18+
четверг, 8 декабря
Общество

Советский суд поступил не по-советски

Воронежская пенсионерка, не испугавшись длительной тяжбы, отсудила у крупной компании компенсацию за причиненный ущерб

  
11

13 июля Советский районный суд Воронежа вынес решение о выплате компенсации жительнице города Марии Волощук, которая пострадала во время поездки в рейсовом автобусе. Пенсионерка, получившая травму, отсудила у транспортного предприятия 20 тыс. руб. Во столько суд оценил тяжкий вред здоровью, полученный ею почти год назад. Вроде бы, и сумма небольшая, и дело негромкое, но тут важен сам факт — человек не испугался судебной тяжбы и добился удовлетворения своих требований.

Напомним, как все произошло. В октябре 2009 водитель автобуса № 13, в котором ехала Волощук, резко надавил на педаль газа. Пассажиры, включая истицу попадали на пол. Как сообщила «Свободной прессе» старший помощник прокурора Советского района Воронежа Ольга Сергеева, при падении женщина сломала правую руку и с ноября по март находилась на лечении с диагнозом «перелом плечевой кости со смещением». «Истице был причинен тяжкий вред здоровью, из-за которого она не могла самостоятельно справляться с домашними делами, нуждалась в посторонней помощи, что доставляло ей неудобства».

Сергеева рассказала, что Волощук обратилась в суд сама, а прокурор участвует в таких процессах, согласно нормам Гражданского кодекса.

«Мы давали заключение о том, что иск является обоснованным», — пояснила старший помощник прокурора.

Случай с Марией Волощук, рискнувшей ввязаться в судебную тяжбу и доведшей дело до логического конца — довольно нетипичный. Обычно люди, столкнувшись с волокитой и необходимостью собирать кучу справок, отступают. И напрасно.

Владимир Юрасов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры» рассказал «Свободной прессе», почему не нужно бояться обращаться в суды.

«СП»: — Насколько реально, не обращаясь в прокуратуру и к адвокатам, защитить себя в суде?

— Я думаю, что в плане реальных решений по компенсациям положительная динамика есть, чем чаще будут люди обращаться, тем больше будет подобных решений. Это не фантастика и это работает.

«СП»: — Почему же пострадавшие не торопятся идти в суд?

— Ответ очевиден: со стороны общества к судам пока доверие невысокое.

«СП»: — А как в подобных ситуациях поступают за рубежом, например, в США. Там ведь даже появилось такое явление, как судебное сутяжничество?

— У них другая система права. В Америке развито прецедентное право. Если человек один спор выиграл, то все остальные могут ссылаться на этот спор и получать такое же решение. У нас романо-германская система, а у них — англосаксонская.

«СП»: — А если говорит о компенсации, то какие еще у нас есть различия?

— У нас даже нет нормального расчета ущерба, причиненного компанией, например, авиаперевозчиком. Европейцы спокойно относятся к задержкам авиарейсов, ну, задержали у них рейс, так хоть денег заплатят. У них есть четкие правила, как таблица умножения, по которой можно самостоятельно высчитать ущерб, причиненный перевозчиком. Там в законодательстве и в правилах полета четко прописано: задержка рейсов на 2 часа — 100 евро и так далее. У нас этого нет.

«СП»: — Почему же?

— Ввести это не дает сильное лобби. У нас есть группа людей, которая не хочет, чтобы эти нормы вводились.


Жительница Воронежа не первая, кто успешно судился с транспортниками. Правда, ее предшественники подавали на компании в суд по менее драматичным поводам и получали суммы куда скромнее. Так, в мае прошлого года житель Челябинска получил 305 рублей (300 рублей — компенсация и 5 — цена за билет) из-за того, что трамвай, в котором он ехал из-за ДТП поменял маршрут.

В другом случае один из лидеров уральского общества «Сутяжник» Сергей Смердов еще в 2003 году затеял разбирательство с транспортниками из-за того, что трамвай, на котором он ехал, неожиданно остановился, а кондуктор не захотел возвращать уплаченные за билет 5 руб. В споре с транспортниками Смердов выиграл 2050 рублей.

Несмотря на то, что у сутяжников есть свое общество — явление это не массовое. В основном им занимаются так называемые «юристы-туристы», которые, будучи где-то проездом, сталкивались с проблемами, а затем подавали в суд и получали компенсации у организаций, предоставляющих услуги.

— В России невозможно появление сутяжничества, поэтому нет оснований говорить о потребительском экстремизме, — уверен Юрист Московского общества защиты прав потребителей Антон Недзвецкий — Дело в том, что в России суды работают не так, как в Америке и не присуждают таких больших сумм.

«СП»: — А почему сутяжничество появилось в США?

— Там действительно можно, имея основания, получить достаточно серьезный выигрыш. Там оцениваются и страдания человека, и затраты на судебные разбирательства, и временные неудобства. И компенсации гораздо выше.

«СП»: — Если отбросить экстремизм, насколько реально потребителю защитить свои права?

— Потребитель даже без экстремизма защитит свои права с большим трудом. Это минимум полгода судебного процесса. Если в деле есть экспертиза, то его растягивают на год. Плюс затраты нервов и сил на общение с нашим судом. Словом, сто раз человек подумает, прежде, чем будет связываться с судебной волокитой.

«СП»: — А говорят, что суды вообще часто принимают сторону ответчика, это так?

— Это возможно, когда ответчик, например, — крупная торговая фирма или автосалон, когда у руководства фирмы и суда сложились неформальные отношения. В целом же сказать, что это так, нельзя.

«СП»: — Российский потребитель не знаком со своими правами. Есть ли нарушение прав, с которыми он сталкивается каждый день?

— Масса. Например, досмотр сумок в супермаркете, который запрещен правилами розничной торговли.


Представить, что в России какого-нибудь ритейлера завалят судебными исками, сложно. В Штатах же подобные вещи — обычное дело. Американцы ходят в суд, как на работу, в надежде получить внушительные компенсации за порез бумагой или нехватку нескольких граммов кетчупа.

Иногда поведение истцов становится тем, что юрист Недзвецкий называет «потребительским экстремизмом», например семейство Бойкеров из Оклахомы отсудили 180 тысяч долларов у компании Heinz, доказав, что в каждой бутылке кетчупа не хватает 42 гр.

В 2000 от 300 до 700 тысяч жителей Флориды, получивших различные заболевания в результате своего пагубного пристрастия к никотину были признаны потерпевшими по делу против Phillipp Morris, Reinolds, а также ряд других табачных компаний и торговых ассоциаций. Тогда адвокатам антиникотиновых общественных организаций удалось убедить присяжных, что сигареты именно этих компаний привели к заболеваниям сердца, раку легких и еще 18 другим болезням. Суд приговорил табачные компании выплатить по 360 миллионов долларов, чтобы обеспечить лечение пострадавших.

Примерно в это же время жительница Калифорнии Бетти Булок выиграла иск против компании того же Phillip Morris, сигареты которой она курила почти 50 лет. Больной раком легких Миссис Буллок компания выплатила 750 тыс. долларов в качестве компенсации за материальный ущерб, 100 тыс. долларов «за страдания» и 28 млн долларов в виде штрафа.

Жажда наживы и мягкие законы заставляют рядовых американцев подавать достаточно абсурдные иски. Так, например, американец, сменивший в 1997 году свое имя на Jack Ass (jackass по-английски значит «осел») подал в суд на телеканал MTV, заявив, что в шоу Jackass, которое идет на канале, незаконно используется его имя. В 1995 году женщина отсудила у своего начальника 300 тыс. долларов из-за того, что она, напившись, попала в ДТП. По ее мнению босс был виновен в том, что дал ей уехать с корпоратива.

В 1991 году у пивоваренного гиганта Anheuser-Busch отсудили 10 тыс. долларов. Истец заявил, что несмотря на рекордное количество выпитого им пива Bud, молодые юноши и девушки в бикини, которых показывали в рекламе, так и не появлялись. Со второй попытки он получил свои деньги.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня