18+
воскресенье, 4 декабря
Общество

Следственный комитет остался без дел

Возможно, заглохнет расследование нескольких «резонансных преступлений»

  
23

В Москве на улице Русаковской неизвестные залезли в помещение следственного отдела по особо важным делам Московской области. За 6 часов преступники, не встречая препятствий, взломали 25 сейфов. Как утверждает источник, они искали конкретное уголовное дело. Это подразделение СКП РФ расследует несколько «резонансных преступлений», в том числе по Химкинскому лесу — нападение на журналиста Михаила Бекетова.

«Около 1:00 31 августа трое неизвестных преступников, отжав железные решетки на первом этаже, проникли в здание, напали на охранника (здание охранялось невооруженным сотрудником ФГУП „Охрана“), избили его, связали, после чего вскрыли 18 кабинетов, взломав в них 25 сейфов», — сообщает «Интерфакс» со ссылкой на источник в правоохранительных органах.

При этом преступники провели в здании отдела несколько часов. По словам источника «Интерфакса», «похищено огромное количество документации, в том числе важные уголовные дела».

На место происшествия выехала оперативно-следственная группа, которая должна составить опись похищенного. Не исключено, что преступление носило заказной характер с целью воспрепятствования расследования одного из уголовных дел, находившихся в производстве у отдела.

Среди дел, которыми могли завладеть преступники, источник перечисляет многие резонансные преступления, совершенные в Московской области, в том числе нападение на главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова. «В производстве отдела находилось уголовное дело, касающееся родственников генерала Шаманова, серии дерзких разбойных нападений в подмосковных Люберцах, а также нападения на главного редактора газеты „Химкинская правда“ Михаила Бекетова», — пояснил «Интерфаксу» источник.

Проникновение в здание в следственном комитете не отрицают, однако, утверждают, что преступников не интересовали документы — они залезли, дескать, чтобы вынести телевизор и видеокамеру.

Как сообщил журналистам официальный представитель СКП РФ Владимир Маркин, «Ни уголовные дела, ни вещественные доказательства не похищены. По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного статьей 162 УК РФ („разбой“)».

Кроме того, в СКП полагают, что преступники, напавшие на здание отдела, могут быть также причастны к совершенному в ту же ночь нападению на здание НПО имени Семашко, расположенного неподалеку. «Преступники действовали по аналогичной схеме: вскрыли решетку окна со стороны железной дороги и проникли в служебное помещение, похитив материальные ценности», — сообщили в СКП.

Позднее источник в оперативно-следственной группе на месте происшествия сообщил «Интерфаксу», что, по всей видимости, «материалы одного из резонансных уголовных дел все-таки пропали». По его словам, следы, оставленные грабителями, свидетельствуют о том, что они последовательно вскрывали сейфы в кабинетах следователей, пролистывали тома с уголовными делами, а те талмуды, которые их не интересовали, бросали на пол. «Не исключено, что целью злоумышленников было конкретное уголовное дело», — рассказал источник.

Между тем официальные представители Следственного комитета при прокуратуре эту информацию не подтверждают.

Напомним, главный редактор «Химкинской правды» 52-летний Бекетов, активно участвующий в защите Химкинского леса от вырубки, был жестоко избит в ночь на 13 ноября 2008 г., чудом выжил и уже перенес 7 операций под общим наркозом. Ему ампутировали голень, пальцы руки, а также извлекли осколки черепа из мозговой ткани. Покушение на Бекетова вызвало широкий общественный резонанс. В ГУВД по Московской области пообещали приложить все силы для раскрытия нападения на журналиста. Позже квалифицированное как покушение на убийство уголовное дело было передано из подмосковного ГУВД в региональное следственное управление СКП РФ, однако с тех пор о ходе расследования ничего не сообщалось. Коллеги не сомневаются в том, что нападение на Бекетова связано с его профессиональной деятельностью.

Адвокат Михаила Бекетова Андрей Столбунов о возможной пропаже материалов дела услышал от корреспондента «СП», и не смог прокомментировать достоверность этой информации. Однако, как предполагает юрист, если материалы любого уголовного дела действительно пропали, то расследование нет даже смысла начинать заново.

«СП»: — Если предположить, что злоумышленники все-таки вынесли материалы по делу Бекетова, то чем это грозит расследованию?

— Если говорить вообще, то в уголовных делах всегда хранятся подлинные вещдоки и вшиты подлинники всех документов. Если уничтожается уголовное дело со всеми документами, то восстановить это малореально. В 90% процентов случаев, насколько я знаю, при подобной утрате — из-за пожара, или другого форсмажора — ситуация нерешаема.

Есть масса доказательств, которые восстановить невозможно. Если приводить пример по делу Бекетова, то вещественным доказательством по делу, это не очень приятный нюанс, была часть его черепа. На месте преступления она лежала отдельно. Она может храниться отдельно, в другом месте, но если она вшита в конверт, и находилась в уголовном деле, то это доказательство восстановить нельзя вообще никак. Тут не может быть ни копии, ни заверенной копии. И таких доказательств может быть масса.

«СП»: — А какими еще доказательствами по делу Бекетова могло располагать следствие? В том смысле, что они могли утратить?

— После того, что произошло с Михаилом, естественно, были обыски и выемки, в частности в его кабинете и у него дома. Было важно понять, какие у него были документы. Он вел журналистское расследование, работал в конфликте с администрацией Химок. Следствие искало, какие есть документальные подтверждения его позиции, особенно подлинные, за которые на него могли ударить.

Дальше можно предположить, что у Бекетова во время обыска были изъяты и приобщены к делу какие-то документы: письма, электронная переписка, подлинники документов, которые ему доставали источники, и так далее. Эти документы подтверждают, что конфликт был, и основой конфликта была ситуация, связанная с администрацией.

Если эти документы находились в деле и они исчезли, то доказать теперь при новом расследовании факт конфликта будет невозможно. Любые адвокаты обвиняемых всегда скажут: «А где доказательства?». Следователь будет объяснять: «Да вы знаете, у нас тут пожар произошел, ограбление». Это никого не волнует, ни один суд не будет строить приговор на предположениях, по крайней мере, в данной ситуации. Дело просто заглохнет навсегда.


Сам Михаил Бекетов сейчас опять лежит в больнице — проходит курс реабилитации после очередной операции. Его попечительница, директор Фонда Бекетова Людмила Федотова рассказала «СП» о состоянии избитого почти два года назад журналиста.

«СП»: — В каком состоянии он сейчас находится?

— Две недели назад он был госпитализирован в центральное травматологическое отделение, в позапрошлый четверг ему была сделана операция. Вчера ему сняли с ноги гипс.

Операцию делали для того, чтобы вернуть подвижность сустава здоровой ноги. Одна нога у него ампутирована до колена, а вторая нога из-за того, что он был частично парализован, полноценно не двигалась.

Операция была сложной, длилась несколько часов. Сейчас он очень доволен, потому что у каждого человека должна быть какая-то перспектива, надежда на лучшее. Он ждал этой операции три месяца, хорошо, что ее удалось организовать. Спасибо врачам — операцию сделали бесплатно. Они за него переживают.

«СП»: — Есть надежды на то, что удастся восстановить речь?

— С ним занималась логопед из центра Шкловского, провела три занятия. У меня есть ее письменный отказ от занятий, потому что она пришла к выводу, что речь восстановить невозможно. У него практически удалено все левое полушарие мозга, а та часть мозга, которая осуществляет переходные функции, она сильно повреждена, и они не могут взять на себя замещение функций.

Логопед работала платно, мы ее возили к нему домой. Она сказала: «Я работаю уже 25 лет, я честный человек, я не могу с вас зря брать деньги. Я считаю, что здесь нет возможности вернуть речь».

«СП»: — Бекетов сейчас в чем-то нуждается?

— Конечно. Фонду по-прежнему нужны деньги: мы оплачиваем сиделку для Бекетова, оплачиваем продукты, есть расходы на лекарства и медицинскую помощь.


Надо сказать, это не первый случай, когда следствие лишается материалов по громким и общественно-значимым уголовным делам. Пожалуй, самый страшный случай произошел в Самаре 10 февраля 1999 года. Тогда в результате пожара полностью выгорело здание областного ГУВД. В огне погибли 57 милиционеров, пострадали сотни гражданских лиц.

При этом огнем были уничтожены уголовные дела и, в частности, некоторые материалы о криминальной активности вокруг АвтоВАЗа с его миллиардными оборотами, собранные в результате спецоперации «Циклон». Впрочем, официальное расследование пришло к выводу, что версия умышленного поджога несостоятельна.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня