18+
пятница, 9 декабря
Общество

В Прибалтике боятся рукотворных торнадо

Сила природных бурь в этом регионе спровоцирована человеком

  
15

Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес встревожен стихиями, обрушившимися на республику минувшим летом. А потому он призвал руководителей местных самоуправлений эффективно готовиться к будущим ураганам.

Департамент окружающей среды констатировал: летние стихии погубили в маленькой Эстонии 2 тысячи гектаров леса. Специалист по лесному хозяйству Марко Сахтела обратил внимание на то, что тропическая погода принесла в страну всего лишь три урагана, но они были подозрительно сильны и нанесли ужасный ущерб. Кроме вывороченного леса — разрушенные линии электропередач. Первая буря обрушилась на республику в конце июля, вторая — в начале августа, третья в середине августа.

Президент призвал учесть опыт борьбы со стихией и обзавестись запасными генераторами, чтобы перебои в подаче элетроэнергии не нанесли ущерба. Линии воздушных электропередач он предложил заменить подземными кабелями. Сказал о необходимости расширять защитную полосу в районе электропередач, чтобы ломающиеся деревья не падали на провода и не рвали их.

Похоже, однако, президент предложил бороться с последствиями, а не с причинами. Некоторые прибалтийские эксперты считают, что сила нынешних летних бурь в регионе обусловлена не только глобальным потеплением и соответствующими изменениями климата, но и ухудшившейся практикой ведения лесного хозяйства. Известный литовский специалист лесного хозяйства, один из лидеров местного движения «зеленых» Андрюс Гайдамавичюс бьет тревогу в местном еженедельнике «Экспресс-неделя», призывая власти обратить внимание: одной из главных причин разрушительной силы ураганов является бесконтрольная вырубка лесов.

— Ураган идет горизонтально, как бы стеной, — объясняет эксперт. — Независимо от силы, обычно валит 100−200 метров леса и, слабея, затухает. Но если ураган встречает на пути вырубку, то его сила удесятеряется, и новая волна ветра обрушивается на другую стену леса. И если в лесу много вырубок, лес валится, как домино. Шквал же обрушивается сверху, под углом, затем отражается от земли во все стороны, разрушая все вокруг. Когда в густом лесу много разных деревьев, есть подлесок и подрост, шквал не доходит до вершин деревьев. А в прозрачном сосняке шквал идет к верхушкам сосен и ломает их, разбрасывая на сотни метров вокруг.

Гайдамавичюс абсолютно прав в своей оценке. Корреспондент «Свободной прессы» имел возможность убедиться в этом: по дороге из Вильнюса в Друскининкай, за Вареной участки леса представляли из себя после очередного шквала апокалиптическую картину. Не просто поваленные деревья с вывороченным корнем, как обычно бывает, а сломанные примерно посередине как спички, и — сплошной бурелом из-за разбросанных «половинок».

— Наш сегодняшний сосновый лес редкий, в нем много воздуха — раздолье для огня и сильного ветра, — говорит Гайдамавичюс. — Сильный шквал повалил более полумиллиона кубометров леса! Если смотреть с вертолета, то некоторые леса выглядят, как поваленная лента домино — только очень широкая: деревья лежат километрами. Даже прошедший в 1999 году ураган «Анатолий» повалил в два раза меньше деревьев, чем нынешний шквал, сила ветра которого была меньше ураганной. Тогда было повалено 350 тысяч куб. метров древесины — вот вам факт, свидетельствующий, что наши леса слабеют.

Вырубка лесов, оказывается, стимулирует его гибель. Исчезают традиционные для региона деревья, в частности, вымирает ель. Жук-типограф, расплодившийся из-за теплых зим и активно уничтожающий лес, стремительно распространяется и из-за вырубок. Именно на вырубках — благоприятные условия для массового распространения вредителя. Еще одна причина гибели лесов — сильное падение уровня грунтовых вод, что эксперт тоже связывает с вырубкой леса. А корни ели расположены на поверхности, им нужна влага, и когда уходит вода, они засыхают. По той же причине высыхают дубы. Корреспондент «Свободной прессы» видел в национальном парке — Лабанорской пуще — огромные кряжистые дубы без листьев. Почерневшие и страшные в своем смертном облике они тянутся мертвыми потерявшими силу ветками к небу…

По мнению Гайдамавичюса, объемы вырубок в несколько раз превышают возможности естественного восстановления леса. Раньше лесники следили за тем, чтобы при вырубке оставались самые сильные деревья. Сегодня рубят все подряд. И натуральный сильный лес больше не растет — его сменяют искусственные посадки определенных видов деревьев. Монокультурный — лес из одной породы деревьев — сажают, как картошку. При этом тяжелые машины — трактора и лесовозы повреждают лесную подстилку. А когда нарушена экосистема леса, начинают распространяться паразиты, уничтожающие деревья.

У исполнительного директора Литовского фонда природы Няриюса Заблицкаса тоже особый взгляд на причины разгула стихии, в частности, лесных пожаров. Он считает, что не следует вести посадки на местах вырубок — со временем природа исправит ситуацию, там вырастут новые деревья, а через двадцать лет вновь зашумит лес. А вот искусственные посадки не только формируют «огород», не доставляющий эстетического наслаждения. Оказывается, в рукотворном лесу формируются благоприятные условия для пожара.

Видит он и такой способ восстановления лесного хозяйства: «Я бы вернул мелких фермеров в село. Они берегут природу. Вырубил бы кустарники на болотах, лугах, вспахал бы брошенные земли, куда вернулись бы коростели и кулики. А с лесами ничего не делал бы — они прекрасно справятся сами. Людей из лесов не прогонял бы, но активно воспитывал в них скандинавскую культуру поведения на природе. Определенные ограничения необходимы, люди должны осознать: если нельзя, значит, это необходимо».

Таллин — Вильнюс.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня