18+
суббота, 3 декабря
Общество

Армейские будни: Лопатой по мозгам

На Урале мать спасла от избиений солдата и его друзей

  
142

Очередная громкая история произошла в одной из воинских частей Екатеринбурга. В конце июня четверо военнослужащих самовольно покинули расположение в/ч 61423, спасаясь, по их словам, от избиений ротного командира. Первый, Станислав Суханов, ушел в «самоволку» один, трое других вместе, двумя днями позже. Они явились к военным следователям и сейчас переведены в другие части, военная прокуратура ведет проверку того подразделения, из которого ребята бежали.

Трое военнослужащих, покинувших часть 26 июня, добрались до Кургана — им помогала мать одного из них, курганца Данилы Е. В разговоре с обозревателем «СП» Марина Е. рассказала, как ей удалось узнать о происходящем в части и оказаться в Екатеринбурге в решающий момент:

«СП»: — С чего всё началось? Как вы узнали, что у вашего сына проблемы в части?

— В ночь с 25 на 26 июня мне ночью, часа в три, позвонил сын. Я спросила: Данила, как у тебя дела? Он говорит — всё нормально. Но голос у него был странный, и слышались другие голоса. Я говорю: «У тебя точно всё нормально»? — Да, нормально. — Данила, ты мне ничего не хочешь сказать? — Хочу. Если вдруг что-то со мной случится, не верь, что я мог сам что-то с собой сделать. Я говорю — сынок, я завтра утром выезжаю.

«СП»: — На машине?

— Ну да. Выехала в Екатеринбург. И вот когда я была в пути — это было около двух часов дня, там по детализации звонков надо смотреть — Данила мне еще раз позвонил и сказал, что они втроем самовольно покинули часть. Спросил: мама, куда нам идти? А я Екатеринбург абсолютно не знаю…

Так получилось, что в Екатеринбурге живет моя одноклассница Наталья. Я позвонила школьным подругам, мы быстро нашли телефон этой Натальи, я с ней созвонилась, и она мне сказала — пускай ко мне приезжают: на улицу Новаторов, 3. Не знаю, как ребята нашли такси, но мне чуть позже отзвонил таксист. Я сказала ему, куда их отвезти и обещала, что там с ним расплатятся — мальчишки-то были без денег.

Вот так они и прибыли. А потом и я уже в город заехала. Припарковалась около большого супермаркета, потом на такси в два конца туда съездила, забрала ребят, и мы домой поехали. В Курган, то есть.

«СП»: — И сразу решили идти в прокуратуру?

— Мы приехали в Курган ночью, около двух 2 часов. Утром мне дали телефон военно-следственного отдела. Я позвонила дежурному — получилось, что следователь был на месте. Говорю, что нам надо срочно явиться. Он спросил, когда ребята покинули часть и потом сказал, что прямо в воскресенье являться не надо, он нас ждет в понедельник, 28 числа, к 9 утра. И утром в понедельник все трое были уже у следователя.

«СП»: — И там выяснилось, что же происходило в части?

— Я слышала, когда они давали показания следователю. Я шокирована всем этим, но не верю, что пацаны врут. Все диагнозы у них были. Гематомы, например — представляете, каково получить плоскостью саперной лопаты по голове со всей силы? Как показала медэкспертиза, там разные временные промежутки — значит, били их неоднократно.

До этого, за два дня как мы покинули часть, ту же часть покинул еще один мальчишка — Стас Суханов. Он тоже прибыл из Чебуркулинской учебки. Он был в другой роте, в 5-й. И тоже ушел самовольно.

«СП»: — Что происходит сейчас? Где находятся ребята?

— Мальчишки сейчас прикомандированы к совершенно другой части. Никакого специального режима у них нет, они совершенно нормально служат. Статус у них прикомандированных, давления на них особого нет. Командование идет навстречу, хотят, чтобы следствие шло объективно. Доступ следствия к их документам нормальный, сами ребята могут пользоваться телефоном и т. п.

А меня 15-го вызывают для дачи показаний в Екатеринбург. Но сообщают, что проверка начинается, и военные тоже уже дают объяснения. В прокуратуре округов сообщают, что если дело получило резонанс, то будет дополнительное расследование.

Да, еще я сразу хочу сказать: мы не требуем никаких денег, хотим просто спокойно дослужить, но эти зверства должны прекратиться. Чтобы другим солдатам от этого упыря не доставалось так, как нашим.


За последние годы в России произошли десятки подобных случаев, комментирует ответственный секретарь Союза комитетов солдатских матерей России Валентина Мельникова. В интервью «СП» она рассказала, что во всех этих делах родным покинувших часть солдат удавалось избежать проблем с законом:

— Подобные случаи — я имею в виду, когда родственники вывозят солдат из «проблемных» частей — происходят постоянно. Совсем недавно две мамаши из Челябинска увезли ребят из части, где их избивали. Отцов, кстати, в тот раз задержала милиция и не пустила, а вот матери пробились. Делается это просто — условно говоря, за бутылку водки любой покажет нужную дырку в заборе. Только ни в коем случае нельзя отдавать на КПП паспорт — обычно это требуют сделать, но надо проявить настойчивость и показать на последней странице паспорта строчку из закона, запрещающую передавать документ кому-либо без постановления суда и т. п.

Проблем с законом у родителей солдат я не припомню. Их и не может быть: есть статья УК РФ, регламентирующая состояние т.н. крайней необходимости. Под это понятие неблагополучные военные части укладываются легко: там есть и угроза жизни и здоровью, и ущемление других прав. Поэтому, хотя иногда матерей пугают, что это преступление, никогда до реальных обвинений дело не доходит. Потому что — под какую статью подводить маму, вывезшую солдата из части? Похищение человека? Но это же смешно: взрослый человек, без наручников, он добровольно поехал из части домой. А вот то, что сами ребята потом явились к военным следователям и поучаствовали в расследовании инцидента — это как раз правильно.

Вообще, у нас сложилась такая ситуация, что во многих случаях вывезти солдата из части — самый простой и прямой способ исправить ситуацию. Потому что это сразу и огласка, и перевод бойца в другое подразделение, и возможность полежать в госпитале. А если этого не сделать — вероятнее всего, всё останется как было. Потому что офицеры во многих частях либо сами участвуют в безобразиях, либо ничего не предпринимают, чтобы их прекратить.

Для меня загадка, например, как в крупнейших учебных частях — таких, как Елань, Каменка и подобных — постоянно творятся жуткие вещи, там постоянно побеги, суициды и прочее — и никто из командиров ничего не делает, чтобы это прекратилось. Ведь в учебках у офицеров нет никакого организованного противника: командир части за день может сделать, чтобы всё было по уставу. Но почему-то не делают. Я, например, не поверю никогда, что громкие истории типа выкладывания слова «Кавказ» из тел военнослужащих со съемкой на камеру, могут происходить без ведома офицеров. Значит, либо они не хотят связываться — либо вообще им всё это нравится…

Так что мы матерям всегда советуем — если солдат попал в такую переделку, его можно и нужно вывозить. И бояться нечего — не то что из нашей армии, в первую чеченскую кампанию матери от боевиков забирали детей. И ничего, даже выкупа тогда еще чаще всего не платили…

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня