18+
среда, 7 декабря
Общество

Лужков схватил Ригу за живое

Латвийские политики взбеленились от пожеланий мэра Москвы

  
7

Юрий Лужков посетил Ригу, где подписал с мэром латвийской столицы Нилом Ушаковым договор о сотрудничестве, и доброжелательно помечтал на встрече с соотечественниками: «Я думаю, что закончится время неразумного национального приоритета, все войдет в свою норму. Нужно вести дело к тому, чтобы Латвия стала двуязычной страной». Что же не помечтать, если в Латвии с населением в 2,3 миллиона человек более 40% - русскоязычные? Но что тут началось!

Сначала показалось, будто отреагировал только президент Валдис Затлерс, да и то неофициально (хотя могут ли у главы государства быть «неофициальные» высказывания, если они становятся широко известны?). В своём блоге на Twitter он довольно зло написал: «Советы чужаков нам не нужны — латышский язык останется единственным государственным языком. Латышский должен объединять всех жителей Латвии». Тут он, надо сказать, все же выдал желаемое за действительное, поскольку пока что латышский язык разъединяет общество, а не объединяет. «Языковая инквизиция», как полушутя русские Латвии называют языковую инспекцию, чересчур жестка в оценке знания государственного языка (в республике введено большое количество ограничений в трудовой сфере для тех, кто не владеет латышским в совершенстве). Но мнение президент высказал, и это послужило зовом трубы его соратникам по борьбе с русским языком, и они словно с цепи сорвались.

«В Латвии закон достаточно четок — латышский язык является единственным государственным языком, и жители Латвии будут теми, кто будет решать этот вопрос, и не нужны никакие советы со стороны», — заявил в интервью Латвийскому радио премьер-министр Валдис Домбровскис.

Бывший министр иностранных дел Артис Пабрикс усмотрел в заявлении Юрия Лужкова криминал, заявив, что высказывание мэра Москвы является вмешательством во внутренние дела республики. Он, правда, довольно-таки справедливо заметил: «Если господин Лужков хотел дать этническим русским в Латвии какой-то совет, он должен был быть таким: учиться и говорить по-латышски, чтобы иметь лучшие шансы на рынке труда. Люди должны просто уважать общество и страну, где они живут». Но почему-то забыл о другой истине, давно осознанной и внедренной в по-настоящему демократических странах Европы — о праве нацменьшинств на использование своего родного языка в местах компактного проживания, что записано в Конвенции Совета Европы о защите нацменьшинств.

Среди таких мест в Латвии, например, Даугавпилс, где русских более 53% (плюс более 10% русскоязычных белорусов и украинцев), и лишь около 18% латышей. Да и сама Рига, где и латышей и русских примерно поровну — по 40 с лишним процентов. Плюс опять-таки около 10% русскоязычных белорусов и украинцев.

В полемическом ажиотаже Пабрикс выдал: языки национальных меньшинств не имеют столько возможностей, сколько русский язык в Латвии. Но такой пустой аргумент часто приводят и в других странах Балтии — так, как если бы национальный состав огромной России был бы схожим. На самом деле тех же латышей в России всего лишь 0,02%, а не 40 с лишним, как русских в Латвии, и мест компактного проживания латышей в России не существует, если не считать дипломатического представительства в Москве, где и так по закону латыши естественно используют свой язык. Ну а русский язык в Латвии вопреки словам Пабрикса — словно в загоне, не имеет перспектив на будущее, потому что его постепенно выдавливают из всех сфер, кроме бытовой.

Отличился в борьбе с высказываниями московского градоначальника еще один экс-министр иностранных дел — Марис Риекстиньш. «Лужков известен своими очень скандальными и громкими заявлениями», — сказал он и попытался успокоить общественность: «Не думаю, что он передал какой-то особый сигнал из Кремля».

Это вопрос особенно тревожит национально озабоченную часть общественности республики, потому что готовится визит Валдиса Затлерса в Москву, а это очень важно в период кризиса и катастрофического состояния экономики Латвии, чуть не рухнувшей в начале года в дефолт. Правда, латвийские чиновники разных уровней произносят чуть ли не заклинания о том, что в Москве президент республики не поступится принципами, но одновременно находятся в состоянии осторожно-радостного ожидания. Кремль ведь посылает сигналы о стремлении к потеплению отношений, и местной элите не хотелось бы думать, что с помощью мэра Москвы Риге направлен и специфический сигнал о намерении защищать права соотечественников.

Риекстиньш умиротворяюще добавил: «Думаю, нам не надо обращать на это внимание. У нас своя политика и не стоит ее менять. Не считаю такие высказывания далеко идущим политическим сообщением, с которым нужно всерьез считаться».

Однако экс-министр юстиции Гайдис Берзиньш не верит в такие успокоительные слова. «Разглагольствования мэра Москвы о неизбежности двух государственных языков в Латвии можно воспринимать с иронией. Но это не пустая болтовня. Это классический метод „мягкого давления“, когда элите и обществу дается одно направление мышления», — сказал он. И связал мечты московского градоначальника со своим личным видением российской политики в регионе, сказав о стремлением якобы превратить Латвию в экономический филиал.

«Многие признаки свидетельствуют, что определенные политические и экономические силы в Латвии и за ее пределами готовятся к смене правящей элиты после выборов. Новая элита должна превратить Латвию в экономический филиал соседней страны», — заявил Берзиньш. Насчет смены элиты он прав, потому что в стране зреет социальный протест — нынешняя элита явно не справилась со своими обязанностями, и под давлением общественного негодования уже пришлось сменить правительство. А в октябре, на выборах в парламент, судя по социологическим опросам, действительно может произойти смена элит, и именно поэтому правые уже несколько месяцев пытаются консолидировать усилия. А вот насчет «экономического филиала» — тут уж как выйдет. Проявит Латвия хорошие экономические способности — будет достойным партнером, не сумеет — как говорится, ее проблемы. Во всяком случае, национальная элита Латвии всегда твердила о приверженности рыночным отношениям. А рынок есть рынок…

А вот новый глава латвийских католиков архиепископ Збигнев Станкевич не имеет ничего против русского языка, правда, на церковном уровне. Станкевич сказал, что русский язык в Латвии должны знать все католические священники, а каждый прихожанин имеет право молиться и исповедаться на своем родном языке.

Трудно сказать, исполнится ли когда-нибудь мечта Юрия Лужкова о двуязычии в Латвии, но своей фразой он растревожил латвийское общество, словно улей, и таким образом подтвердил наличие серьезной социально политической и культурной проблемы в этой стране.

Рига

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня