18+
понедельник, 5 декабря
Общество

200 храмов повисли в воздухе

В день своей отставки Лужков должен был выделить землю для десятков новых объектов РПЦ

  
17

«Отрешение» от должности главы московского правительства Юрия Лужкова внесло сумятицу в повестку дня московской мэрии. По понятным причинам была скомкана программа заседания правительства города во вторник. Но главное — что выделять из множества залежавшихся в мэрии программ, как приоритетные, которые будут выполнены в ближайшее будущее. Учитывая, что проектов у московских властей за лужковские годы скопилось множество, выбор приоритетных — это и есть сама суть московской политики.

И вот на этом пространстве принятия решений во вторник начали твориться почти детективные вещи. Например, с сайта департамента дорожно-мостового и инженерного строительства бесследно исчез проект постановления московского правительства, на который ссылалось агентство «Интерфакс» в понедельник; речь идет о реализации «проекта-200» о возведении в Москве серии быстровозводимых православных храмов в «спальных» районах. Существовал этот документ в реальности или его не было? Официального комментария от столичного стройкомплекса во вторник получить не удалось.

«Я видел этот документ на официальном сайте департамента, — подтверждает секретарь организации „Союз православных граждан“ Кирилл Фролов. — Это был проект с указанием адресов, где должны построить храмы. Подписи Лужкова на этом проекте не было, но, по моим данным, документ должен был стать официальным очень скоро».

Неофициально один из сотрудников стройкомплекса столицы подтвердил «СП», что проект существует и проходит антикоррупционную экспертизу, положенную по закону для проектов постановлений правительства, связанных с выделением земельных участков. Экспертиза могла завершиться буквально в этот вторник, отметил источник «СП». Таким образом, Лужков ушел в отставку накануне того момента, когда он мог выделить множество земельных участков в столице Русской православной церкви. На проекте, как утверждает «Интерфакс», уже стояла виза градоначальника.

«Для строительства быстровозводимых храмов создан специальный попечительский совет и фонд, которые возглавляют мэр Москвы и патриарх, — отметил Кирилл Фролов. — Фонд привлекает для строительства внебюджетные средства. Я сейчас очень опасаюсь, что в суматохе, связанной с отставкой Лужкова, проект положат под сукно — случайно или даже намеренно». По его словам, Владимир Ресин, который сейчас замещает вакантное место мэра и возглавил, таким образом, попечительский совет, определенно смог бы выполнить уже принятое постановление — но далеко не очевидно, сможет ли он его принять так же, как принял бы Лужков. «Поэтому крайне важно сейчас не дать замять этот нужнейший для Москвы проект», — настаивает эксперт.

Среди документов, которые в последние перед отставкой недели успел подписать Лужков — еще несколько подобных проектов. В частности, 3 сентября после многолетней волокиты мэрия выделила приходу восстанавливаемого Преображенского собора на одноименной площади участок земли, необходимый для начала строительства. Что касается проекта воссоздания храма и решения по его поводу, то они уже существуют и несколько лет назад одобрены московскими властями.


В последние годы карьеры Юрия Лужкова на посту столичного мэра он резко повернулся лицом к религиозным сообществам и активно напоминал о себе в качестве консервативно настроенного и социально ориентированного традиционалиста. Особенно сильно это почувствовалось с началом мирового кризиса и, одновременно, с началом кампании по «модернизации», которую запустил президент Медведев. Подчеркнуто технократическим и либеральным решениям федерального центра Лужков противопоставлял подчеркнуто социальные, традиционные и патерналистские.

Так, если на федеральном уровне борьба с экономическим кризисом заключалась, главным образом, в поддержке курса рубля — ими, как и социальными вопросами, занимались, главным образом, в правительстве — мэрия Москвы сделала ставку на простые и понятные вещи: продовольственную безопасность (еще до кризиса правительство столицы приобрело несколько десятков агрохолдингов в регионах РФ), гарантированное снабжение и т. п. Лужков сделал популярный шаг, на который не решилось правительство страны: освободил от проверок малый бизнес и отложил «окончательное решение вопроса» по продуктовым ларькам на московских улицах.

Когда курс, который намерен проводить Дмитрий Медведев, до некоторой степени определился — а это произошло к весне 2010 года, когда помимо лозунга «Россия, вперед» появились планы создания «Сколкова» и проекты новых «людоедских» законов («О полиции», «О реформе финансирования бюджетных организаций», «Об охране здоровья») - Юрий Лужков предлагал совершенно иные вещи, возможно, куда более реальные. Правительство Москвы продолжало многочисленные социальные проекты, в том числе в регионах.

На федеральном уровне было откровенно озвучено, что практически все промышленные товары, произведенные в России по российским разработкам, неконкурентоспособны и потому подлежат рыночной «выбраковке» — а, скажем, на «АвтоВАЗе» это произошло и на деле, когда Renault позволили заблокировать «проект С», удачную разработку вазовцев. В то же время принадлежащая правительству Москвы авиакомпания «Атлант-Союз» подтвердила свое намерение летать на отечественной технике.

Таким образом, Лужков откровенно позиционировал себя как политика социал-патерналистического толка, однако без коммунистической идеологии. На фоне либерал-фундаменталистских заявлений команды Медведева — таких, как недавнее выступление Игоря Юргенса, объявившего о том, что российский народ в нынешнем виде составляет одну из главных помех на пути модернизации — позиция Лужкова выглядит весьма выигрышно.

Весьма вероятно, что своему социал-патернализму Юрий Лужков в последнее время попытался придать и религиозный оттенок. Это могло произойти тогда, когда стало очевидно, что отставка неминуема и открывается дорога в публичную политику. «Программа-200» и «Программа-600» (о строительстве храмов), совместные идеи Лужкова и патриарха Кирилла, пока что сочетаются с режимом благоприятствования в постройке и мечетей — в частности, вряд ли вопрос о строительстве мусульманского храма в Кузьминках мог решиться без ведома мэра. Иными словами, Лужков готов опираться на все традиционные религии и видит их ключевым элементом общества.

Религиозно-традиционалистский, к тому же социально ориентированный и умеренный политик способен не на шутку оживить ставший унылым российский электоральный пейзаж, «зачищенный» в предыдущее десятилетие. Тем более, если это политик такого крупного калибра, как Юрий Лужков, который, даже отлученный от телеэкранов и лишенный большинства лояльных ему печатных СМИ, известен практически всем россиянам. И если в публичную политику придет столь харизматичный игрок, к тому же весьма и весьма обеспеченный — возможны различные варианты развития событий.

Право же, из Лужкова получился бы неплохой «русский Франко». И его вполне могли бы предпочесть «либеральным и бездушным» людям Медведева. Не потому ли в Кремле так торопились с отставкой мэра столицы, что десятки новых храмов с воскресными школами стали бы дополнительным сильным аргументом в пользу Лужкова — особенно если сравнить это с закрывающимися «светскими» школами в других регионах России?

Фото patriarchia.ru

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня