18+
суббота, 3 декабря
Общество

Россия предлагает НАТО защищаться спиной к спине

Только вначале Москве придется долго переделывать образ врага в образ хотя бы союзника

  
14

Мир продолжает обсуждать сенсационное предложение президента России Дмитрия Медведева о создании совместной с НАТО системы противоракетной обороны (ПРО). Суть идеи, по словам дипломатов, в том, чтобы стороны в перспективе заполучили общий периметр обороны от удара любого противника из воздушного или космического пространства. Причем речь идет о создании так называемой секторальной ПРО. Значит, Россия станет защищать Европу с восточного направления. А та нас, соответственно — с запада.

Ясно, что это предложение носит компромиссный характер. Конечно, с военной точки зрения куда эффективней было бы создавать единую ПРО. С единым центром принятия решений и с единым пунктом управления системами огня. Ведь подлетное время атакующих ракет, откуда их не запусти, станет исчисляться минутами. Их в любом случае может не хватить, чтобы зафиксировать факт пуска, рассчитать траекторию полета ракет, определить район их падения, доложить об этом политическому руководству, а тому — еще и принять решение на отражение удара. А если секторов ПРО как минимум два — российский и натовский? Выходит, центров принятия решения тоже два. Они должны еще и как-то согласовать свои действия. Это может продолжаться долго. Слишком долго, чтобы всерьез говорить об эффективности такой системы совместной обороны.

Однако так же понятно и то, что сегодня о чем-то другом Москве и Брюсселю договориться не получится. Стороны по-прежнему подозрительно относятся друг к другу и не готовы делиться информационными и оружейными технологиями. Хотя, конечно, если секторальное ПРО — это лишь первый шаг, то у него может быть перспектива.

Между прочим, система ПРО — это то немногое, где мы впереди западных партнеров по переговорам. Попросту говоря, у нас национальная система противоракетной обороны действует уже несколько десятилетий, а европейцы о ней пока только мечтают. Чем сегодня Россия могла бы обеспечить свой сектор обороны?

Наша ПРО — двухэшелонная. Называется А-135, обеспечивает прикрытие Москвы и Центрального промышленного района. С 1978 по 1987 год над ее созданием одновременно трудилось до 100 тысяч военных строителей. Состоит из нескольких составляющих. Это система, собственно, противоракетной обороны, система предупреждения о ракетном нападении и система контроля космического пространства.

Основа этой махины — входящая в состав Космических войск 3-я отдельная армия ракетно-космической обороны особого назначения (штаб — в Солнечногорске Московской области). На вооружении — стрельбовые комплексы в виде шахтных перезаряжаемых пусковых установок противоракет 51Т6 и 53Т6. Часть из них установлена вдоль Московской кольцевой автодороги. Это оружие способно перехватывать баллистические ракеты противника и их головные части, летящие на высотах от 5 километров до ближнего космоса, идущих на скоростях до 6−7 километров в секунду. Стоит заметить, что на противоракетах 53Т6 установлены ядерные боеголовки. При подрыве их в космическом пространстве, по расчетам ученых, может мгновенно погибнуть до 10 процентов населения Москвы, электромагнитным импульсом будут выведены все энергосистемы региона, проводные линии связи и каналы боевого управления. Но все же это меньший поражающий эффект, который был бы при падении на столицу ядерной же боеголовки межконтинентальной баллистической ракеты противника.

Российский космический эшелон системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) по состоянию на октябрь нынешнего включал в себя три спутника типа «Космос». Правда, для ПРО европейского континента они практически бесполезны, ибо ведут наблюдение только за территорией США и обнаружить старт ракеты в других районах не способны.

Однако на этот случай наша система СПРН включает в себя еще и наземный эшелон, в виде радиолокационных станций в Оленегорске, Мишелевке, Балхаше (Казахстан), Печоре, Габале (Азербайджан), Барановичах (Белоруссия). В последние два года их дополнили РЛС нового типа «Воронеж-М» в Лехтуси и Армавире.

Третья составная часть системы СПРН — система контроля космического пространства. Возложенные на нее задачи выполняет дивизия, входящая в состав 3-й отдельной армии. За ближним космосом следят специализированные РЛС и оптико-электронный комплекс «Окно» в Нуреке (Таджикистан).

К выполнению задач противоракетной обороны могут быть привлечены системы ПВО С-400 «Триумф», два дивизиона которых недавно тоже установили в окрестностях Москвы. Наряду с самолетами и крылатыми ракетами они тоже способны поражать баллистические ракеты.

Ничего подобного в Европе нет и не скоро появится. Поэтому в начинающемся политическом торге мы не должны выглядеть бедными родственниками.

Вот только есть ли перспектива у нынешнего предложения президента Медведева? Об этом корреспондент «Свободной прессы» побеседовал с президентом Института стратегических оценок и анализа, профессором МГИМО Александром Коноваловым.

«СП»: — Александр Александрович, как вам идея Медведева, выдвинутая в Лиссабоне?

— Ну, положим, не такая уж она и медведевская, эта идея. Замысел создания единой системы противоракетной обороны существует уже много лет. У него нет единого автора. По крайней мере, НАТО давно предлагало нам обсудить эту проблему. Секторальное построение общей системы ПРО — вот единственное, что действительно нового сказал президент России. Только пока никто не понимает, что это такое. Можно только догадываться.

«СП»: — Ну, и вы — как, догадываетесь?

— Только в самых общих чертах.

«СП»: — Тогда поясните. Вероятно, мы должны будем прикрывать Европу от ракетного удара, предположим, из КНДР, Пакистана, Ирана. Или, скажем, Китая. В перечисленных странах есть ракеты большой дальности или они близки к их созданию. Угрозу оттуда хотя бы можно вообразить. А от кого европейцы станут защищать нас с западного направления? От самих себя? Дальше там — только Атлантический океан. Предположить, что так называемые страны-изгои сумеют в обозримом будущем создать не только собственные ракеты большой дальности, но и корабли для их доставки к берегам той же Португалии или Испании - это пока вряд ли серьезно.

— Почему вы говорите лишь о западном направлении? Есть и южное.

«СП»: — А там-то кто нас ждет с ракетами? Тунис, Алжир, Египет?

— Надо исходить из того, что северная Африка вообще довольно неопределенная территория в смысле глобальных угроз. Нельзя абсолютно исключать, что ракетное оружие когда-нибудь попадет в руки террористов. Еще есть теоретическая возможность одиночных несанкционированных пусков оружия любой национальной принадлежности. Хоть американского, хоть нашего. Допустим, с атомной подводной лодки, несущей боевое дежурство в Средиземном море или в Атлантическом океане. Поэтому надежной может быть только противоракетная оборона по всем азимутам. Правда, чтобы реально приступить к созданию того, что предложил Медведев, надо сначала отменить российскую военную доктрину. Между прочим, введенную в действие в феврале нынешнего года.

«СП»: — Зачем отменять военную доктрину?

— Потому что это глупый, пустой и абсолютно бесполезный документ. Там в качестве главной глобальной угрозы России названо расширение Североатлантического блока на восток. Как с таким основополагающим документом садиться с натовцами за стол переговоров и обсуждать единую ПРО? Давайте прежде официально признаем то, что, как мне кажется, готов признать Медведев: без западных денег и без западных технологий нам никогда не удастся решительно поднять уровень жизни в России. Тогда мы с НАТО должны быть союзниками, а не потенциальными противниками. Вот в этом направлении и надо двигаться.

«СП»: — Если завтра окажется, что мы с НАТО — союзники, у многих наших сограждан мозги могут съехать набекрень. Нас столько лет убеждали, что нет врага страшнее Североатлантического альянса, что доказать обратное теперь затруднительно.

— Конечно. И сегодня продолжают утверждать. Например, Миша Леонтьев по телевизору. Но мы обречены в будущем быть вместе с Западом, если хотим выжить. Кстати, поэтому на Лиссабонском саммите меня больше вдохновил вовсе не разговор о противоракетной обороне, а соглашение об обратном транзите грузов Североатлантического альянса из Афганистана через территорию России. Потому что это, во-первых, абсолютно реальный партнерский шаг с нашей стороны. Ведь в следующем году, вероятно, альянс примется выводить свои войска из Афганистана. А все имущество воюющей там сегодня многотысячной группировки войск по воздуху не вывезти. Без железнодорожного транспорта западным военным не обойтись. Подобный транзит можно организовать только через территорию России. Поэтому политически мы поступили совершенно верно, когда согласились тут пойти навстречу НАТО.

А второе — это сугубая экономика. На железнодорожном транзите грузов альянса через нашу страну мы может неплохо заработать. Потому что речь идет об отправке поездами десятков тысяч контейнеров ежемесячно. Провоз каждого контейнера принесет в российскую казну по 1800 долларов. Перемножайте, сумма будет довольно кругленькой.

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня