18+
понедельник, 5 декабря
Общество

Все ненужное на слом

О том как в Москве сносят памятники архитектуры: методы властей

  
46

Северный Речной вокзал снесут?..

Недавно СМИ активно обсуждали возможность сноса уникального памятника советской архитектуры — Северного Речного вокзала. На его месте к 2012 году, якобы, должен появиться очередной монстр — жилой комплекс площадью 500 тысяч квадратных метров. Неужели это возможно? К сожалению, в Москве возможно всё, что выгодно чьему-то кошельку.

Речной вокзал построили в 1937 году. Плоская крыша, галереи с арочными проёмами и башня со шпилем высотой в 24 метра — своеобразная мачта на палубе: Архитектор Алексей Рухлядев старался придать зданию сходство с огромным пароходом. При необходимости шпиль складывается, но на практике это почти не применяется. Согласно легенде, звезду на шпиль перенесли со Спасской башни московского Кремля, в том самом году, когда медные звезды с самоцветами заменили на рубиновые. Часы на башне — одни из самых старых в Москве, им не меньше 200 лет. Все детали старинного механизма выполнены вручную. Каждая шестерёнка сделана так искусно, что при правильной эксплуатации поломка исключена. И всё-таки в 1996 году часы были переведены на работу от электродвигателя.


Как легально уничтожить памятник архитектуры

Казалось бы, бумажная бюрократия защищает памятник от сноса, но, на деле, мягко говоря, безуспешно. Чтобы легально снести памятник, нужно представить в Комитет по охране объектов историкo-культурного наследия документы, иллюстрирующие плачевное инженерно-техническое состояние здания, которое якобы никакой ценности уже представляет. Предлагаем, мол, снести! Далее заявка рассматривается разными органами. Для того, чтобы исключить ветхий дом из реестра памятников архитектуры, необходимо — минимум — постановление Правительства Москвы. Но даже если адрес дома исключается из реестра памятников, он все ещё остается старым зданием. Нужно ещё одно постановление. Последний рубеж — федеральный орган охраны памятников, который может в одночасье принять здание на федеральную охрану. Снос федерального памятника — государственное преступление.

На бумаге препон достаточно, но на деле, если инициатором сноса памятника является какой-нибудь всесильный дядя, который предварительно заручился поддержкой местных властей, здание пропало. Когда некий криминальный товарищ захотел подзаработать на «реставрации» Военторга, ни пресса, ни Михаил Швыдкой ничего сделать не смогли. Московские криминальные полубоги ничего не боятся. Самые яркие примеры — Военторг и Манеж.

Здание Военторга считается копией оригинала. Видимо, очень далекой копией… Согласитесь, ценность памятника заключается, прежде всего, в его подлинности. Можно сделать 25 копий «Моны Лизы», но ценность представляет только оригинал, картина Леонардо да Винчи. То же и с памятниками архитектуры. Между тем, после так называемой реставрации, а на деле, сноса старого и постройки нового здания, площадь Военторга увеличилась во много раз. Чем больше площадь, тем больше доход владельца. Другой пример беспредела — Манеж. От старого Манежа осталось 10 бревен, площадь выставочного центра увеличилась в два с половиной раза. Так что, хоть закон и охраняет Северный Речной вокзал, от беспредела он никак не защищен.


Кому эти памятники нужны?

Почему мы так не бережем своё наследие? Верно, потому что в нашей системе ценностей бережное отношение к культурному наследию не значится. Сегодня редкий русский не долетел до Европы, так что может возмутиться, сравнив положение вещей «у них» и «у нас». «Почему, — спросит наш турист, — в центре Парижа стоит себе здание 17 века и, между прочим, в прекрасном состоянии стоит? Почему у нас не так?» Всё очень просто. Это парижское здание всегда имело владельца. Если здание не принадлежит государству (надо ли говорить, что европейское государство заботится о памятниках лучше нашего?), то находится в собственности частного лица. В этом старом доме живут люди, и владельцу выгодно поддерживать его в хорошем состоянии. А наш бизнесмен купил у государства дом в 90-е годы 20 века. Купил только для того, чтобы довести его до аварийного состояния и поскорее снести.

В России 70 лет не было частной собственности. И все эти 70 лет, за исключением периода послевоенного патриотизма (когда заново отстроили все петербургские дворцы, а так же — Псков и Новгород), не воспитывали в детях уважительное отношение к памятникам, наследию, традициям. Пропади все старое пропадом! — рассуждали тогда. И пропало.

В конце 80-х гг. понятие частная собственность вернулось, но в 90-е цены на жилье так подскочили, что, покупая дом в центре города, на каждый доллар можно было заработать 399. Так чего же мы хотим? Чтобы дельцу, у которого нет никакого пиетета по отношению к культуре своей страны, были важны какие-то там деревянные перекрытия Манежа? Сносим к чертовой матери!.. «Деньги-деньги-дребеденьги, позабыв покой и лень, делай деньги, делай деньги, а остальное все дребебедень!» (песенка из культового фильма «Остров сокровищ») Хотя после принятия в 1993-м году закона о приватизации культурного наследия, формально всеми памятниками владеет государство. Ключевое слово — формально.


Методы властей

В 30е, 50е и 80е гг. 20 века власти использовали хитрый прием «оставления».

«Красные линии» — это границы, отделяющие территории кварталов и других элементов планировочной структуры от улиц, проездов и площадей
Памятник архитектуры «оставляли» за «красными линиями» улиц, а потом сносили, якобы из-за того что здание мешает развитию транспортных артерий города. На этом основании в 80-е чуть было не уничтожили Палаты Щербаковых на третьем кольце. В 30-е и 50-е гг. этот прием использовали для сноса церквей.

Сейчас памятники намеренно доводят до аварийного состояния. Они говорят: «Мы не может охранять пустой дом от бомжей!» В декабре 2008-го в стоявшем Бог знает сколько времени в лесах доме в Староконюшенном переулке рухнули перекрытия. Погибло два строителя. Они говорят: «Вот к чему приводит ваше желание спасти никому не нужную рухлядь!» И все, и нет больше этого дома, как и многих других…


У «них» и у «нас»

Во всем мире государство охраняет свои памятники. Во Франции законы по охране культурного наследия появились ещё во времена Наполеона. У нас — первый орган по охране памятников — Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры — открылось только в 1966−67 гг. Первый закон приняли в 1976-м. Правда, в конце 19 века существовала Императорская археологическая комиссия, но система охраны наследия так и не сложилось. Революция помешала. Закон 1976-го года впервые усовершенствовали только в 2003-м. Все это время наследие страны не было защищено юридически.


Как спасти

Под охраной государства находятся десятки тысяч памятников. Каждый год должна проводиться экспертиза на ценность памятников архитектуры. Любой человек может обратиться в Комитет по охране объектов историкo-культурного наследия с заявкой на выявление ценности того или иного здания как памятника. Раз в год в мэрию можно предоставить расширенную документацию по данному вопросу. Обычно документ возвращают. Нет, мол, времени на вашу ерунду. Но раз в пять лет все-таки рассматривают…


Следующий!..

В пяти минутах ходьбы от Садового кольца, за путями Курского вокзала расположен уникальный памятник промышленной архитектуры 19 века — Московский газовый завод, бывший завод Общества освещения Москвы текучим газом. Недавно там был пожар — плохой знак…

Много лет находятся в руинах дом архитектора Казакова в Златоустьинском переулке и палаты Левашовых в Староваганьковском. Пока продолжаются имущественные споры, пока идет поиск инвесторов, над гибнущими зданиями все ещё не установлены противоаварийные конструкции и временные кровли. Уникальные памятники могут повторить судьбу Шталмейстерского дома, доведенного до крайне аварийного состояния и разобранного по официальному согласованию органов охраны.

В эту зиму остался без кровли и многострадальный дом Веневитинова в Кривоколенном переулке.

Недавно Москомнаследие приостановило самовольный снос дома церковного причта в Армянском переулке, однако, для того, чтобы спасти покалеченный памятник, необходимы срочные противоаварийные работы.


В следующем материале мы расскажем о том, как в Москве реконструируют памятники.



Выражаем благодарность Виктору Ивановичу Шередеге за консультацию.
При подготовке текста использовались материалы с сайта «АЗХНАДЗОР».

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня