйка дома стыдливо показывает туалетную будку на придомовом участке: они с мужем вынуждены пользоваться этим сооружением, канализационная бочка была вытолкнута зимой замерзшими грунтовыми водами наружу, как пробка от шампанского. «Вот ужас был!» — вспоминает ту историю Ирина.

Взамен урожая фруктовых деревьев и садовых участков еще прежняя местная администрация предложила муринцам разводить карпов и карасей.

«СП»: — Какая-то странная история: семь лет вашему бедствию, и все это время местная администрация избегает своих жителей?

— Да им выгодно нас топить, — убежден Константин Чермянин, — все гениальное просто: пока мы жалуемся, что нас затапливает, администрация на основании наших жалоб получает бюджетные средства.

— И немалые! — вторит ему соседка Тамара Шалунова, — вот недавно воду вроде как откачивали. С 27 июня по 3 июля действительно работал насос. Но деньги кончились, и качать перестали.

«СП»: — А сколько денег-то было?

— Говорят, 6 миллионов рублей за неделю перекачали. Что же это за немыслимые расценки? Зато на нормальные гидротехнические работы денег у них нет! Куда качаются те деньги, интересно?

— Эти средства тратятся на откачку подземной реки, — убежден Константин. — Смысла в такой работе, понятно, никакого. Как в пословице: из пустого в порожнее. У каждого своя труба и все довольны: администрация перекачивает из бюджета крупные суммы, а узбеки, которые при насосе, подворовывают бензин, перепродают его. И все при барыше. Только жителям поселка от такой деятельности не легче.

Муринцы пишут жалобы в разные инстанции. Леонид Георгиевич, например, шлет послания «в Центральный комитета партии «Единая Россия»

— Гарькавый ведь ее член, может хоть партия на него повлияет? — размышляет ветеран. Но особо уже не надеется. Очередной отчаянный призыв о помощи муринцы послали в прокуратуру: может, хоть прокурор откликнется?

А больше писать некому.

Фото автора

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня