18+
вторник, 6 декабря
Общество

Марат Гельман: Давайте разберемся со своими тараканами

Организаторов выставки «Запретное искусство» наказали рублем, а Таганский суд — насекомыми

  
13

В понедельник Таганский суд Москвы вынес приговор по делу о выставке «Запретное искусство», состоявшейся в Сахаровском центре в 2006 году. Кураторы этой выставки, директор Сахаровского центра Юрий Самодуров и бывший завотделом новейших течений Третьяковской галереи Андрей Ерофеев, были признаны виновными и приговорены к штрафам: Самодуров заплатит 200 тысяч рублей, Ерофеев — 150 тысяч.

Процесс Ерофеева и Самодурова — а их обвиняли в разжигании религиозной или национальной розни (с. 282 УК РФ) — оказался одним из самых резонансных в 2010 году. Он был, по сути дела, состязательным — заявление в прокуратуру подавали разгневанные активисты организации «Народный собор». Пока продолжалось разбирательство, одни общественники безусловно вставали на сторону «НС», требуя преподать урок художникам, занимающимся кощунством; другие безусловно вставали на сторону Ерофеева и Самодурова, называя обвиняющих мракобесами.

При этом со стороны высших лиц государства и Русской православной церкви не прозвучало прямых высказываний — лишь общие оценки. Так, в целом негативно оценив саму выставку, пресс-служба патриарха Кирилла распространила заявление о том, что по мнению предстоятеля церкви, тюремное заключение для кураторов является «чрезмерным». А Владимир Путин и Дмитрий Медведев, хотя с обращениями к ним выступили обе стороны конфликта, от оценок и вовсе воздержались.

Накануне дня вынесения приговора Марат Гельман в своем интернет-дневнике заявил о том, что тюремного срока, по его информации, кураторы избегут. Так и вышло. Обозреватель «СП» в разговоре с галеристом выяснил, как Гельман оценивает вынесенный приговор:

«СП»: — Хорош или плох вынесенный приговор, на ваш взгляд?

— Исходя из наших реалий, как проходило дело — приговор кажется мне очень хорошим. Надо понимать, конечно, что это не хэппи-енд для нас, что мы дальше будем опротестовывать приговор — ведь сам факт признания кураторов виновными абсурден. Но теперь, когда над Ерофеевым и Самодуровым уже не висит дамоклов меч тюремного заключения, мы можем спокойно разбираться в самом предмете, в отношениях между обществом и современным искусством. Извлекать уроки, обсуждать, думать.

«СП»: — Основной итог суда — это?..

— Пока что основной смысловой итог этого суда — то, что мракобесы не получили безусловной поддержки государства. Если бы Ерофеев и Самодуров получили срок, хотя бы условный — то уже на следующий день мы имели бы множество «дружин народных цензоров», которые бы листали журнал «Афиша», выбирали бы все более или менее скандальные выставки, ходили бы туда, а потом писали бы заявления в прокуратуру.

Ведь то, что мракобесов у нас много — это, в общем, не новость. На мою галерею, скажем, нападали 8 раз. Всё это показывает, что между обществом и искусством назрела необходимость объясниться. Такой приговор — это не финал, это начало нового этапа коммуникации между искусством и обществом. Наша задача — найти такие слова, чтобы быть понятыми, задача всего общества — попытаться понять.

«СП»: — Сейчас объективно стало ощущаться, что люди потянулись к «новому Средневековью», фундаментализму. Это правда, на ваш взгляд?

— Что касается «тяги к средневековью» и «нового фундаментализма» — я бы не стал говорить о реальном стремлении людей вернуться в старые времена. Ведь никто не готов на самом деле выключить навсегда телевизор, отдать мобильный телефон, носить воду из колодца. «Новый фундаментализм», на мой взгляд — это некие мечты о том, как бы сделать так, чтобы будущее не наступало. Мне кажется, это некоторая болезнь общества.

Хорошая иллюстрация — популярность Сталина среди наших современников. Конечно, никто не хочет реально оказаться в том времени. Людям не нравится сегодняшняя жизнь, и они сублимируют это мечтами о «настоящем Хозяине». И вот сейчас как раз настал момент, чтобы прояснить эту ситуацию. Мы можем спокойно спорить. Мы можем не враждовать с мракобесами, а спокойно изучить, что и почему у них в головах.

«СП»: — А что мешало раньше?

— Пока Самодурову и Ерофееву угрожали тюремные сроки, мы не могли этого делать. Вот, например, ко мне подходили и спрашивали: как вы сами оцениваете ту выставку? Ведь она слабая? А как я могу выражать свое к ней отношение, если авторам выставки грозит тюрьма? Поэтому возможность полемики была блокирована, хотя понятно, что слабого искусства всегда больше, чем хорошего.

«СП»: — Ерофеева и Самодурова часто упрекают, что мишенью для сатиры было выбрано не мусульманство или иудаизм, а именно православие — мол, христиане более миролюбивы и не так опасны художникам…

— Во-первых, в числе работ на «Запретном искусстве» были и те, что направлены против мусульманства — та же «Чеченская Мэрилин», например. А во-вторых, мы живем в стране, где огромным весом в обществе обладает именно РПЦ. Ее мощь уже приводит к некоторым социальным проблемам, и это интересует художников. Протестовать против буддистов, скажем, было бы странно, да и среди мусульман в то время было меньше агрессии. Современное искусство работает так не только в России: скажем, в Израиле в галерее Центра Рубинштейна можно увидеть очень острые работы, посвященные фундаментальному иудаизму.

В целом, не столь важно, против какого именно варианта фундаментализма направлен протест художника: мусульманство, православие… современное искусство пытается бороться со всем архаичным и отбросить устаревшие табу.

«СП»: — О худождественном уровне работ тоже говорят нелицеприятные вещи.

— А вот тут надо вспомнить, что подбор работ на выставку «Запретное искусство» производили, в общем-то, не Самодуров и не Ерофеев. «Кураторами» этой выставки были те, кто снимал эти работы с других выставок по цензурным соображениям. А Юрий и Андрей просто взяли то, что оказалось зацензурировано, и выставили.


Отметим, что вынесение приговора в Таганском суде также стало объектом для своеобразной протестной акции в исполнении скандальной арт-группы «Война». В здание суда в понедельник были выпущены тысячи тараканов. По свидетельству очевидцев, это крупные особи размером до 5−6 см. «Это протест наш против тараканьего правосудия, которое совершается над художниками», — заявил журналистам один из участников группы.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня