18+
суббота, 10 декабря
Общество

Что нужно, чтобы Россия перестала вымирать

400 тысяч россиян ежегодно могли бы оставаться в живых

  
96

Как известно, Россия медленно, но верно вымирает. Правда, к 2009 году рождаемость и смертность у нас практически сравнялись (в 2009 году рождаемость составила 1 млн. 760 тысяч человек, смертность — 1 млн 950 тысяч человек), но это ненадолго. Сейчас в фертильный возраст (период в жизни женщины, когда она способна к рождению) вступило многочисленное поколение, 1985−1989-х (1,2−1,3 млн девочек), а из жизни уходили малочисленные «дети войны». Через несколько лет соотношение изменится. Число потенциальных матерей вернется к уровню начала 1990-х (500−600 тысяч), а многочисленное послевоенное поколение, родившееся в конце 1940-х — начале 1950-х годов, начнет уходить из жизни.

Повышать рождаемость с помощью материнского капитала, как оптимистично рассчитывает президент Дмитрий Медведев, практически бесполезно. Такие меры приносят кратковременный эффект: женщины рожают запланированного ребенка в этот подходящий, как они считают, момент, но многодетными мамами так и не становятся. Достаточно взглянуть, как обстоит дело с рождаемостью в Германии, где государство стимулирует её огромным пакетом социальной помощи и налоговых льгот. Результат — в 2009 году рождаемость в Германии упала до рекордно низкой отметки: в стране родилось 651 тысяча детей, что является самым низким показателем за последние несколько десятилетий.

На деле, остановить вымирание России можно. У нас, как отметил один из экспертов, европейская рождаемость и африканская смертность. Если бы сегодня в стране умирало столько же, сколько в 1980-е годы (1,5 млн., а не 2 млн. человек в год), естественная убыль уже сегодня сменилась бы приростом.

Мы решили подсчитать, сколько смертей в России можно было бы предотвратить.

В странах ЕС меньше дураков и лучше дороги. Может, поэтому эффект от борьбы со смертностью, активно проводившейся в Евросоюзе с 1970-го по 2002 год, по-настоящему впечатляет. Смертность от отравления алкоголем «на проклятом Западе» за этот период снизилась в 2 раза, от болезней, связанных с курением, — в 1,6 раза, младенческая уменьшилась в 4,7 раза, материнская — в 6,4 раза, количество самоубийств — в 1,4 раза. Продолжительность жизни и у мужчин, и у женщин увеличилась более чем на 7 лет.

На этом фоне у нас всё хуже некуда. Смертность российских мужчин в трудоспособном возрасте в 10 раз превосходит показатели развитых стран, и в 5 раз — показатели стран развивающихся. Детская смертность в России в 2 раза выше, чем за рубежом, а разрыв в продолжительности жизни мужчин и женщин достигает 13 лет. Словом, ресурсов для борьбы со смертностью — хоть отбавляй.

Итак, начнем считать сограждан, которые умерли, но могли бы остаться живыми, будь на то политическая воля государства.

ДТП

Начнем с простого — с ДТП. В 2009 году на дорогах России погибли 26084 человек, еще 257034 наших сограждан получили ранения. Почти 30 тысяч покойников — это население районного центра в глубинке. Можно было предотвратить эти смерти? Все — точно нет, а вот значительную часть — наверняка.

Об этом говорит пример Америки. По данным Минтранса США, в 2009 году в ДТП погибло 33808 человек. Это почти на 10% меньше, чем за аналогичный период годом ранее, что явилось самым низким показателем с 1950 года. При этом нужно помнить, что население США в 2,2 раза превышает население России, а уровень автомобилизации там выше в 3 раза. Как объясняют сами американцы, столь обнадеживающие показатели связаны с возросшей сознательностью американских водителей, которые стали чаще пользоваться ремнями безопасности. Наконец, на снижении гибели в ДТП сказалось ужесточение законов по борьбе с пьянством за рулем.

Американцы добились снижения смертности в ДТП на 10%. Если же навести элементарный порядок на наших дорогах — заделать дыры в проезжей части, нанести разметку и разделить отбойниками полосы встречного движения — мы бы, уверен, сократили число погибших в ДТП минимум на 20%. Значит, можно сохранить жизни 6 тысячам человек, так (а также на десятки тысяч уменьшить число инвалидов)?

Пьянство

Лиха беда — начало. В десятки раз больше граждан гибнет в России от алкоголя. Пить как лошадь — это про русских. Сегодня наша страна является абсолютным лидером в мире по потреблению алкогольных напитков. На каждого её жителя, включая младенцев, в год приходится по 18 литров чистого алкоголя, а эксперты и вовсе называют цифру в 30 литров (это если приплюсовывать сюда суррогаты, типа пресловутых стеклоочистителей). Так бескомпромиссно, по-чёрному Россия никогда не пила. Достаточно сказать, что еще 100 лет назад в стране потребляли всего 3,4 литра на душу населения. Этот минимальный порог был зафиксирован в годы Первой мировой войны (тогда действовал сухой закон).

Стоит ли после этого удивляться, что в 2009 году службами Минздравсоцразвития зарегистрировано 3,3 млн. больных наркологическими расстройствами. Почти 83% из них страдают алкоголизмом и алкогольными психозами. Смерть собирает на этом поле обильную жатву. По заявлению первого зампреда Комитета ГД по охране здоровья Николай Герасименко, смертность от алкоголя достигает от 350 до 700 тысяч человек в год, а если приплюсовать сюда инфаркты и инсульты, спровоцированные алкоголем, то показатель вырастет ещё больше.

Не будем пока плюсовать. Посмотрим, сколько жизней можно реально сохранить борьбой с «зеленым змием», пусть непопулярной. Скажем, с помощью введения «сухого закона». В 1980-е, если помните, его ввёл последний генсек СССР Михаил Сергеевич Горбачев. Многое в этой борьбе было сделано по-русски, через известное место, но эффект присутствовал. Глава Минздравсоцразвития Татьяна Голикова, вооружившись статистикой, доказывает, что «эта кампания привела к серьезному сокращению смертности, особенно среди мужчин, и за пять лет сохранила около 1 млн. жизней».

Ага, 1 млн. жизней за пять лет. Значит, за год можно сохранить живыми 200 тысяч человек — как правило, трудоспособных мужиков 30−40 лет от роду. И не факт, что дело нужно доводить до ручки, то бишь до сухого закона. Достаточно для начала полностью исключить рекламу спиртного на ТВ и построить побольше спортплощадок во дворах наших многоэтажек. Может это сделать правительство РФ? Однозначно да, но почему-то не делает.

Самоубийства

В современной России немало граждан накладывают на себя руки из-за безысходности. В 2009 году точку в собственной жизни поставили 35 тысяч граждан — или 29 человек на 100 000 населения. Это вдвое больше, чем в среднем по миру — 14 человек. По числу самоубийц на Земле мы занимает третье место, пропуская вперед лишь многомиллиардные Китай (там регистрируют 350 тысяч самоубийц в год) и Индию (110 тысяч).

Причём, тягу россиян к суицидам нельзя списать на особенности менталитета — как, например, в Японии (24 самоубийцы на 100 000 населения). Скорее, это связано с политикой. Об этом говорит статистика по самоубийствам в СССР, рассекреченная только в 1989 году. Оказалось, царскую Россию можно отнести к странам с невысоким уровнем самоубийств, зато после Октябрьской революции и гражданской войны число суицидов резко возросло. Так, в 1926 году в Москве и Питере уровень самоубийств на 100 тысяч составлял 42 среди мужчин и 20 среди женщин (и это только по официальной статистике). Высокий уровень самоубийств был отмечен в 1937-м и в 1947-м. Затем последовал спад во время хрущевской «оттепели», с последующим ростом вплоть до 1984 года (39 человек на 100 тысяч). Во время перестройки уровень самоубийств резко упал (до 23 человек на 100 тыс.), но, начиная с 1988 года, вновь стал расти, и в 1994-м количество самоубийств возросло чуть ли не вдвое.

Возможно, более демократичное устройство общества, и более стабильная социально-экономическая обстановка сократили бы и число самоубийц у нас до средних показателей, например таких, как в США (11 человек на 100 000 населения) или Канаде (12 человек по 100 000). А это — еще 17 тысяч «сэкономленных» жизней.

Гибель на производстве

В России, как и в мире, полно опасных профессий. Но есть существенное отличие. В США, если человек погибает на производстве, его ближайшим родственникам положено шестикратное возмещение той зарплаты, которую погибший смог бы получить, продолжая работать вплоть до пенсии. Сегодня размер подобной компенсации составляет в среднем 3 млн. долларов. Похожая система действует в Португалии и Испании, где выплаты достигают 400 тысяч долларов, притом, что эти страны — одни из самых бедных в Евросоюзе.

В России рекордные выплаты семьям погибших в результате несчастного случая на производстве составили 1 млн. рублей — именно столько получили родственники жертв аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

Как видно из этого сравнения, жизнь в России стоит копейки. Поэтому наши работодатели предпочитают не тратить прибыль на «мелочи» вроде внедрения техники безопасности. Какому-нибудь домостроительному комбинату, скажем, дешевле нанять нового таджика взамен свалившегося с лесов, чем потратиться на монтажные пояса, каски, и обучение персонала правилам безопасности.

В результате такого подхода, по данным Роструда, в России ежегодно гибнет на производстве около 6 тысяч человек. Это — официальная статистика. Если человек, получив травму в цеху, не скончается прямо возле станка, а проживет несколько дней и умрет на больничной койке, в официальную отчётность он не попадёт. Поэтому реальные цифры надо искать не в отчетах Роструда, а в оценках независимых экспертов.

Например, Субрегиональное бюро Международной Организации Труда (МОТ) для стран Восточной Европы и Центральной Азии, ссылаясь на статистику правительства РФ, утверждает: в нашей стране 190 тысяч человек ежегодно погибают из-за работы в опасных условиях, из них 15 тысяч — в результате несчастных случаев.

А теперь считаем, сколько жизней удалось бы сохранить, если обязать работодателя страховать рабочих по полной программе и не гнобить непосильным трудом. По словам главного государственного санитарного врача России Геннадия Онищенко, «уровень смертности населения трудоспособного возраста от несчастных случаев, отравлений и травм, в том числе производственно обусловленных, в настоящее время почти в 2,5 раза превышает показания в развитых странах и в 1,5 раза в развивающихся». Из цифр, озвученных г-ном Онищенко, возьмем среднее — в 2 раза. Получается, 95 тысяч человек в год (190 тысяч погибших — данные МОТ) могли бы оставаться живыми. Немало, вам не кажется?

Пропавшие без вести

Россия — страна криминальная. Так повелось со времен Октябрьской революции. Благодаря репрессивной направленности нашей правоохранительной системы, 70% приговоров в суде заканчивается для осужденного реальным лишением свободы. В итоге в тюрьмах и зонах нашей необъятной Родины одномоментно сидит 1 млн. заключённых. Каждую минуту какого-то зэка сажают за решетку, а кто-то «откидывается» с зоны на свободу. Как утверждает адвокат Игорь Трунов, этот конвейер служит отличной питательной средой для профессиональной преступности. После тюремных университетов преступник выходит опытнее и злее, чем до отсидки.

В итоге, сейчас в России ежегодно совершается рекордное число убийств на долю населения. Большее убийств происходит только в Южно-Африканской республике. Об этом заявил бывший начальник российского бюро Интерпола Владимир Овчинский. Фактически, он опроверг официальную статистику Министерства внутренних дел и его главы Рашида Нургалиева.

Согласно озвученным данным МВД, количество зарегистрированных преступлений в нашей стране сокращается второй год подряд. Однако Овчинский обращает внимание на то, что «в 2008 году пропали без вести 50 тысяч человек», а «МВД последние три года засекретило подобную информацию». По мнению Овчинского, этих 50 тысяч человек нет в живых — они убиты. Просто «палочная» система учета преступлений, практикуемая МВД, направлена на искажение реальной статистики. Бывший глава российского бюро Интерпола считает, что количество убийств в России в 3 раза превышает аналогичную статистику в США и в 19−20 раз — показатели стран Евросоюза.

Это значит, из 50 тысяч пропавших без вести, будь у нас уровень преступности как в США, остались бы в живых минимум 35 тысяч. В случае же преступности, как в Евросоюзе, живыми остались бы практически все 50 тысяч.

Что для этого нужно? Реформа МВД, только не нынешняя, показушная, а реальная — с введением системы регистрации преступлений по западному образцу. Плюс пересмотр уголовной политики. Это — как минимум. А в целом, было бы неплохо пересмотреть правила игры, в которых силовики являются главной опорой власти, получая взамен право находиться вне рамок закона и общественного контроля. Хочет ли этого власть, вопрос риторический.

Калькуляция

А теперь подсчитаем, сколько жизней реально ежегодно сохранить в России. Нормальные дороги, борьба с пьянством, наведение порядка в системе страхования рабочих, декриминализация общества — это минимум 353 тысячи сохраненных жизней (если брать показатели по пропавшим без вести с учетом американского уровня преступности). И в этот список наверняка можно многое добавить. Например, 45−50 тысяч пациентов, которые ежегодно, по данным независимых экспертов, погибают в результате ошибочных действий медицинских работников (суммарно — это уже как минимум 398 тысяч человек). Или 40 тысяч россиян, которые умерли от смога жарким летом этого года — из-за того, что правительство свернуло ирригационные работы на торфяниках, некогда осушенных для реализации ленинского плана ГОЭРЛО.

В общем, вы сами видите: полмиллиона сохраненных жизней в год — это вполне реально для России. В этом случае, напомним, рождаемость у нас уверенно опережала бы смертность (к примеру, по итогам 2010 года тогда бы случился прирост населения +300 тысяч человек). Но для этого, увы, Россия должна стать совершенно другой

страной.


Рождаемость по странам

RUS:SVK:SVN:POL:MDA:LVA:HUN:GRC:DEU:GEO:EST:HRV:BLR:AUT:UKR

(можно мышкой нажимать на названия стран на диаграмме или по самой диаграмме — и будет выделяться нужная кривая)


Фото fotki.yandex.ru

Популярное в сети
Цитаты
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Новости сети
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня